Гигиена в средние века мифы и реальность: Новое исследование напрочь опровергает миф о «немытом Средневековье»

Содержание

«Чумазое средневековье Мифы и легенды о гигиене» Екатерина Мишаненкова: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-123042-5

Очень неоднозначная книга. С одной стороны читается очень легко и быстро. С другой плохо структурирована и темы (которые вроде бы выстроены автором в определенном порядке) скачут по страницам без особого смысла и сдерживания. Безумное количество повторов информации и даже частей предложений. Это, как и странное расположение текста на страницах, больше похожее на колонку, огромный шрифт вставок из использованных дополнительных источников, наводят на мысль, что имело место умышленное растягивание работы на определенное количество страниц и частенько автору все же было попросту нечего сказать по теме. Слишком много рекламных отсылок к своим другим книгам с припиской, что сейчас об этом говорить не буду, уже писала в своих других работах, купите и узнайте.
Качество бумаги в книге плохое. Рыхлые, серо-желтые страницы, на которых иллюстрации выглядят маловыраженно и расплывчато.
Книгу вполне можно купить для библиотеки, но вряд ли ею стоит пользоваться в качестве научной основы для чего-либо. Например автор без тени иронии пишет, что сверяла портреты красавиц прошлого, в том числе портреты Анны Болейн… но проблема в том, что все прижизненные портреты были уничтожены по приказу Генриха, а то, что сейчас считается возможными изображениями королевы являются либо поздними копиями прошлых работ, либо картинами, написанными по памяти, либо не атрибутированными портретами, которые нельзя достоверно определить. Споры и дебаты ведутся до сих пор, и даже современная реконструкция с найденного черепа (который так же не доказал свою принадлежность Анне Болейн) не приближают современных историков, биографов и искусствоведов к пониманию истинного облика жены Генриха VIII. Так как же историк, реконструктор, автор книги может утверждать что сравнивала с чем-то или кем-то портрет, которого официально, доказано и аргументировано не существует, а есть только поздние перерисовки и портреты, заказанные Елизаветой I, которая во время правления вывела свою мать в героини истории?

Доверять автору или нет, решать каждому самостоятельно. Но в качестве книги, которая может пробудить интерес к теме средневековья, желанию дальнейших исследований «Чумазое средневековье» подойдет.

Гигиена людей в средние века. Гигиена в средние века! Мифы и Реальность

Разные эпохи ассоциируются с разными запахами. сайт публикует историю о личной гигиене в средневековой Европе.

Средневековая Европа, вполне заслуженно пахнет нечистотами и смрадом гниющих тел. Города отнюдь не походили на чистенькие павильоны Голливуда, в которых снимаются костюмированные постановки романов Дюма. Швейцарец Патрик Зюскинд, известный педантичным воспроизведением деталей быта описываемой им эпохи, ужасается зловонию европейских городов позднего средневековья.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы.

Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии.

Герцог Норфолк отказывался мыться якобы из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

Чистые здоровые зубы считались признаком низкого происхождения

В средневековой Европе чистые здоровые зубы считались признаком низкого происхождения. Знатные дамы гордились плохими зубами. Представители знати, которым от природы достались здоровые белые зубы, обычно стеснялись их и старались улыбаться пореже, чтобы не демонстрировать свой «позор».

В руководстве учтивости, изданном в конце XVIII века (Manuel de civilite, 1782) формально запрещается пользоваться водой для умывания, «ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре».



Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры. Русские послы при его дворе писали, что их величество «смердит аки дикий зверь».

Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто (распространенную теорию о том, что русское слово «смердеть» и происходит от французского «мерд» — «говно», пока, впрочем, признаем излишне спекулятивной).

Русские послы писали про Людовика XIV, что он «смердит аки дикий зверь»

Давно гуляет по анекдотам сохранившаяся записка, посланная имевшим репутацию прожженного донжуана королем Генрихом Наваррским своей возлюбленной, Габриэль де Эстре: «Не мойся, милая, я буду у тебя через три недели».

Наиболее типичная европейская городская улица была шириной в 7−8 метров (такова, например, ширина важной магистрали, которая ведет к собору Парижской Богоматери). Маленькие улицы и переулки были значительно уже — не более двух метров, а во многих старинных городах встречались улочки шириной и в метр. Одна из улиц старинного Брюсселя носила название «Улица одного человека», свидетельствующее о том, что два человека не могли там разойтись.



Ванная комната Людовика XVI. Крышка на ванной служила и для сохранения тепла, и одновременно столиком для занятий и еды. Франция, 1770

Моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века вообще не существовало.

Улицы мыл и чистил единственный существовавший в те времена дворник — дождь, который, несмотря на свою санитарную функцию, считался наказанием господним. Дожди вымывали из укромных мест всю грязь, и по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые иногда образовывали настоящие реки.

Если в сельской местности рыли выгребные ямы, то в городах люди испражнялись в узеньких переулках и во дворах.

Моющих средств в Европе до середины ХIХ века не существовало

Но и сами люди были ненамного чище городских улиц. «Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть», — утверждал медицинский трактат ХV века. В Средние века считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух. Вот почему высочайшим декретом были упразднены общественные бани. И если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму.

Все гигиенические мероприятия сводились только к легкому ополаскиванию рук и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни в коем случае нельзя, — писали медики в ХVI веке, — поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение». Что же касается дам, то они мылись 2 — 3 раза в год.

Большинство аристократов спасались от грязи с помощью надушенной тряпочки, которой они протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили между рубашкой и жилетом мешочки с ароматическими травами. Дамы пользовались только ароматической пудрой.

Средневековые «чистюли» часто меняли белье — считалось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от нее тело. Однако к смене белья относились выборочно. Чистая накрахмаленная рубашка на каждый день была привилегией состоятельных людей. Вот почему в моду вошли белые гофрированные воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их владельцев. Бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду — у них не было смены белья. Самая дешевая рубашка из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная корова.

Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. Люди справляли нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать.



В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Известна история, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию — у него от королевского амбре заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный. Но в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол просто потерял сознание от вони — кусты в парке служили всем придворным постоянным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.

Туалетная бумага появилась только в конце 1800-х годов, а до тех пор люди пользовались подручными средствами. Богатые могли позволить себе роскошь подтираться полосками ткани. Бедные же использовали старые тряпки, мох, листья.

Туалетная бумага появилась только в конце 1800-х годов

Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в тот, описанный выше, парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже традиции стояла… диарея. При соответствующем качестве средневековой пищи она была перманентной. Эта же причина прослеживается в моде тех лет (XII-XV вв.) на мужские штаны-панталоны состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.

Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля. Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели — чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались.

Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов.

В России в те же годы

Русский народ был на удивление чистоплотным. Даже самая бедная семья имела в своем дворе баню. В зависимости от того, как она топилась, парились в ней «по-белому» или «по-черному». Если дым из печи попадал через трубу наружу, то парились «по-белому». Если дым шел непосредственно в парную, то после проветривания стены окатывали водой, и это называлось париться «по-черному».



Был еще один оригинальный способ мыться — в русской печи. После приготовления еды стелили внутрь солому, и человек осторожно, чтобы не испачкаться в саже, залезал в печь. На стены плескали воду или квас.

Баня испокон века топилась по субботам и перед большими праздниками. В первую очередь мыться шли мужчины с ребятами и обязательно натощак.

Глава семейства готовил березовый веник, замачивая его в горячей воде, прыскал на него квасом, крутил над горячими камнями, пока от веника не начинал исходить душистый пар, а листья становились мягкими, но к телу не липли. И только после этого начинали мыться и париться.

Один из способов мыться в России — русская печь

Общественные бани строились в городах. Первые из них возводились по указу царя Алексея Михайловича. Это были обычные одноэтажные постройки на берегу реки, состоящие из трех помещений: раздевальни, мыльни и парной.

Мылись в таких банях все вместе: и мужчины, и женщины, и дети, вызывая изумление иностранцев, специально приезжавших поглазеть на невиданное в Европе зрелище. «Не только мужчины, но и девицы, женщины по 30, 50 и более человек, бегают без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог, и не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще и подсмеиваются им своею нескромностью», — писал один такой турист. Не менее удивляло приезжих, как мужчины и женщины, донельзя распаренные, выбегали голышом из очень жаркой бани и бросались в холодную воду реки.

Власти сквозь пальцы смотрели на такой народный обычай, хотя и с большим недовольством. Совсем не случайно в 1743 году появился указ, по которому в торговых банях запрещалось мужскому и женскому полу париться вместе. Но, как вспоминали современники, такой запрет оставался в большинстве своем на бумаге. Окончательное разделение произошло, когда стали строить бани, в которых предусматривались мужское и женское отделения.



Постепенно люди с коммерческой жилкой поняли, что бани могут стать источником неплохого дохода, и стали вкладывать в это дело деньги. Так, в Москве появились Сандуновские бани (их построила актриса Сандунова), Центральные бани (принадлежавшие купцу Хлудову) и целый ряд других, менее знаменитых. В Санкт-Петербурге народ любил бывать в Бочковских банях, Лештоковых. Но самые роскошные бани находились в Царском Селе.

От столиц стремилась не отстать и провинция. Почти в каждом из мало-мальски крупных городов были свои «Сандуны».

Яна Королева

Информация о повально немытой Европе в Средние века, зловонных улицах, грязных телах, блохах и прочих «прелестях» подобного рода пришла большей частью из XIX столетия. И с ней соглашались и отдавали должное многие ученые той эпохи, хотя сам материал едва ли был изучен. Как правило, все выводы основывались на периоде Нового времени, когда чистота тела действительно была не в почете. Умозрительные конструкции без документальной базы и археологических данных привели многих в заблуждение о жизни и гигиене в Средние века. Но, несмотря ни на что, тысячелетняя история Европы со своими взлетами и падениями смогла сохранить для потомков огромное эстетическое и культурное наследие.

Мифы и реальность

Гигиена в Средние века, как и быт, несправедливо подверглась жесткому нареканию, но собранного материала этого периода вполне достаточно, чтобы опровергнуть все обвинения и отделить правду от вымысла.

Надуманные гуманистами эпохи Возрождения, далее дополненные и распространенные мастерами пера Нового времени (XVII-XIX века) мифы о культурной деградации средневековой Европы были призваны сформировать определенный выгодный фон для будущих свершений. В большей степени эти мифы строились на выдумках и искажениях, а также на выводах опустошительного кризиса XIV столетия. Голод и неурожай, социальная напряженность, вспышки болезней, агрессивные и упаднические настроения в обществе…

Эпидемии, скосившие население областей вдвое и больше, окончательно дестабилизировали гигиену в средневековой Европе и обернули ее расцветом религиозного фанатизма, антисанитарии и закрытых городских купален. Оценка целой эпохи по наихудшему периоду быстро распространялась и стала самой очевидной исторической несправедливостью.

Мылись или не мылись?

Каждая эпоха в истории человечества в той или иной степени отличалась своими понятиями и критериями чистоты физического тела. Гигиена в Европе в Средние века, вопреки сложившемуся стереотипу, не была столь ужасающей, как ее любят преподносить. Конечно, о современных стандартах речи быть не могло, но люди регулярно (раз в неделю), так или иначе, мылись. А ежедневный душ заменяла процедура обтирания влажной тканью.

Если обратить внимание на художественные произведения, книжные миниатюры и символику городов того времени, то банно-мытейные традиции Древнего Рима благополучно наследовались европейцами, что особенно было характерно для раннего средневековья. В ходе раскопок усадеб и монастырей археологи обнаруживали специальные емкости для умывания и общественные купальни. Для домашнего омовения тела роль ванны играла огромная деревянная кадка, которая в случае необходимости переносилась в нужное место, обычно в спальню. Французский историк отмечает также, что частные и общественные бани с купальнями, парилками и бассейнами являлись обычным делом для горожан. При этом данные заведения были рассчитаны на все классы.

Мыло Европы

Применение мыла получило повсеместное распространение именно в Средние века, гигиена которых так часто порицается. В IX веке из-под рук итальянских алхимиков, которые практиковались изготовлением очищающих составов, вышел первый аналог моющего средства. Затем началось массовое производство.

Развитие мыловарения в государствах Европы основывалось на наличии естественной сырьевой базы. Марсельская мыловаренная промышленность имела в своем распоряжении соду и оливковое масло, которое получали через простое прессование плодов масличных деревьев. Масло, получаемое после третьей прессовки, применялось для производства мыла. Мыльный продукт из Марселя стал значимым товаром торговли уже к X веку, но позднее он уступил пальму первенства венецианскому мылу. Помимо Франции мыловарение в Европе успешно развивалось в государствах Италии, Испании, в районах Греции и на Кипре, где культивировались оливковые деревья. В Германии мыловарни были основаны лишь к XIV столетию.

В XIII веке во Франции и Англии производство мыла стало занимать вполне серьезную нишу в экономике. А к XV веку в Италии начался выпуск твердого кускового мыла промышленным способом.

Гигиена женщин в средние века

Часто сторонники «грязной Европы» вспоминают Изабеллу Кастильскую, принцессу, которая дала слово не мыться и не менять белье, доколе не будет одержана победа. Это действительно так, она верно блюла свой обет три года. Но следует обратить внимание, что этот поступок получил большой резонанс в тогдашнем обществе. Было поднято много шума, и в честь принцессы даже был выведен новый цвет, что уже говорит о том, что подобное явление не являлось нормой.

Благовонные масла, ткани для обтирания тела, гребни для волос, лопаточки для чистки ушей и маленькие щипчики являлись ежедневными помощниками в гигиене женщин средневековой Европы. Последний атрибут особенно ярко упоминается в книгах того периода как незаменимый участник дамского туалета. В живописи красивые женские тела изображались без лишней растительности, что дает понимание, что эпиляцию проводили и в интимных зонах. Также трактат итальянского врача Тротулы Сарленской, датированный XI веком, содержит рецепт от нежелательных волосков на теле с использованием мышьяковой руды, муравьиных яиц и уксуса.

Упоминая женскую гигиену в Европе в нельзя не коснуться столь деликатной темы «особых женских дней». На самом деле об этом мало что известно, но некоторые находки позволяют делать определенные выводы. Тротула упоминает о процедуре внутреннего очищения женщины с применением хлопка, обычно перед половым сношением с мужем. Но сомнительно, что такой материал мог быть использован в виде тампона. Некоторые исследователи предполагают, что для прокладок вполне могли употреблять мох сфагнум, который широко применялся в медицине как антисептик и для остановки кровотечения при боевых ранениях.

Быт и насекомые

В средневековой Европе быт и гигиена хотя и не были столь критичны, но все же во многом оставляли желать лучшего. Большинство домов имели толстую соломенную кровлю, которая была самым благоприятным местом для обитания и размножения всякой живности, особенно мышей и насекомых. Во время непогоды и холодных сезонов они забирались на внутреннюю поверхность и своим присутствием достаточно усложняли быт жильцам. Не лучше дела обстояли и с половым покрытием. В зажиточных домах пол устилался сланцевыми листами, которые в зимнее время становились скользкими, и чтобы было легче двигаться, его присыпали толченой соломой. В течение зимнего периода истертую и грязную солому не раз перекрывали свежей, создавая идеальные условия для развития болезнетворных бактерий.

Насекомые стали настоящей бедой этой эпохи. В ковровых покрытиях, кроватных балдахинах, матрасах и одеялах и даже на одежде жили целые полчища клопов и блох, которые помимо всех неудобств несли и серьезную угрозу здоровью.

Стоит отметить, что в раннем Средневековье большинство зданий не располагало отдельными комнатами. Одно помещение могло иметь сразу несколько функций: кухня, столовая, спальня и прачечная. При этом мебели почти не было. Немного позднее зажиточные горожане принялись отделять опочивальню от кухни и столовой.

Туалетная тема

Принято считать, что понятие «отхожее место» напрочь отсутствовало в средневековом времени, и «дела» делались там, где придется. Но это совсем не так. Туалеты обнаружены практически во всех каменных замках и монастырях и представляли собой небольшую пристройку на стене, которая нависала надо рвом, куда и стекали нечистоты. Данный архитектурный элемент назывался гардеробом.

Городские туалеты устраивались по принципу деревенской уборной. Выгребные ямы регулярно чистились ассенизаторами, которые по ночам вывозили из города продукты жизнедеятельности людей. Безусловно, ремесло было не совсем престижным, но очень необходимым и востребованным в больших городах Европы. Люди этой специфичной профессии имели свои гильдии и представительства, как и прочие ремесленники. В некоторых областях ассенизаторы именовались не иначе как «ночные мастера».

Начиная с XIII века в туалетную комнату приходят изменения: окна стеклят во избежание сквозняков, устанавливают двойные двери, дабы предотвратить проникновение запаха в жилые помещения. Примерно в этот же период стали проводить первые конструкции для смыва.

Туалетная тема хорошо раскрывает, как далеки от реалии мифы о гигиене в средневековой Европе. И нет ни одного источника и археологического свидетельства, доказывающего отсутствие уборных мест.

Водопроводы и системы канализации

Ошибочно предполагать, что отношение к мусору и нечистотам в Средневековье было более лояльным, нежели сейчас. Сам факт существования выгребных мест в городах и замках говорит об обратном. Другой разговор, что городские службы не всегда справлялись с поддержанием порядка и чистоты, в силу экономических и технических причин того времени.

С увеличением численности городского населения, приблизительно с XI века, проблема обеспечения питьевой водой и выведение нечистот за городские стены приобретает первостепенную важность. Зачастую продукты жизнедеятельности человека сбрасывались в ближайшие реки и водоемы. Это приводило к тому, что воду из них невозможно было пить. Неоднократно практиковались разные методы очистки, но питьевая вода продолжала быть дорогим удовольствием. Вопрос был отчасти решен, когда в Италии, а в дальнейшем и в ряде других стран, начали применять насосы, действующие на ветряных двигателях.

В конце XII века в Париже был возведен один из первых самотечных водопроводов, а к 1370 году началась эксплуатация подземной канализации в районе Монмартра. Археологические находки самотечных свинцовых, деревянных и керамических водопроводов и канализации были обнаружены в городах Германии, Англии, Италии, Скандинавии и других государствах.

Санитарные службы

На страже здоровья и гигиены в средневековой Европе постоянно стояли определенные ремесла, своего рода санитарные службы, которые вносили собственную лепту в чистоту общества.

Сохранившиеся источники сообщают, что в 1291 году только в Париже было зафиксировано более 500 цирюльней, без учета уличных мастеров, занимающихся практикой на рынках и прочих местах. Лавка цирюльника имела характерную вывеску: обычно над входом подвешивали медный или оловянный таз, ножницы и расческу. Перечень рабочих инструментов состоял из бритвенного тазика, пинцета для удаления волос, гребня, ножниц, губок и повязок, а также склянок «ароматной воды». Мастер всегда должен был иметь в наличии горячую воду, поэтому внутри помещения устанавливалась небольшая печь.

В отличие от других ремесленников прачки не имели собственного цеха и в основном оставались одиночками. Состоятельные горожане временами нанимали профессиональную стиральщицу, которой отдавали свое грязное белье и в заранее обговоренные дни получали уже чистое. Своими прачками обзаводились гостиницы, и тюрьмы для особ благородного происхождения. Богатые дома тоже имели на постоянном окладе штат прислуги, занимавшейся исключительно стиркой. Остальной люд, не имевший возможность оплатить профессиональную прачку, вынужден был сам стирать свою одежду на ближайшей реке.

Общественные купальни существовали в большинстве городов и были настолько естественными, что возводились едва ли не в каждом средневековом квартале. В свидетельствах современников работа бань и банщиков отмечается довольно часто. Имеют место также юридические документы, где подробно отражена их деятельность и правила посещения подобных заведений. В документах («Саксонское зерцало» и другие) отдельно упоминаются воровство и убийство в общественных мыльнях, что только больше удостоверяет об их широком распространении.

Медицина в Средние века

В средневековой Европе существенная роль в медицине принадлежала церкви. В VI веке при монастырях начинают функционировать первые лечебницы для помощи немощным и калекам, где в роли докторов выступали сами монахи. Но медицинская подготовка Божьих слуг была настолько малой, что не хватало элементарных знаний физиологии человека. Поэтому вполне ожидаемо, что в их лечении акцент делался, прежде всего, на ограничении в пище, на лекарственных травах и молитвах. Они были практически бессильны в области хирургии и инфекционных заболеваний.

В X-XI веках вполне развитой отраслью в городах становится практическая медицина, которой занимались в основном банщики и цирюльники. В перечень их обязанностей, помимо основных, входило: кровопускание, вправление костей, ампутации конечностей и ряд других процедур. К концу XV века из цирюльников стали учреждаться цеха практикующих врачей-хирургов.

«Черная смерть» первой половины XIV века, завезенная с Востока через Италию, по некоторым данным, унесла около трети жителей Европы. И медицина с ее сомнительными теориями и набором религиозных предрассудков заведомо проигрывала в этой борьбе и была абсолютно бессильна. Распознавать болезнь на ранней стадии лекари не могли, что приводило к значительному увеличению числа зараженных и опустошало города.

Таким образом, медицина и гигиена в Средние века не могли похвастаться большими изменениями, продолжая основываться на трудах Галена и Гиппократа, предварительно хорошо отредактированных церковью.

Исторические факты

  • В начале 1300-х годов бюджет Парижа регулярно пополнялся налогом от 29 бань, работавших ежедневно, кроме воскресенья.
  • Большой вклад в развитие гигиены в Средние века привнес выдающийся ученый, врач X-XI веков Абу-Али Сина, более известный как Авиценна. Его основные работы были посвящены вопросам быта людей, одежде и питанию. Авиценна первый предположил, что массовое распространение недугов происходит посредством зараженной питьевой воды и почвы.
  • обладал редкостным предметом роскоши — серебряной ванной, сопровождавшей его по полям сражений и в путешествиях. После поражения под Грансоном (1476) она была обнаружена в герцогском лагере.
  • Опорожнение ночных горшков из окна прямо на головы прохожим являлось ни чем иным, как своеобразной реакцией жильцов дома на несмолкающий шум под окнами, нарушающий их покой. В иных случаях такие действия вели к неприятностям от городских властей и налаганию штрафа.
  • Отношение к гигиене в средневековой Европе можно проследить и по количеству общественных городских туалетов. В городе дождей, Лондоне, насчитывалось 13 уборных мест, и пару из них разместили прямо на лондонском мосту, соединявшем две половины города.

Гигиенические процедуры, возведенные в культ в античные времена, с распространением в Европе были признаны вредным излишеством. Уход за телом считался грехом, а ванны – губительными для здоровья, поскольку расширяли и очищали поры кожи, что по существовавшим тогда представлениям неминуемо привело бы к тяжелой болезни и даже смерти. Христианские проповедники призывали паству не , ибо духовное очищение приоритетно перед омовением тела, которое отвлекает от мыслей о Боге, а кроме того, так можно было смыть с себя благодать, полученную на . В результате люди могли не знать воды вовсе или не мыться годами, и можно представить себе, запах от них исходил.

Коронованные особы и придворные, простые горожане и сельские жители – никто не заботился о личной гигиене и чистоте тела. Максимум, что они могли себе позволить, – это слегка ополоснуть рот и руки. Королева Испании Изабелла Кастильская гордилась тем, что мылась дважды за : и в день свадьбы. Французского монарха Людовика XIV необходимость мытья просто приводила в ужас, поэтому он также принимал ванну лишь два раза в жизни и исключительно в лечебных целях.

Аристократы все же пытались избавиться от грязи с помощью надушенной тряпочки, а от запахов осыпали лицо и тело ароматической пудрой и носили при себе мешочки с травами, а также обильно поливались духами. Кроме того, состоятельные люди часто меняли белье, которое, как считалось, впитывает грязь и очищает тело. Бедняки же носили грязную одежду, поскольку, как правило, имели лишь один ее комплект и могли постирать, разве что попав под дождь.

Немытые тела привлекали множество насекомых. Однако в средние века вши и блохи были в почете, считались признаками святости и назывались «божественными жемчужинами». В то же время они доставляли массу беспокойств, поэтому были изобретены разного рода блохоловки. Также эту функцию выполняли собачки, горностаи и прочие животные, которых можно увидеть на руках у дам, изображенных на полотнах художников той эпохи.

С волосами дело обстояло печально: если они не выпали в результате широко распространенного в те времена сифилиса, то их, разумеется, не мыли, а щедро посыпали мукой и пудрой. Поэтому в пору моды на грандиозные прически головы придворных дам густо населяли не только вши и блохи, но и тараканы, а иногда находили и мышиные гнезда.

О гигиене полости рта в средние века не было и представления, поэтому к 30 у среднестатистического европейца количество зубов не превышало 6-7 либо не было вообще, а оставшиеся были поражены различными заболеваниями и медленно, но верно гнили.

Естественные потребности в средневековой Европе отправлялись где придется: на парадной лестнице замка, бального зала, с подоконника открытого окна, на балконе, в парке, словом, везде, где застигнет нужда. Позже на стенах домов и замков появились пристройки, которые выполняли функцию туалета, однако их конструкция была такова, что испражнения стекали на улицы и тротуары. В сельской местности для этой цели существовали выгребные ямы.

Когда в обиход вошли ночные горшки, их содержимое стали выливать из окна, при этом закон предписывал трижды предупреждать об этом проходящих мимо людей, но нередко случались казусы, и прохожие получали «неприятности» непосредственно на голову. При наличии камина именно он поглощал отходы жизнедеятельности обитателей дома.

Учитывая подход к гигиене, существовавший в средние века, не стоит и удивляться, что к зрелому возрасту (30-40 лет) европейцы выглядели дряхлыми стариками и старухами с грубой, морщинистой и пораженной гнойниками кожей, редкими седыми волосами и практически беззубой челюстью.

Статьи о женском организме.

Очень интересная статья.

Отрывок о менструальной гигиене. А тем еще много чего познавательного.

«Вульва не идеальна для менструирования, доказательством чего является тот факт, что за свою многовековую историю человечество так и не придумало для женщин безупречного гигиенического варианта.

Рассмотрим вкратце историю менструальной гигиены. На протяжении веков существовали самые различные варианты гигиены. Один из древнейших способов – секлюзия (т. е. изоляция) менструирующих женщин от общества. Это было весьма распространено в Полинезии и у африканских племен. В каждом поселении была специальная хижина для менструирующих, в которой должны были находиться женщины во время менструации. Зачем это делалось? Вкратце суть сводится к тому, чтобы изолировать менструирующих женщин с целью обеспечения наибольшей их безопасности. Однако была ли эта цель единственной? Вот цитата из одного историка: «…так как одежда женщин того времени не вполне скрывала их состояние, то такая женщина сделалась бы предметом насмешек для других, если бы на ней заметили хоть малейший след ее болезни, она потеряла бы расположение своего мужа или любовника. Таким образом, мы видим, что естественная стыдливость имеет своим основанием исключительно сознание своего недостатка и опасение перестать нравиться». Итак, отсутствие элементарных гигиенических средств в давние времена вынуждало женщину к изоляции в период менструации. Появление же средств менструальной гигиены сделало секлюзию необязательной, но возникла необходимость развития гигиенических средств, главной задачей которых было как обеспечить впитывание выделений, так и скрыть от окружающих состояние женщины.

В Древнем Египте использовался папирус, из которого богатые египтянки делали тампоны. Папирус был очень дорогим, поэтому простые египтянки использовали полотно, которое стиралось после использования. В Византии также использовались тампоны из папируса или подобного материала. Такие тампоны вряд ли были удобными, т. к. папирус весьма жесток.

В Древнем Риме использовалась материя для прокладок, а иногда – тампоны из шариков шерсти. Есть сведения об использовании тампонов в Древней Греции и Иудее. Но, видимо, наиболее распространенным средством гигиены в древние времена были многоразовые прокладки из того или иного материала типа холста, ткани, шелка, фетра и т. п.

В средневековой Японии, Китае, Индии женская гигиена была поставлена весьма высоко, на много порядков лучше, чем в Европе. Именно в Азии впервые появились одноразовые прокладки. Азиатки использовали одноразовые бумажные салфетки, сложенные конвертом. Такой конверт удерживался платком, закрепленным на поясе. Позже в Японии стали делать менструальные пояса (если автор не ошибается, они называются «Вами»), представлявшие собой пояс с пропущенной между ногами полосой. Между полосой и вульвой укладывалась салфетка: пояс был многоразовым, салфетка – одноразовой. Внешне такой пояс несколько напоминал перевернутую корзинку. Каждая интеллигентная японка должна была уметь делать себе такой пояс.

В Полинезии использовали специально подготовленную кору растений, траву, иногда шкуры животных и морские губки. Примерно так же, видимо, поступали и индианки Северной Америки.

В Европе в средние века женская гигиена была на самом низком уровне. Простолюдинки, например, пользовались просто полами рубашек или нижних юбок, заправлявшихся между ног. В России в XVII-XVIII веках иногда использовались т.н. «срамные порты», т. е. нечто наподобие обтягивающих панталон или длинных трусов (обычных трусов тогда не носили) из толстого материала – менструальные выделения поглощались непосредственно портами, которые находились под обширными юбками.

Надо заметить, что в средние века менструация была для европейских женщин редким «гостем». Начинались менструации тогда в возрасте 16-18 лет, прекращались в возрасте около 40-45 лет. Т. к. средства контрацепции отсутствовали, многие женщины почти постоянно находились в состоянии беременности или лактации (в процессе кормления молоком менструации обычно отсутствуют). Таким образом, многие женщины за всю жизнь могли иметь всего 10 — 20 менструаций, т. е. столько, сколько современная женщина в среднем имеет за год-два. Ясно, что вопросы менструальной гигиены тогда не стояли перед европейской женщиной так остро, как теперь. Однако к концу XIX — началу XX века проблема менструальной гигиены перед американками и европейками уже стояла чрезвычайно остро.

В Америке и Европе конца XIX — начала XX века пользовались многоразовыми самодельными прокладками из фетра или холста, которые после использования складывались в пакет, затем стирались и использовались многократно. Некоторые перенимали китайский метод, используя бумажные конверты. В случаях, когда нести с собой использованную прокладку было невозможно или сохранение прокладки представлялось нецелесообразным, женщины сжигали ее в камине. Обычай сжигать прокладки в камине возник отнюдь не случайно. Дело в том, что унитаз широко распространился лишь в конце XIX века (хотя появился двумя веками раньше). До появления унитаза в Англии (да и во многих европейских странах) женщины писали в горшки, закрываясь при этом в спальне или другом помещении; после уринации или дефекации горшки выносились прислугой или самой женщиной. Поэтому смена средств менструальной гигиены выполнялась также в комнатах, т. к. специальных туалетных помещений тогда попросту не было. Заметим, что в те времена почти любое жилое помещение оборудовалось камином. Поэтому было проще сжечь прокладку в камине, нежели выносить ее в помойку. Особенно это актуально было, когда женщина путешествовала — в этом случае, видимо, проще было пожертвовать многоразовой прокладкой, нежели таскать ее с собой в течение долгого времени. Для этой цели и использовался камин. В конце XIX века в Англии существовали даже специальные переносные тигли для сжигания прокладок — на те случаи, когда камина под рукой не было!

Привычка заворачивать использованные прокладки в бумагу или газету и выбрасывать их в мусорное ведро сформировалась только в 70-е гг. XX века с широким распространением одноразовых прокладок — до этого, как видим, использовалось либо сохранение прокладок для последующей стирки, либо их сжигание или выбрасывание. Тем не менее многоразовые прокладки были неудобными для женщин не только из-за неприятной стирки (что для богатых делали служанки), но и из-за необходимости собирать использованные прокладки во время менструации.

Для дополнительной защиты использовались передники, одеваемые на манер нижнего белья, т. е. они дополнительно защищали верхнюю юбку от загрязнения. Довольно долго в 10-х — 30-х гг. XX века (или еще дольше) в Америке (возможно и в Европе) использовались менструальные трусы, называвшиеся briefs или bloomers (происхождение названий неясно, на русский не переводятся). Тампоны, как и одноразовые прокладки, в Америке, Европе и Азии того времени были фактически неизвестны.

Значительные изменения произошли в период первой мировой войны. Тогда французские сестры милосердия в военных госпиталях заметили, что разработанный американской фирмой «Кимберли Кларк» материал целлюкоттон (что-то наподобие хлопковой ваты, сделанной из целлюлозы), широко поставлявшийся в Европу в военных целях, отлично впитывает менструальные выделения и стали этим пользоваться, фактически создав в Европе первые самодельные, но уже одноразовые прокладки.

Это открытие оказало значительное влияние на дальнейший ход развития менструальной гигиены, надоумив компанию «Кимберли Кларк» на выпуск прокладок из этого материала. Первые одноразовые прокладки, названные «Целлюнап» (Cellunap) были выпущены в 1920 году, однако их сбыт в Америке оказался крайне проблематичным. В принципе, женщины с энтузиазмом отнеслись к идее одноразовых прокладок (это показал тщательный и очень сложный по тем временам социологический опрос), однако было очевидно, что женщины очень стесняются менструаций. Реклама или выставление прокладок напоказ было тогда немыслимым, женщины смущались даже покупать прокладки, которые тогда продавались только в аптеках; нередко матери посылали за прокладками маленьких дочерей-несмышленышей. При покупке женщины очень стеснялись даже произносить название продукта, используя лишь последний слог, т. е. «нап». Нап (nap) – по английски значит «салфетка», и этот термин достаточно широко укоренился – в течение многих лет для обозначения прокладок использовалось слово nap т. е. салфетка, хотя прокладки салфетками, естественно, не были. Вскоре Целлюнапы переименовали в Котексы (Kotex), но по прежнему продавали в упаковках без надписей и рисунков.

Тем не менее социологические опросы подтвердили, что только смущение при покупке мешает широкому распространению новых продуктов – женщинам очень не нравились многоразовые фетровые прокладки, но они стеснялись просить в аптеке «гигиенические салфетки». Времена были очень пуританские, особенно в Америке.

Тогда фирмы-производители (такие как Kotex, Fax и другие) развернули широкую кампанию по весьма аккуратной, но настойчивой и продуманной рекламе гигиенических средств, важнейшим звеном которой были книги для девочек, где рассказывалось о половом созревании, менструациях и «ненавязчиво» проводилась мысль о необходимости пользоваться продуктами той или иной фирмы (самая известная такая книга – «12-й день рождения Марджори Мэй», вызвавшая взрыв возмущения у старомодных моралистов). Компанией Диснея для девочек был сделан просветительский мультфильм о менструации. Реклама прокладок появилась на страницах женских журналов.

Эта политика привела к достаточно быстрому успеху, к 1940 году доля фетровых многоразовых прокладок уменьшилась до 20%, а после войны, к концу 40-х гг. – до 1%, после чего многоразовые прокладки ушли в прошлое. Тем не менее только сексуальная революция 60-х гг. окончательно сняла многие табу, в том числе и табу на телевизионную и уличную рекламу средств женской гигиены.

Что же представляли из себя первые промышленные прокладки наподобие Котекса? Для ношения «салфеток» использовались менструальные пояса (belt). Евроамериканские пояса отличались от японских, напоминавших по форме перевернутую корзинку – они представляли собой достаточно тонкий горизонтальный пояс из эластика, носившийся на талии, от которого вниз спереди и сзади спускались две лямки, заканчивавшиеся металлическими зажимами (наподобие зажимов для занавесок). К этим зажимам крепилась прокладка, пропускавшаяся между ногами. Конструкции поясов несколько отличались, но имели одинаковую принципиальную схему. Сами прокладки были весьма длинными и толстыми, как правило прямоугольной формы, и прикрывали всю промежность. Поглотительная способность прокладок была достаточно низкой, поэтому иногда к поясу крепили сразу две прокладки. Смена прокладки была делом весьма непростым, после уринации женщины, скорее всего, всегда устанавливали новую прокладку. Это приводило к тому, что женщины предпочитали терпеть как можно дольше, прежде чем пойти в туалет, что вредно отражалось на здоровье. Если учесть, что тогда носили чулки, также крепившиеся к пояску, то можно себе представать, сколько времени и усилий занимал тогда процесс уринации менструирующей женщины.

Прокладки были разными, и мнения женщин о них весьма различаются, так что обобщенный вывод сделать непросто. Судя по всему, эти прокладки были мягкими и не натирали вульву. С другой стороны, их трудно было установить в нужном положении, они часто сбивались и протекали, даже несмотря на то, что внизу были несколько утолщены. Поэтому женщины носили специальные плотные трусы, иногда с водонепроницаемым слоем в промежности, что уменьшало протечки, но вызывало усиленное потение вульвы. На некоторых трусах были специальные приспособления для дополнительного крепления прокладки. Если менструирующая женщина собиралась танцевать или одевать дорогую красивую одежду, то для дополнительной защиты одевали и еще нечто наподобие кушака. Такие прокладки приходилось менять несколько раз в день.

Тем не менее для Европы и Америки это был огромный шаг вперед – от многоразовых к одноразовым гигиеническим продуктам. Подобные пояса были достаточно широко распространены вплоть до конца 60-х гг., однако позднее постепенно сошли на нет с появлением прокладок с липким (adhesive) слоем, которые имели иной принцип ношения.

Первые промышленные тампоны появились в Америке в конце 1920-х гг. (Fax, Fibs, Wix). Они не имели аппликаторов, иногда даже вытяжных шнуров. Первый тампон с аппликатором (знаменитый Tampax) появился в Америке в 1936 году и стал постепенно распространяться. Распространению тампонов очень поспособствовал знаменитый доклад Дикинсона «Тампоны как средство менструальной защиты», опубликованный в 1945 году в журнале Американской медицинской ассоциации. Этот доклад в определенной мере помог преодолению недоверия женщин к самой идее тампона. Тем не менее в 20-х — 50-х гг. тампоны для американок и европеек еще были «экзотикой», а широкое распространение тампоны получили, видимо, только в 70-е гг.

Одноразовые прокладки нынешней концепции появились примерно в конце 60-х гг. – более тонкие, не требовавшие поясов для ношения, а размещавшиеся в трусиках или чулках. Отметим однако, что самые первые подобные одноразовые прокладки Johnson & Johnson появились еще в 1890 (!) году, Curads в 1920, но они тогда совершенно не прижились, т. к. женское общество еще попросту не было готово к идее одноразовых гигиенических продуктов.

В 1960-х стали все более распространяться тампоны с аппликаторами разных типов – от штырьковых до телескопических, как правило, пластмассовых. Тогда же широко развернулась реклама прокладок и тампонов на телевидении и в женских журналах.

Акселерация (благодаря которой возраст первой менструации в течение всего нескольких поколений снизился с 16 до 12-13 лет), увеличение возраста менопаузы (прекращения менструаций), широкое развитие средств контрацепции, значительное уменьшение количества детей в европейской и американской семье, развитие эмансипации – все это привело к увеличению количества менструаций в жизни женщин и сделало проблему гигиены гораздо более актуальной, чем раньше. Активизация жизни женщин поставила и новые требования – быстрота смены гигиенического средства, незаметность для окружающих, доступность в продаже, надежность, удобство в ношении и т. п. Все это могли обеспечить только одноразовые гигиенические продукты промышленного производства. Уже в 70-х гг. жизнь цивилизованной женщины без фабричных тампонов и прокладок стала непредставимой.

В 80-х прокладки продолжали совершенствоваться, появился защитный нижний слой и «сухой» поглощающий слой, крылышки; стали использовать материалы-поглотители, превращающие кровь в гель; прокладки стали делать с учетом строения женской промежности (анатомическая форма). Прокладки становились более кровоемкими и в то же время тонкими, расширялась номенклатура – от могучих «овернайтов» до тончайших «на каждый день». Развивались и тампоны — так, более популярными стали тампоны с телескопическими аппликаторами, которые стали чаще изготовлять из картона (т. к., в отличие от пластика, картон в воде легко растворяется и поэтому с экологической точки зрения является более предпочтительным).

Примерно в этот же период продукты женской гигиены стали быстро интернационализироваться — такие бренды, как Tampax, Ob, Kotex, Always, Libresse и другие распространены по всему миру и редко встречаются только в бедных странах (впрочем, самые богатые дамы даже в беднейших странах все чаще пользуются мировыми брендами). В некоторых странах к ним добавляются и свои «национальные» бренды. Национальные марки можно условно разделить на две категории. Первая – это более дешевые в сравнении с интернациональными модели. В Польше это прокладки Bella, в России – прокладки «Ангелина», «Вероника» и другие, в том числе и польские. Такие продукты, как правило, не столь удобны, как интернациональные. Вторая категория – это продукты, в большей мере отвечающие национальным вкусам и предпочтениям, нежели интернациональные. Во Франции это, например, прокладки Nana и Vania (снабжаемые оберткой, в которую прокладку можно завернуть после использования), в Японии – тампоны с более длинными и обычно пластиковыми аппликаторами, снабжаемые целлофановыми пакетиками для заворачивания использованных тампонов и т. д.

Отметим, что есть и определенные национальные предпочтения в выборе гигиенических средств. Они не всегда поддаются объяснению, но нередко очень хорошо прослеживаются. Так, японки категорически не приемлют мысли о введении пальца в вагину, поэтому практически все японские тампоны — с аппликаторами, а редкие безаппликаторные марки снабжаются резиновыми напальчичниками! Вообще же японки определенно предпочитают прокладки. Прокладками предпочитают пользоваться также азиатки, латиноамериканки и россиянки. Американки определенно предпочитают тампоны, в Западной Европе распространенность тампонов и прокладок сопоставима. Автор предполагает (но не имеет подтверждений), что мусульманки пользуются только прокладками, причем самодельными, т. к. менструальная реклама в мусульманских странах запрещена.

В СССР вплоть до конца 80-х гг. промышленных тампонов не существовало вовсе, а прокладки промышленного производства были крайне редки и изредка продавались в аптеках под названием… «гигиенического средства» — словом, с анекдотической точностью воспроизводилась ситуация Америки 30-х гг. Зато в каждой книге для школьниц подробно объяснялось, как делать прокладки из ваты, завернутой в марлю. Этим «ноу-хау» в совершенстве владели все советские женщины.

Первые тампоны Tampax и прокладки появились в СССР в начале 90-х гг. и вызвали среди женщин настоящую сенсацию. Первая реклама Тампакса появилась в журнале Бурда в 1989 году. На странице был изображен тампон с аппликатором на фоне коробки. Там же был короткий текст, суть которого сводилась к тому, что с тампонами Тампакс в вагинах россиянки обретут свободу и невиданный комфорт.

Автор лично наблюдал, как девушки-студентки буквально замирали, открывая страницу с этой рекламой и заворожено подолгу изучали содержимое этой рекламы. Журнал переходил из рук в руки, пока все студентки не ознакомились с этой рекламой. Интересная психологическая тонкость: обычно девушки разглядывали страницу группами по двое, нередко перешептывались друг с другом. Следовательно, между собой менструаций они не стеснялись, но при появлении парней делали вид, что рассматривают фасоны платьев. Надо заметить, что в момент появления этой рекламы ни тампонов, ни прокладок в продаже еще не было, а девушки могли пользоваться только самодельными прокладками. Идея тампона вызвала у девушек восторг.

Поначалу гигиенические средства были дороги, было много дешевых низкокачественных восточноевропейских поделок, поэтому распространение новых средств гигиены шло достаточно медленно. Первыми менструировать в продукты промышленного производства стали богатые дамы, подруги бандитов, воров и других «новых русских». Однако распространению мировых брендов мешала не только высокая цена и общая бедность, но и определенное предубеждение советских женщин против промышленных гигиенических товаров («зачем покупать задорого, когда я и сама могу сделать прокладку гораздо дешевле»). Зарубежные же фирмы изготовители были заинтересованы в скорейшем распространении своих продуктов на российском рынке. И тогда, как и в послевоенной Америке, была пущена в бой реклама, целью которой в нашем случае было убедить россиянок, что менструировать «по старинке» в самодельные прокладки – теперь попросту немодно. Нужно было сломить стереотип и убедить женщин, особенно молодых, что жизнь без Котексов, Тампаксов, Олвэйзов попросту невозможна.

Все помнят времена, когда страна буквально захлебнулась в рекламной менструации. Этот поток рекламы, весьма бестактной, громкой и назойливой, поначалу страшно смущал и шокировал как женщин, так и мужчин. Возникло даже движение «Против рекламы прокладок и за девичью честь» (впрочем, заметим, что к девичьей чести прокладки никакого отношения не имеют, скорее наоборот – та, что «блюдет честь» как раз определенно менструирует, в отличие от своих «залетевших» подружек). Однако наглая и напористая реклама свое дело сделала – современное поколение 15 — 25-летних девушек менструирует только в прокладки и тампоны промышленного производства и ни на какие самоделки попросту не согласно (хотя в российской глубинке наверняка не утерян секрет изготовления самоделок). Кроме того, уменьшилось стеснение девушек в этом вопросе – если раньше девушки о своих менструациях в принципе не говорили и чрезвычайно стеснялись всяких упоминаний об этом, то теперь девушки смотрят на менструацию как на вполне естественное явление – интимное, но в принципе не постыдное. Вот за это рекламе можно сказать спасибо.»

Заботиться о «красе ногтей» далеко не всегда было занятием, которое приветствовалось. Например, в Средние века забота о чистоте тела считалось занятием бездуховным, бесовщиной. Существовало мнение, что при мытье через поры кожи в человека могут попасть злые духи. Кстати говоря, насчет злых духов не знаю, но то, что после мытья многие сильно болели – факт. Как странно? Ничего странного, люди могли мыться в грязной воде, нередко вся семья, а за ней и слуги по очереди мылись в одной воде. Вот так то.

история гигиены

Сегодня я хочу вам рассказать о гигиене в Средние века , об истории гигиены, изменению мыслей и понятий относительно тела, чистоты и ухода за собой в разные времена.

Банная традиция восходит в глубину веков. На Руси баня была всегда в почете. Кстати сказать, Димитрий самозванец не любил баню, за что его считали нерусским.

А началась история бани очень давно. Для славян баня имела не только гигиенический, но и глубокий сакральный смысл. Верили, что все грехи смоются, поэтому раз, а то и два в неделю обязательно ходили в баню.

В средневековой Европе к мытью относились с большим подозрением. Считали, что обмыв водой человека при крещении достаточно, чтобы больше с водой не встречаться и этого мытья должно было хватить на всю жизнь. Люди очень боялись чумы и считали, что вода является ее разносчиком. Что, кстати, было весьма вероятно, учитывая, что мылись в тепленькой воде (а не в горячей, как в русских банях) и долго не меняли воду.

Любопытные факты: Изабелла Кастильская (XV век) очень гордилась тем, что мылась всего два раза в жизни: при крещении и перед свадьбой, притом, что оба раза это были обряды, которые к гигиене никакого отношения не имели. А небезызвестный Людовик XIV, король-солнце, мылся всего раза три в жизни, в медицинских целях и при этом после подобных процедур страшно болел.

В XIII веке появилось нижнее белье. Это событие еще больше укрепило сознание того, что мыться совершенно не нужно. Одежда была дорогая, стирать ее было накладно, а нижнее белье постирать было значительно проще, оно предохраняло верхнее платье от грязного тела. Знать носила шелковое нижнее белье – спасение от блох и клещей, которые просто не заводятся в шелке, в отличие от других тканей.

Средневековые красавицы пахли не так романтично, как бы нам хотелось 🙂

Но обратимся к еще более ранним временам. Древний Рим. Там гигиена была вознесена на немыслимые высоты. Римские термы были местами, которые ежедневно посещали. Здесь не просто мылись, здесь общались, приглашали артистов, занимались спортом. Это была отдельная культура. Интересно, что при банях имелись туалеты, которые были общими. То есть по периметру комнаты располагались туалеты, люди спокойно общались, и это было нормой. В IV веке нашей эры в Риме было 144 общественных туалета. «Деньги не пахнут!» — историческая фраза, произнесенная императором Веспасианом, когда его сын Тит упрекнул в том, что он ввел налог на туалеты, тогда как эти места должны были оставаться бесплатными.

А вот в средневековом Париже, по свидетельству современников, стоял ужасный смрад. За неимением туалетов, ночной горшок запросто выливали прямо на улицу из окна. Кстати, мода на широкополые шляпы зародилась именно тогда, ведь одежда была дорогая и запачкать ее содержимым горшков никто не хотел. В конце XIII века появился закон, по которому перед тем, как вылить через окно горшок, нужно было крикнуть «осторожно, вода!», чтобы предупредить прохожих.

Прекрасный Версаль вообще не имел туалетов! Представьте, какой запах стоял там! Существует легенда, что и духи были придуманы, чтобы забить ужасный запах, исходящий от никогда немытых тел.

На фоне такого стиля жизни в Европе, русские обычаи выглядели очень странно, я имею в виду бани. Людовик XIV даже подсылал шпионов ко двору Петра I, чтобы выяснить, чем же на самом деле занимаются в русских банях. Понять его, конечно, можно. У короля-солнце просто не укладывалось в голове, что мыться можно так часто. Хотя, говоря честно, запах на улицах российских городов мало чем отличался от амбре европейских улиц. Ведь канализацию имело к XVIII веку лишь 10% населенных пунктов России.

А вспомним рыцарей. Представьте, как тяжело рыцарю было надевать доспехи, частенько без посторонней помощи он справиться не мог. А теперь представьте, что должен был сделать рыцарь, чтобы просто сходить в туалет? Разве он мог себе позволить постоянно снимать-надевать все эти немыслимые железные доспехи? А вдруг враг неожиданно нагрянет? Не мог. И ничего ему не оставалось, как справлять нужду прямо так, не раздеваясь. Да, запах от этих рыцарей стоял ужасный и образ был явно не романтический. Прибавьте к этому то, что мыться они тоже не спешили. Картина, мягко скажем, не очень приятная.

И так в средневековой Европе с гигиеной не дружили, а тут еще новая напасть – ведьмы. Повсюду запылали костры инквизиции, на которых сжигали не только несчастных женщин, но и их кошек – дьявольское отродье. Кошки пропали с улиц европейских городов, зато на них появились мыши и крысы в огромном количестве, распространяя страшную болезнь – чуму. Сколько погибло людей от этой заразы! И только из-за своего невежества.

Россия избежала чумы благодаря русским баням. У нас красивых женщин на кострах не сжигали, а кошек всегда любили. И не напрасно! Кстати, очень долгое время в русских банях женщины и мужчины мылись вместе. Лишь в 1743 году был издан закон, запрещающий совместное посещение бани мужчинам и женщинам. Этот закон, правда, соблюдался не везде.

А в Европу традицию русской бани привезли иностранцы, долго проживавшие в России и оценившие достоинства еженедельного мытья. Конечно, это долгое время европейцев изумляло, но вскоре гигиену начали соблюдать и там.

Вот такова история развития гигиены. Отдельно хочу рассказать о . Это очень интересная глава в нашей истории. В те времена по многим причинам гигиеной занимались на государственном уровне. Велась активная пропаганда среди населения, помните любимого всеми «Мойдодыра»? В следующей статье обязательно расскажу об этом подробнее.

Изучаем миф о «Немытой Европе»

Мы это слышали не раз: “У нас мылись, а в Европе пользовались парфюмерией”. Звучит очень здорово, а, главное, патриотично. Вот и понятно откуда всё произрастает, вековые традиции чистоты и гигиены важнее привлекательной «обёртки» из запахов. Но тень сомнения, конечно же, не возникнуть не может – ведь если бы европейцы и вправду веками «не мылись», смогла бы европейская цивилизация нормально развиваться и дарить нам шедевры? Нам понравилась идея поискать подтверждения или опровержения этого мифа в европейских произведениях искусства средних веков.


 Харменс ван Рейн Рембрандт – Вирсавия в купальне, 1654

Баня и мытьё в средневековой Европе

Культура мытья в Европе восходит к древнеримской традиции, материальные свидетельства которой сохранились по сию пору в виде остатков римских терм. Многочисленные описания свидетельствуют, что признаком хорошего тона для римского аристократа было посещение термы, но в качестве традиции не только гигиенической – там же предлагались услуги массажа, там же собиралось избранное общество. В определённые дни термы становились доступны для людей простого положения.


 Термы Диоклетиана II в Риме

“Эта традиция, которую не смогли разрушить германцы и вошедшие с ними в Рим племена, перекочевала в средневековье, но с некоторыми коррективами. Бани остались – они имели всю атрибутику терм, делились на отделения для аристократии и простолюдинов, продолжали служить местом встреч и интересного времяпрепровождения” – так свидетельствует Фернан Бродель в книге «Структуры повседневности».

Но мы отвлечёмся от простой констатации факта – существования в средневековой Европе бань. Нам интересно, как изменение образа жизни в Европе с приходом средневековья сказалось на традиции мытья. Кроме того, мы попытаемся проанализировать причины, которые могли препятствовать соблюдению гигиены в том масштабе, что стал привычным для нас сейчас.

Итак, средние века – это давление церкви, это схоластика в науке, костры инквизиции… Это – появление аристократии в том виде, какой не был знаком Древнему Риму. По Европе во множестве строятся замки феодалов, вокруг которых формируются зависимые, вассальные поселения. Города обзаводятся стенами и ремесленными артелями, кварталами мастеров. Вырастают монастыри. Как мылся европеец в течение этого сложного периода?


 Джузеппе Бартоломео Киари – Вирсавия в её ванной, XVII век

Вода и дрова – без них нет бани

Что необходимо для бани? Вода и тепло чтобы подогревать воду. Представим себе средневековый город, который, в отличие от Рима, не имеет системы подачи воды по виадукам с гор. Вода берётся из реки, и её нужно много. Дров нужно ещё больше, потому что разогрев воды требует длительного горения древесины, а котлов для нагрева тогда ещё не знали.

Воду и дрова поставляют люди, делающие на этом свой бизнес, аристократ или состоятельный горожанин платит за такие услуги, общественные бани взимают высокую плату за пользование бассейнами, таким образом компенсируя низкие цены в общедоступные «банные дни». Сословный строй общества уже позволяет чётко разграничить посетителей.


 Франсуа Клуэ – Дама в ванной, около 1571

О парных не говорим – мраморные термы не позволяют воспользоваться паром, есть бассейны с подогретой водой. Парные – крохотные, обшитые деревом помещения, появились в Северной Европе и на Руси потому, что там холодно и много доступного топлива (древесины). В центре Европы они просто неактуальны. Общественная баня в городе существовала, была доступна, а аристократы могли и пользовались собственными «мыльнями». Но до появления централизованного водопровода мытьё каждый день было невероятной роскошью.

А ведь для подачи воды требуется как минимум виадук, а в равнинной местности – насос и ёмкость-накопитель. До появления паровой машины и электродвигателя о насосе нет и речи, до появления нержавеющей стали нет возможности долго хранить воду, она «протухнет» в ёмкости. Именно поэтому баня была доступна далеко не всякому, но хотя бы по разу в неделю попасть в неё в европейском городе человек мог.

Общественные бани в европейских городах

Франция. На фреске «Публичная баня» (1470 год) изображены люди обоих полов в обширном помещении с ванной и накрытым прямо в ней столом. Интересно, что тут же имеются «нумера» с кроватями… В одной из кроватей – пара, ещё одна пара недвусмысленно направляется к ложу. Сложно сказать, насколько эта обстановка передает атмосферу «помывки», всё это больше похоже на оргию у бассейна… Однако, по свидетельствам и отчётам парижских властей, уже в 1300-м году в городе действовало около тридцати общественных бань.

Джованни Бокаччо описывает посещение неаполитанской бани молодыми людьми из аристократов так:

“В Неаполе, когда настал девятый час, Кателла, взяв с собой свою служанку и не изменяя ни в чём своему намерению, отправилась в те бани… Комната была очень темна, чем каждый из них был доволен”…

Европеец, житель крупного города в средние века мог воспользоваться услугами общественных бань, на которые выделялись средства городской казны. Но оплата этого удовольствия не была низкой. В домашних условиях помывка горячей водой в большой ёмкости была исключена в силу высокой стоимости дров, воды и отсутствия стока.

Художник Мемо ди Филипуччо на фреске «Супружеская ванна» (1320 год) изобразил мужчину и женщину в деревянной кадушке. Судя по обстановке в помещении с драпировками, это не простые горожане.

«Валенсийский кодекс» XIII века предписывает хождение в баню раздельно, по дням, для мужчин и женщин, выделяя ещё субботу для евреев. В документе установлена максимальная плата за посещение, оговорено, что со слуг она не взимается. Обратим внимание: со слуг. Значит, определённый сословный или имущественный ценз уже существует.

Что касается водопровода, то российский журналист Гиляровский описывает московских водовозов уже в конце XIX – начале ХХ века, черпающих воду в свои бочки из «фантала» (фонтана) на Театральной площади, чтобы доставить её в дома. И такая же картина наблюдалась и раньше во многих европейских городах. Проблема вторая – стоки. Вывоз огромного количества отработанной воды из бань требовал определённых усилий или вложений. Поэтому общественная баня была удовольствием не на каждый день. Но люди мылись, говорить о «немытой Европе», в отличие от «чистой» Руси, конечно же, нет оснований. Русский крестьянин топил баню раз в неделю, а характер застройки русских городов позволял иметь баньку прямо во дворе.


 Альбрехт Дюрер – Женская баня, 1505-10


 Альбрехт Дюрер – Мужская баня баня, 1496-97

На великолепной гравюре Альбрехта Дюрера «Мужская баня» изображена компания мужчин с пивом у открытого бассейна под деревянным навесом, а на гравюре «Женская баня» – моющиеся женщины. Обе гравюры относятся к тому самому времени, в которое по заверениям некоторых наших сограждан «Европа не мылась».

На картине Ганса Бока (1587 год) изображены общественные бани на территории Швейцарии – множество людей, причём, и мужчин, и женщин, проводят время в огороженном бассейне, посреди которого плавает большой деревянный стол с напитками. Судя по фону картины, бассейн открытый… Позади – местность. Можно предположить, что здесь изображена баня, получающая воду с гор, возможно, с горячих источников.

Не менее интересно историческое сооружение «Баньо Виньоле» в Тоскане (Италия) – там по сию пору можно купаться в горячей, насыщенной сероводородом воде естественного нагрева.

Баня в замке и дворце – огромная роскошь

Аристократ мог позволить себе собственную мыльню, подобно Карлу Смелому, который возил за собой ванну из серебра. Именно из серебра, так как считалось, что этот металл обеззараживает воду. В замке средневекового аристократа мыльня была, но далеко не общедоступная, кроме того, дорогая в использовании.


Альбрехт Альтдорфер – Купание Сусанны (фрагмент), 1526

Главная башня замка – донжон – господствовала над стенами. Источники воды в таком комплексе были настоящим стратегическим ресурсом, потому что при осаде противник травил колодцы и перекрывал каналы. Замок строился на господствующей высоте, а это означает, что вода либо поднималась воротом из реки, либо бралась из собственного колодца во дворе. Доставка топлива в такой замок была дорогим удовольствием, нагрев воды при отоплении каминами представлял собой огромную проблему, ведь в прямом дымоходе камина до 80 процентов тепла просто «вылетает в трубу». Аристократ в замке мог позволить себе ванну не чаще раза в неделю, да и то при благоприятных обстоятельствах.

Не лучше обстояло дело и во дворцах, которые по сути своей были теми же замками, только с большим количеством людей – от придворных до прислуги. Перемыть такую массу народа доступной водой и топливом было весьма затруднительно. Во дворце не могли постоянно топиться огромные печи для подогрева воды.

Определённую роскошь могли позволить себе аристократы, выезжавшие на горные курорты с термальными водами – в Баден, на гербе которого изображена купающаяся в деревянной, довольно тесной ванне, пара. Герб городу даровал император Священной Империи Фридрих III в 1480 году. Но заметим, что ванна на изображении деревянная, это просто кадушка, и вот почему – каменная ёмкость очень быстро остужала воду. В 1417 году, по свидетельству Поджо Браччоли, сопровождавшего Папу Иоанна XXIII, Баден располагал тремя десятками общественных бань. Город, расположенный в районе термальных источников, откуда вода поступала по системе простейших глиняных труб, мог позволить себе такую роскошь.

Карл Великий, по свидетельству Эйнгарда, любил проводить время на горячих источниках Ахена, где специально построил себе для этого дворец.

Помыться всегда стоило денег…

Определённую роль в угнетении «мыльного дела» в Европе сыграла церковь, которая весьма негативно воспринимала собрание обнажённых людей в любых обстоятельствах. А после очередного нашествия чумы банное дело сильно пострадало, так как общественные бани стали местами распространения инфекции, о чём свидетельствует Эразм Роттердамский (1526 год): “Двадцать пять лет тому назад ничто не было так популярно в Брабанте, как общественные бани: сегодня их уже нет — чума научила нас обходиться без них”.

Появление мыла, похожего на современное – спорный вопрос, но существует свидетельство о Крескансе Давине Сабонериусе, который в 1371-м году начал производство этого продукта на основе оливкового масла. Впоследствии, мыло было доступно состоятельным людям, а простолюдины обходились уксусом и золой.

Из собранных и приведённых нами свидетельств можно понять, что помывка в бане или собственной ванне во многом зависела от возможности платить – кому-то за доступ в общественную баню, кому-то за привилегию пользоваться бассейном. А тот, кто не испытывает такого желания, не станет мыться и сейчас, несмотря на все блага цивилизации.

Михаил Сорокин

Как на самом деле жилось в Средневековье

Все ученые Средневековья не только не преследовались Церковью, но и сами принадлежали к ней. Жан Буридан, Николай Орем, Альбрехт III (Альбрехт Смелый), Альберт Великий, Роберт Гроссетест, Теодорих Фрайбургский, Роджер Бэкон, Тьерри из Шартра, Сильвестр II (Ге́рберт Орилья́кский), Гильом Конхезий, Иоанн Филопон, Джон Пэкхэм, Иоанн Дунс Скот, Вальтер Бурлей, Уильям Хейтсберри, Ричард Суайнсхед, Джон Дамблтон, Николай Кузанский — их не преследовали, не сдерживали и не сжигали на кострах, но знали и почитали за их мудрость и ученость.

 

Вопреки мифам и распространенным предубеждением, нет ни одного примера, когда в Средние века кто-нибудь был сожжен за что-либо, связанное с наукой, как и нет доказательств преследования какого-либо научного течения средневековой Церковью. Судебный процесс над Галилеем случился намного позже (ученый был современником Декарта) и был намного сильнее связан с политикой Контрреформации и вовлеченными в нее людьми, чем с отношением Церкви к науке.

 

3. В Средневековье инквизиция сожгла миллионы женщин, посчитав их ведьмами, а само сжигание «ведьм» было в Средние века обычным делом

 

Строго говоря, «охота на ведьм» вообще не была средневековым явлением. Своего апогея преследования достигли в XVI —XVII веках и практически полностью относились к раннему периоду Нового времени. Что касается большей части Средневековья (т. е. V-XV вв.), то Церковь не только не интересовала охота на так называемых «ведьм», но она еще и учила тому, что ведьм не существует в принципе.

 

Где-то до XIV века Церковь бранила верящих в ведьм людей и вообще называла подобное глупым крестьянским суеверием. Ряд средневековых кодексов, канонических и мирских, запрещали не столько колдовство, сколько веру в его существование. Однажды священнослужитель вступил в спор с жителями одной деревни, которые искренне верили в слова женщины, утверждавшей, что она ведьма и среди прочего может обратиться в клубы дыма и покинуть закрытую комнату через замочную скважину. Чтобы доказать глупость этого верования, священник закрыл себя в комнате с этой женщиной и ударами палкой вынуждал ее покинуть комнату через замочную скважину. «Ведьма» не сбежала, и жители деревни усвоили урок.

 

Отношение к ведьмам начало меняться в XIV веке, особенно в разгар эпидемии чумы 1347 — 1350 годов, после которой европейцы стали все больше и больше бояться заговора вредоносных демонических сил, в большинстве своем мнимых. Помимо преследования евреев и запугивания групп еретиков, Церковь стала более серьезно относиться к ковенам ведьм. Кризис наступил в 1484 году, когда Папа Римский Иннокентий VIII опубликовал буллу Summis desiderantes affectibus («Всеми силами души» — прим. Newочём), которая запустила охоту на ведьм, бушевавшую по всей Европе следующие 200 лет.

 

В начавшиеся преследования ведьм были вовлечены в равной степени католические и протестантские страны. Что интересно, охота на ведьм, кажется, следует географическим линиям Реформации: в католических странах, которым не особо угрожало протестантство, как, например, Италии и Испании, количество «ведьм» было невелико, а вот страны на линии фронта религиозной борьбы того времени, вроде Германии и Франции, испытали на себе всю тяжесть этого явления. То есть, что две страны, где инквизиция была наиболее активна, оказались местами, где связанная с ведьмами истерия была наименьшей. Вопреки мифам, инквизиторы были намного больше обеспокоены еретиками и вновь обратившимися в иудаизм обращенными христианами-евреями, чем какими-то «ведьмами».

 

В протестантских странах охота на ведьм становилась неистовой вспышкой, когда статус-кво был под угрозой (как, например, охота на ведьм в Салеме, штат Массачусетс), или во время социальной или религиозной нестабильности (как в якобинской Англии или при пуританском режиме Оливера Кромвеля). Несмотря на сильно преувеличенные утверждения о «миллионах женщин», казненных по обвинению в колдовстве, современные историки оценивают реальное количество жертв приблизительно в 60-100 тысяч человек за несколько столетий, и 20% жертв были мужчинами.

 

Голливуд увековечил миф о «средневековой» охоте на ведьм, и лишь немногие голливудские фильмы, повествующие об этом периоде, способны не поддаться соблазну и не упомянуть ведьм или кого-либо, преследуемого жутким священником за колдовство. И это несмотря на тот факт, что практически весь период этой истерии последовал за Средневековьем, а вера в ведьм считалась суеверной чепухой.

 

4. Средневековье было периодом грязи и нищеты, люди редко мылись, омерзительно пахли, и у них были гнилые зубы

 

В действительности средневековые люди всех сословий мылись ежедневно, принимали ванны и ценили чистоту и гигиену. Как и любое поколение до современной системы с горячей проточной водой, они были не так чисты, как мы с вами, но, как наши дедушки и бабушки и их родители, они были в состоянии мыться ежедневно, держать себя в чистоте, ценили ее и не любили людей, которые не мылись или плохо пахли.

 

Большинство людей в ту эпоху поддерживали себя в чистоте, ежедневно моясь в ваннах с горячей водой. Использование мыла впервые получило широкое распространение в Средние века (греки и римляне не пользовались мылом), и у производителей мыла были свои гильдии в большинстве крупных средневековых городов. Нагревание воды для полной ванны занимало много времени, поэтому домашние ванны не были так распространены, но даже низшие прослойки общества принимали сидячие поясные ванные, когда предоставлялась такая возможность. Аристократия вознесла принятие ванн до высоких уровней роскоши, где такое купание в больших деревянных ваннах с обитыми шелком сиденьями было не только уединенным наслаждением, но и процессом, которым можно поделиться с сексуальными партнерами или даже группами друзей, с вином и едой под рукой, — весьма похоже на современные ванны или джакузи.

Ложный миф о Темных веках

История средневековой Европы – это современный образовательный тренд, мало уступающий в популярности экспериментальной философии или квантовой физике. Однако средневековье понятие растяжимое и часто ассоциируется с интеллектуальной и культурной деградацией Европы, иначе говоря с мифом о Темных веках. Concepture в очередной раз восстанавливает историческую справедливость и умещает 1000 лет европейской истории в объем одной статьи, последовательно развенчивая стереотипные представления об умирающей западной цивилизации.

Кулстори про немытую Европу

«Средние века» – это условное именование огромной исторической эпохи, продолжительностью более тысячи лет. При этом до сих пор нет единого мнения о временных рамках данного периода. Отсчет от падения Рима (V век) или возникновения ислама (VII век) удобен историку, но совершенно не подходит для философа и культуролога, т.к. уже апологеты церкви (II-III век), по сути, носители совсем не античного культурного кода. В такой же степени скорее символичной выглядит привязка конца эпохи к Итальянскому и Северному Возрождению (XIII-XIV и XV-XVI вв.), к Великим географическим открытиям и Реформации (XVI в.), на деле же все это очень далеко от того, как и о чем рассуждали как простые люди, так и школы-университеты (где-то вплоть до середины XVII века).

Однако намного большую проблему составляет не эта дискуссионная неясность, а скорее ложная ясность, состоящая из мифов и стереотипов о Средних веках. О самом главном мифе – мифе о Темных веках, который до сих пор насаждается в период школьного образования, я и хочу написать. Кулстори про немытую Европу, чумных докторов, костры инквизиции и дичайшие суеверия создают определенную схему ожиданий, которая так часто воспроизводит себя в культуре. Просто вспомните фильмы, сериалы и видеоигры по средневековым реалиям, и вы заметите, что большая часть (к счастью, не все) авторов излишне педалирует одну из трех тем.


1
Грязь городов (и сёл почему-то тоже), антисанитария, слабость медицины, особенно гигиены и профилактики;
2
Техническая и научная отсталость, суеверия и общественные практики, противоречащие даже здравому смыслу;
3
Консерватизм и радикальное неприятие любой инаковости среди людей, тоталитаризм церкви, направленный прежде всего против ученых (умных, критичных) и женщин.

В последние сто лет медиевистика и историческая реконструкция собрали достаточно материла, чтобы ответить на эти обвинения и отделить правду от вымысла. Придуманный гуманистами Возрождения, а затем дополненный и распропагандированный авторами Нового времени, миф о культурной и научной деградации Средних веков был призван создать выгодный фон для (весьма скромных) достижений новых эпох. Но, по большому счету, это миф, который строится на выдумках и передержках, а также на экстраполяции кризиса XIV века на весь предшествующий период.

Если представить себе ужасы этого кризиса, сократившего население некоторых регионов вдвое, то несложно понять, почему позднее Средневековье было дестабилизировано и обернулось расцветом суеверий, религиозного фанатизма и закрытыми городскими купальнями. И все-таки оценка всей эпохи по самому худшему периоду – это явная несправедливость. Начнем с самого начала, чтобы представить себе картину в целом.

Грязь и чистота

Пункт первый этого мифа связан с грязью и болезнями. Поверить в то, что средневековый человек живет буквально в своих нечистотах и никак не напрягается по этому поводу, не позволяет здравый смысл. Как и все млекопитающие, человек – это существо, которое любит чистоту и уют, и по своей воле не будет жить в грязи, просто потому что она вызывает телесный дискомфорт. Только бездомный и нищий особо не выбирает, как выглядеть. Наверное, в нездоровых фантазиях некоторых авторов (например, Германа в «Трудно быть богом») низкому сословию подобает жить в хлеву, размазывая грязь по лицу, но в реальности Средние века оставили такое количество артефактов, говорящих об обратном, что придется распрощаться с этой идеей. Известнейший специалист по изучению быта прошлого Фернан Бродель в «Структурах повседневности: возможное и невозможное» написал:

«Бани, давнее наследие Рима, были правилом во всей средневековой Европе — как частные, так и весьма многочисленные общественные бани, с их ваннами, парильнями и лежаками для отдыха, либо же с большими бассейнами, с их скученностью обнаженных тел, мужских и женских вперемежку. Люди встречались здесь столь же естественно, как и в церкви; и рассчитаны были эти купальные заведения на все классы…».

Я только перечислю несколько видов свидетельств:

1

Ванны разных форм, размеров и конструкций (в т.ч. мобильные, с которыми путешествовали некоторые аристократы), а также помещения для водных процедур (в т.ч. парилки с каменками). Например, во всех монастырях были ванные комнаты с отдельными кабинками, а также пункты устава, регулирующие максимальное количество купаний и туалетных процедур. Еще Ахенский собор 817 года постановил, что монахи должны сами стирать и чистить свою одежду.

Стоит заметить, что монахи считали купание чувственным удовольствием, которое нужно ограничивать, поэтому обычно они мылись в холодной воде раз в неделю. Полный отказ от мытья дозволялся только при принятии обета, в остальных случаях гигиена должна была соблюдаться (и соблюдалась, учитывая, что монастыри мало страдали от болезней). Несложно догадаться, что на простых людей эти ограничения не распространялись, а добровольных подражателей святым и аскетам в миру было немного. По большому счету, единственное, за чем строго следила Церковь – это раздельное купание мужчин и женщин.

2

Гербы городов, цехов и династий, связанные с купальнями и банями. Также кодексы цеховиков-банщиков и прачек. Кстати, многие средневековые прачечные (например, в Италии) сохранились и по сей день. Потребность в чистой одежде – единственная причина для существования прачечных.

Правда, сперва с моющими средствами было сложновато: щелок из золы и моча, в некоторых областях мыльный корень, конские каштаны или зерна горчицы – вот и весь набор. Однако приблизительно с XI века с арабского востока в Европу проникает и ремесло мыловара (известное римлянам, но затем, видимо, утерянное). Беда Достопочтенный также упоминает факт, что англы купались в соленых и горячих источниках («раздельно, сообразно полу и возрасту»).

3

Множество других средневековых документов, подтверждающих заботу о чистоте и гигиене. Например, это законы, регулирующие постройку туалетов в городах (да, зачем они, если все и так привыкли под себя ходить?). Бухгалтерские книги городских муниципалитетов XII-XIII веков, содержащие записи о расходах на общественные купальни, на уборку улиц и чистку стоков.

Огромное количество законов о кражах в банях и убийствах в купальнях (например, Валенсийский кодекс, Саксонское зерцало, Закон вестьетов и др.). Также есть свидетельства, что, как и римляне, европейцы частенько пытались извлечь выгоду из нечистот, поэтому собирали их (навоз как удобрение, моча для прачечных и кожевенных ремесел).

Лишь резкий рост населения городов при нехватке свободной земли мог сделать привычными, а потому более терпимыми некоторые явления – такие как замусоренность улиц, смрад и некоторые болезни. В сёлах такой проблемы не было. Ну а затем Европу постиг кризис, при котором людям приходилось выживать, и тут уже не до жиру. Так же как в период распада Римской империи, в Позднее Средневековье были утрачены многие знания, технологии и культурные практики. В силу этого большие европейские города вплоть до конца XIX века действительно были местом весьма неприятным.

Конечно, многим приятно потешить свое национальное самолюбие байками о том, что пока наши предки посиживали в баньках, европейцы дохли от зловония и бескультурья, но к реальности это имеет мало отношения. Никакого секретного средства от проблем скученного проживания на Руси не было, что подтверждают крупнейшие эпидемии (чума в Смоленске в 1388 г., сифилис в конце XV века, Чумной бунт в Москве 1771 г., сыпной тиф и пять эпидемий холеры в XIX веке и др.).

А вот с медициной в то время действительно было всё сложно. В основе лечения и диагностики оставалась гуморальная теория. Если кратко, то это медицина, основывающаяся на символическом анализе качеств, а не на научных количественных измерениях (это очень близко к тому, что мы называем традиционная медицина).

Кроме того, средневековое образование заимствовало у античности целый набор предрассудков и фактических ошибок: например, одним из столпов медицины в то время являются труды Галена, содержащие не только ценные наблюдения, но и сомнительные теории (например, о кровообращении).

Такая медицина в лечении уповала прежде всего на диету, лекарственные средства и молитву, а потому была практически бессильна в области хирургии и инфекционистики. В диагностике все строилось на символических перекличках между наблюдениями врача и теорией 4х жидкостей (а также стихий, с ними связанных). Так, например, некоторые средневековые врачи пытались диагностировать сахарный диабет, пробуя мочу на вкус, но другие придумывали более утонченные способы – выпаривание или проверка с помощью насекомых (будут ли осы или мухи лететь на мочу пациента или нет).

«Quinta Essentia» by Leonhart Thurneisser

Стоит, впрочем, отметить, что даже медицина той эпохи вряд ли бы посчитала годной рекомендацию не мыться вообще. Во-первых, потому что символическое рассмотрение организма неизменно будет связывать чистоту тела и целомудрие духа, а во-вторых, частый контакт с водой (согласно гуморальной теории) вреден лишь для тех, в чьем теле преобладает флегма (слизь), а для других – в разумных количествах полезен. Запрет на частое пользование баней по большей части исходил от радикальной части священства, но не от врачей (и был связан с двумя вещами, вызывавшими моральное подозрение – обнажение и чувственное наслаждение теплой водой).

Столь часто цитируемые фрагменты из медицинских книг, рекомендующих избегать ванн, относятся к более поздним теориям – теориям миазмов, контагий, животных духов и флюидов. Причем происхождение этих рекомендаций не лишено иронии. Ирония состоит в том, что наибольшую популярность отказ от мытья приобрел благодаря открытиям Антони ван Левенгука и Марчелло Мальпиги, сделанным с помощью микроскопа – они обнаружили, что кожа человека пориста и легко проницаема (что вызвало едва ли не паранойю – как в ученых кругах, так и среди простых людей – на тему внешнего воздействия среды на тело). Однако даже здесь стоит сделать оговорку: несмотря на то, что официальная медицина конца XVI-XVIII вв. рекомендовала избегать омовений (заменять их паровыми ванными, пудренными шкафами и умащениями), многие люди – как простолюдины, так и аристократы – следовали своим вкусам и потребностям, а не знанию из книг.

Знание и суеверие

Очевидная для многих связь между религиозностью и отказом от научных знаний – это не более, чем шаблон, который годится лишь для экономии мышления. На деле из одного напрямую не вытекает другое: огромное значение имеет сам характер этой религии и условия, в которых она существует. Так, например, индуистские учения считают физический мир иллюзией, и по этой причине в этой культуре очень слаб интерес к естественным наукам (в то же время весьма развит интерес к логике и математике). Однако христиане считают мир творением Бога, а всякое бытие (идущее от Него) благом. Поэтому если и есть у современной западной науки какой-то глубинный исток, то он именно в этой вере.

Конечно, наше существование в этом мире имеет привкус наказания (т.к. вследствие грехопадения живем мы не в райских кущах), но все же он существует ДЛЯ человека. Мрачные проповеди, рисующие мир черными красками, должны были отвращать человека от плотских соблазнов, но в то же время они не были призваны рождать в нем уныние, пессимизм и ощущение бессмысленности. Фактически, наиболее популярными такие проповеди становятся лишь в моменты кризисов, которые, впрочем, начиная с XIII-XIV вв., станут перманентными.

В силу этого, на первый взгляд, Средние века не дали больших ученых, крупных открытий или ощутимых технических достижений, а то, что есть, выглядит весьма скромно на фоне инженерно-технической мощи Римского государства. И все-таки я бы хотел привести пару фактов, которые способны заставить задуматься над однозначными и при этом одиозными суждениями о полном неприятии наук и знаний в то время.

Первый и самый очевидный факт: наука в монастырях. Монах не должен был предаваться праздности, именно поэтому в монастырях трудились, заботились о книгах и изучали природу. Систематическое естествоиспытание было чуждо грекам (огромная эпоха фактически сохранила всего два имени тех, кто действительно не только изучал мир, но и преобразовывал – Архимед и Герон Александрийский), но оказалось созвучно христианской идее о служении делу Господа. Монахи не просто сохранили многие знания, а затем восстановили часть утерянного (переводя наследие античности с арабского), но и сделали немало в части научной практики.

Так, в монастырях сознательно и целенаправленно занимались селекцией. И вполне возможно, что люди, выведшие специализированные сорта винограда и породы домашних животных (собаки, лошади, овцы, коровы), а также окультурившие целую группу овощей, орехов и диких ягод, понимали закономерности наследования задолго до Менделя (собственно, тоже монах-августианец). Просто их целью было не отыскание и выражение универсального закона, а скорее подтверждение разумности божьего творения. Монахи обменивались семенами и черенками, также они исследовали множество полезных свойств лекарственных растений. Еще больших успехов монахи и средневековые ремесленники достигли в области технологий. В это время изобретены и начинают широко применяться кривошип и маховик (что по важности сопоставимо разве что с появлением колеса).

Усовершенствованы и активно используются ветряные и водяные мельницы (были известны еще Витрувию, но почти не применялись у римлян), гончарный круг, на основе которого будет создана прялка, и многие другие механические устройства. В XII веке происходит революция в кораблестроении – появляются полностью парусные судна (килсы и когги). Не забывают средневековые люди применять и заимствованные с востока технологии – компас, порох, бумагу и др. Накопленные знания в области металлургии (например, появление латуни) делают возможным производство точных измерительных приборов (хронометр, аптекарские весы, подзорная труба).

Ян Брейгель старший, «Четыре ветрянные мельницы»

Вместе с новыми материалами происходит революция в архитектуре – появляется утонченный и устремленный ввысь готический храм. Это лишь небольшой набор интеллектуально-технических достижений Средневековья, который венчает, конечно же, появление целой системы университетов и школ (в Болонье в 1088, а затем в течении XII-XIII века – в Париже, Оксфорде, Саламанке, Монпелье, Падуе и Тулузе). Сформировавшиеся в университетах мыслители сделали большой вклад в методологию науки: Роберт Гроссетест и Роджер Бэкон дали основу экспериментальной научной программе, Жан Буридан и Николай Орем заложили основы физики движения (еще до Галилея и Ньютона), Уильям Оккам создал новую логику терминов.

Ганзейский когг

Несколько слов стоит сказать и о разнице реальных знаний и тех, кто порой декларировала церковь. Ярким примером может послужить представление о том плоская ли Земля или круглая. Некоторые авторы Нового времени в подтверждение своей идеи о научной отсталости средневековых людей приводили карты того времени. Они приводили карты земли или города, которые изображались на гобеленах или церковных фресках, витражах. Эти нереалистические и плоские картины мира не служили отражением действительности, это были символические картины, фиксирующие иерархические и смысловые отношения между тем, что на них изображено. Что же касается морских карт (портуаланов), то они были бы весьма неточными, если не учитывать изгиб планеты (однако они как-то умудрялись обычно приходить в порт назначения, а не как придется). К тому же этот факт известен каждому, кто наблюдал исчезновение корабля на горизонте. Так что средневековые морские карты пытались учесть это условие с помощью сложной системы румбов, а некоторые задолго до Меркатора пытались использовать развертки и кривые.

Ну и мой любимый пример: юридические разборки того времени, причем чаще всего крестьян с феодалом (а также между собой, с купцами и даже со священниками). В серии просветительских фильмов BBC «Средневековая жизнь с Терри Джонсом» очень много приведено фактов о том, что крестьяне не только не были сплошь безграмотными, но и активно интересовались правовыми вопросами и отношениями.

Даже неграмотный мог позволить себе консультацию или помощь юриста, а некоторые самостоятельно выступали в судах. Отсутствие умения читать и писать действительно может выступать препятствием для усвоения многих элементов культуры, но все-таки оно порой компенсируется привычкой и устной традицией. Все это, конечно, не отменяет существования суеверий, без которых не обходится никакое общество, а тем более неграмотное. Об этом в следующей части.

Страх и ненависть

Прежде всего стоит четко понимать, что сознание средневекового человека – это сознание сложное, в некотором смысле раздвоенное. С одной стороны, эпоха вырабатывала в людях уважение к слову, тексту, писанию и закону. Как я уже заметил, законы того времени отнюдь не были каким-то эзотерическим знанием только для знати и высшего духовенства. Люди знали законы, пользовались ими и часто пытались очень подробно все регламентировать. Свод Юстиниана, также известный как Корпус юрис цивилис (сборник гражданских законов Рима), стал основой для законодательства всей средневековой Европы. К тому же идея высшего (Божьего) суда активно развивало этикеты, цеховые нормы и другие формы регуляции и саморегуляции в обществе.

Франс Франкен младший, «Шабаш ведьм» 

С другой стороны, это эпоха почти тотальной неграмотности, что делает очень важным авторитет, который толкует и пересказывает текст, а также средства, которыми он пользуется для объяснения. Или если кратко, то это эпоха устной речи и воображения – именно они определяют, что и как может быть понято людьми в законах и писаниях. Ухо и воображение включают человека в говоримое (как точно скажет Маршалл Маклюэн: «Ухо — это паника, глаз — это свобода»), поэтому и религиозные догмы, и суждения ученых или государственных мужей очень часто обрастают мифологией и ярчайшими образами. Средневековый человек доверчив, а его воображение часто заставляет действовать намного раньше, чем можно успеть подумать (именно поэтому это эпоха массовых истерических феноменов или психических эпидемий – пляски Святого Витта, апокалиптические видения, эпидемии кликушества и самобичевания, самосожжения и многое другое).

Так что в отношении инаковости, чуждости и опасности средневековая официальная культура стремилась к гуманизму и всепрощению («возлюби ближнего своего»), однако спровоцировать погром или охоту на ведьм в среде простолюдинов было не сложно. К тому же, по выражению Жана Делюмо, к XIV веку у европейцев уже выработалась психология осажденной крепости, которая не может обходиться без фигуры врага (еретики, язычники, турки, иудеи, ведьмы и т.д.). Другой крупный медиевист Жак Ле Гофф также неоднократно отмечал, что «чувство неуверенности – вот, что влияло на умы и души людей Средневековья и определяло их поведение». И далее:

«…Эта лежавшая в основе всего неуверенность в конечном счете была неуверенностью в будущей жизни, блаженство в которой никому не было обещано наверняка и не гарантировалось в полной мере ни добрыми делами, ни благоразумным поведением. Творимые дьяволом опасности погибели казались столь многочисленными, а шансы на спасение столь ничтожными, что страх неизбежно преобладал над надеждой».

Это чувство питала церковь, считавшая, что таким образом поддерживает солидарность внутри общин (сильные связи внутри группы – средство против гордыни и других смертных грехов, приводящих к возвышению или падению одного из членов). Как и во все эпохи, страх остается чувством более сильным, и именно страх заставляет людей не больше смотреть в будущее, а ностальгически вспоминать прошлое, отыскивая там что-то стабильное и успокаивающее.

Салемский процесс – запечатлен во всей достоверности

Очень многие социальные группы познали на себе параноические реакции напуганного массового сознания. Впрочем, вряд ли мы найдем в мировой истории эпохи или периоды, свободные от дискриминации, риторики ненависти и запугивания, и уж тем более без вспышек иррационального насилия. Однако Темному Средневековью обычно инкриминируют совсем иное: насилие системное, обдуманное, но при этом абсурдное и даже безумное – это, прежде всего, гонения на ученых и охоту на ведьм. Разберем этот вопрос подробнее.

Вопреки досужим представлениям, инквизиция – это очень позднее изобретение Церкви, равно как и легальные расправы над еретиками и колдунами. Духовенство долгое время имело лишь один инструмент для санкций – отлучение от церкви. Правители нередко выступали против ересей ради своей выгоды, но вместе с тем светская власть, имеющая право арестовывать, вести дознание и карать, почти на протяжении всего Средневековья так или иначе избегала заниматься обвинениями в колдовстве и тому подобных деяниях.

Одним из поводов к этому было то, что реальность сглаза, порчи и т.п. установить невозможно. И все-таки поскольку именно Церковь доминирует в представлениях о мире той эпохи, то вскоре она получает практически монополию на решения о том, что реально, а что нет. Первые законы, обязывающие светские власти содействовать инквизиции, появляются к середине XII века, но и к XIII веку все еще вызывают народные восстания.

Найди Салем на этой карте

В этот же период (XIII в.) происходит радикализация самих инквизиторов: от передачи осужденных в ереси или колдовстве светской власти со словами «Да будет наказан по заслугам!» они стали переходить к требованиям и угрозам (за отказ покарать отступника отлучению могли быть подвергнуты светские судьи, а порой и весь населенный пункт). Но даже в это время описывается множество случаев, когда неверующий просто отпускался из-под стражи, если ничего не нарушал и не утверждал никаких еретических учений.

С неохотой светская власть судила и еретиков, обычно отпуская их после отречения от своих взглядов, однако к XIV-XV веку обвинение (даже ложное) в возврате к ереси буквально становится смертным приговором. Вряд ли что-то можно сказать и в защиту лицемерного требования «бескровной» казни в отношении осужденных инквизицией.

И все же большая часть десяти столетий Средневековья знала, что такое войны с еретиками и иноверцами, но была терпима к безбожникам и обвиненным в ведовстве. Стоит помнить, что действительные ужасы инквизиции приходятся как раз на эпоху Нового времени и Просвещения. Так, индекс запрещенных книг учрежден в 1559 году, а пик Охоты на ведьм – это 200 лет с середины XVI века по середину XVIII (например, Салем 1692-1693).

Франс Франкен младший, «Кухня Ведьм»

Что же касается ученых, то никто специально не выискивал их для суда – это миф, придуманный беллетристами Нового времени. На них распространялись все те же законы о ереси и колдовстве, причем во многих случаях ученые пользовались защитой Церкви (например, Коперник жил и работал во многом за счет поддержки местного епископата), что могло спасти от навета простолюдина. Стоит помнить, что большая часть ученых того времени – монахи и священники, а поэтому на них распространялись более серьезные запреты и требования (папские буллы и энциклики, общие требования к священнослужителям, правила ордена, монастырские постановления). Напротив, от ученых, не совмещающих свои исследования с ношением сутаны, никогда не требовалось даже согласие с каждой строчкой в Писании, только лишь подтверждение основных положений вероучения.

Известная пропагандистская басня про Джордано Бруно обычно упускает этот момент. Происходило все это уже в XVI веке, но сам эпизод весьма показателен. Бруно был фанатиком, уверовавшим в собственную герметическую религию с поклонением Солнцу (теории Коперника и Галилея для него были не научными теориями, а подтверждением собственного бреда). Поэтому он дважды отрекся от христианства на суде, что и предрешило его судьбу – он был осужден как еретик, коим собственно и был. И за жестокостью наказания, постигшего Бруно, обычно забывают, что Европу в то время лихорадило от Реформации (причем католики были более милосердны, чем, например, кальвинисты) и междоусобных войн. Однако на фоне кризиса XIV века даже эти события меркнут.

Ужасная осень Средневековья

Термин «Темные века» придумал Петрарка, и, судя по всему, имел в виду весь период истории между светлой Античностью и Возрождением. Однако, скорее всего, он опирался на впечатления и сведения своего времени и последних двух столетий. И действительно, это были мрачные времена, который бросают тень на весь период. Сейчас, правда, этот термин используется для описания периода VI-X вв., который оставил очень мало письменных и культурных памятников. Итак, что же случилось в Позднем Средневековье?

«The Triumph of Death», Milan Cathedral, 15th century

Как ни странно, но прологом к будущему краху стал мягкий и теплый климат X-XIII веков (Средневековый климатический оптимум). В этот период население Европы начинает резко расти, что, с одной стороны, дает импульс к развитию культуры (прежде всего в растущих городах), но, с другой стороны, порождает целый ряд проблем. Вместе с ростом населения городов (повышающим риск пандемии и количество отходов) прежние способы производства и обеспечения оказываются неэффективными. И если продовольственная проблема какое-то время компенсируется вводом в оборот новых земель, то леса вблизи городов оказываются быстро исчерпаны. Дерево приходится везти издалека, что увеличивает его себестоимость. Уже к XIII веку рост цен на дрова приводит к закрытию многих общественных купален и превращению ванны (вода в которых нагревалась открытым способом) в нечастую роскошь для горожан.

Assassination of Yvain de Galles at the siege of the castle of Mortagne-sur-Gironde

Сложному и цветущему многообразию культурных форм Средневековья был нанесен серьезный удар в XIV веке. Сперва довольно резко (после десяти засушливых лет) начинается малый ледниковый период, а вслед за ним и Великий голод 1315-1317 годов. Голод резко оборвал развитие городов: по разным оценкам погибло от 10 до 25% жителей городов. Продолжительный неурожай был столь суров, что породил цепную реакцию из взаимоусиливающихся факторов, разрушающих общественные связи. Бунты, каннибализм, свирепство пеллагры и толпы бродяг накладываются на продолжающиеся войны (гражданские войны в Италии и Испания, Столетняя война, нашествие кочевников на востоке Европы). Массовая миграция и упадок иммунитета (во многом из-за недоедания) стали подходящей почвой для последующих ужасов – трех волн чумы, эпидемии натуральной оспы и проказы. Современник Петрарки Джованни Боккаччо посвятил много ярких страниц описанию чумы, вот один из таких фрагментов:

«Если оставить окрестности и возвратиться к городу, то что может быть красноречивее этих чисел: …с марта по июль отчасти в силу заразительности самой болезни, отчасти потому, что здоровые из боязни заразы не ухаживали за больными и бросали их на произвол судьбы, в стенах города Флоренции умерло, как уверяют, сто с лишним тысяч человек, а между тем до этого мора никто, уж верно, и предполагать не мог, что город насчитывает столько жителей. … Сколько знатных родов, богатых наследств, огромных состояний осталось без законных наследников! Сколько сильных мужчин, красивых женщин, прелестных юношей, которых даже Гален, Гиппократ и Эскулап признали бы совершенно здоровыми, утром завтракало с родными, товарищами и друзьями, а вечером ужинало со своими предками на том свете!».

Голод и неурожай, нехватка рабочих рук (как для обработки полей, так и для других работ – вроде уборки улиц, рубки и привоза дров и т.д.), продолжающиеся вспышки болезней и социальная напряженность сделали Позднее Средневековье не только внешне мрачным, но и в культурном плане пессимистичным, пронизанным агрессивными и упадническими настроениями. Пожалуй, самый яркий пример тому – популярность сюжета «Пляска смерти». Первые «Danse macabre» как раз возникают во второй половине XIV века, а сходят с фресок и барельефов только к середине XVI века. Процессия из людей всех возрастов и сословий, коих Смерть ведет к могиле, стала не просто одной из аллегорий бренности бытия, но и буквалистической метафорой жизни европейцев в период кризиса.

Питер Брейгель старший, «Жатва» (1565)

И все же, кризисы и переломы в истории очень часто оказываются тем импульсом, который выталкивает общество в новую эпоху с новыми возможностями и вызовами. Затянувшийся на пару столетий кризис XIV века создал условия для развития совсем иных отношений. Депопуляция и нехватка рабочих рук в корне поменяли отношения феодалов и крестьян: почти все крестьяне Западной Европы получили личную свободу, а оплата трудом (барщина) все больше вытесняла прямые поборы (оброк). В некоторых областях крестьяне были способны платить за аренду земли деньгами, а феодал был заинтересован в поддержке работоспособности хозяйств (в трудный год мог обеспечить семенами и скотом). Целый ряд государств сумел наладить фискальную политику и улучшить состояние своих финансов, что напрямую вело к большему контролю и централизации.

Междоусобицы феодалов стали уходить в прошлое благодаря наемным армиям и развитию огнестрельного оружия. Развитие рынков, дорог и кораблей стимулировало торговлю, которая стала еще более интенсивной с новыми географическими открытиями. Голод и неурожай заставил европейцев пересмотреть и свои агрокультурные традиции: вводятся многополье и травосеяние, широкое использование удобрений, интенсивное осушение болот, диверсификация сельского хозяйства (переход на культуры, дающие большую выгоду). И даже падение Византии под натиском османов обернулось пользой для Европы, т.к. огромное количество ученых людей (вместе с книгами) стали переселяться из Малой Азии и Балкан на запад, что способствовало Проторенессансу.

Питер Брейлель, «Возвращение стада»

В целом же Средние века – это тысячелетие истории Европы, которое знало свои взлеты и падения, виктории и поражения. Эта эпоха оставила огромное интеллектуальное, эстетическое и даже технологическое наследие. И если быт и практические знания людей той эпохи интересны лишь как элементы истории (то, что предшествовало сегодняшнему дню), то мысли и искусство, на мой взгляд, все так же актуальны. Мышление средневекового человека – это не какой-то реликт, а сложное, цветущее многообразие форм, значительная часть из которых существует и поныне. Электричество в квартире, канализация и интернет не делают современника титаном духа, и в его сознании продолжают жить суеверия, мифы, демоны и ангелы, коих пытались исчислить и описать средневековые люди. И кто знает, как мы переживем будущие трансформации экологии и климата?

мифы, исторические факты, реальные истории, гигиенические и бытовые трудности Почему люди не мылись в европе

Наверное, многие, начитавшись иностранной литературы, а особенно «исторических» книжек заграничных авторов про древнюю Русь, были в ужасе от той грязи и вони, которая якобы царила в далёкие времена в русских городах и селениях. Сейчас этот ложный шаблон настолько врос в наше сознание, что даже современные фильмы о древней Руси снимаются с непременным использованием этого вранья, и, благодаря кинематографу , продолжается развешивание лапши на уши о том, что наши предки якобы жили в землянках или в лесу на болотах, годами не мылись, ходили в рванье, от этого часто болели и умирали в среднем возрасте, редко доживая до 40 лет.

Когда кто-либо, не очень добросовестный или порядочный, хочет описать «настоящее» прошлое другого народа, а особенно вражеского (нас давно и вполне серьёзно считает врагом весь «цивилизованный» мир), то, сочиняя вымышленное прошлое, списывают, конечно же, с себя , так как другого-то они и знать не могут ни по своему опыту, ни по опыту своих предков. Именно так поступают много веков «просвещённые» европейцы, старательно ведомые по жизни , и давно смирившиеся со своей незавидной участью.

Но ложь рано или поздно всегда всплывает, и нам теперь доподлинно известно, кто на самом деле был немытым , а кто благоухал в чистоте и красоте. И фактов из прошлого накопилось вполне достаточно, чтобы вызвать у любознательного читателя соответствующие образы, и лично прочувствовать все «прелести» якобы чистой и ухоженной Европы, и самому решить, где – правда , а где – ложь .

Итак, одно из первейших упоминанияй о славянах, которые дают западные историки, отмечает, как главную особенность именно славянских племён то, что они «льют воду» , то есть моются в проточной воде , тогда как все остальные народы Европы мылись в кадушках, тазах, вёдрах и ванных. Ещё Геродот в V веке до н.э. говорит о жителях степей северо-востока, что они льют воду на камни и парятся в хижинах. Мытьё под струёй нам кажется настолько естественным, что мы всерьёз не подозреваем, что являемся чуть ли не единственным или, по крайней мере, одним из немногих народов в мире, который поступает именно так.

Иностранцы, приезжавшие в Россию в V-VIII веках, отмечали чистоту и аккуратность русских городов. Здесь дома не лепились друг к другу, а стояли широко, были просторные, проветриваемые дворы. Люди жили общинами, миром, а это значит, что части улиц были общими, и поэтому никто, как в Париже , не мог выплеснуть ведро с помоями просто на улицу , демонстрируя при этом, что только мой дом – частная собственность, а на остальное – наплевать!

Ещё раз повторю, что обычай «лить воду» отличал раньше в Европе именно наших предков – славяно-ариев, и был закреплён именно за ними в качестве отличительного признака, который явно имел какой-то обрядовый, древний смысл. И смысл этот, конечно же, был передан нашим предкам ещё многие тысячи лет тому назад через заповеди богов, а именно, ещё бог Перун , который прилетал на нашу Землю 25 000 лет тому назад , завещал: «Омывайте после дел ваших руки ваши, ибо кто рук своих не омывает, тот силу Божию теряет…» Другая его заповедь гласит: «Очищайтесь вы в водах Ирия, что течёт река во Святой Земле, чтоб омыть своё тело белое, освятить его Божьей силою» .

Самое интересное, что эти заповеди работают безотказно для русского в душе человека. Так любому из нас, наверное, противно становится и «кошки на душе скребут», когда чувствуем себя грязными или сильно вспотевшими после тяжёлого физического труда, или летней жары, и хочется быстрее всего смыть с себя эту грязь и освежиться под струями чистой воды. Уверен, что неприязнь к грязи у нас заложена генетически, и поэтому мы стремимся, даже не зная заповеди про мытьё рук, всегда, придя с улицы, к примеру, сразу же помыть руки и умыться, чтобы почувствовать себя свежее и избавиться от усталости.

Что же творилось в якобы просвещённой и чистой Европе с начала средневековья, и, как ни странно, аж до XVIII века ?

Уничтожив культуру древних этрусков («эти русские» или «русы Этрурии») – русского народа, который в древности заселял Италию и создал там великую цивилизацию, которая провозглашала культ чистоты и имела бани, памятники которой сохранились до наших времён, и вокруг которой был создан МИФ (МИФ – мы исказили или извратили факты, – моя расшифровка А.Н .) о Римской Империи , которой никогда не существовало, еврейские варвары (а это были, несомненно, они, и неважно, каким народом при этом они прикрывались для своих мерзких целей) на долгие столетия поработили Западную Европу, навязав своё безкультурье, грязь и разврат.

Европа не мылась веками!!!

Подтверждения этому сначала находим в письмах княжны Анны – дочери Ярослава Мудрого, киевского князя XI века н.э. Сейчас считается, что, выдав свою дочь замуж за французского короля Генриха I , он укрепил своё влияние в «просвёщенной» Западной Европе. На самом же деле, это европейским королям было престижно создавать союзы с Русью, так как Европа была далеко отстающей во всех отношениях, как культурных, так и экономических, по сравнению с Великой Империей наших предков.

Княжна Анна привезла с собой в Париж – тогда маленькую деревню во Франции – несколько обозов со своей личной библиотекой, и с ужасом обнаружила, что её муж, король Франции, не умеет , не только читать , но и писать , о чём не замедлила отписать своему отцу, Ярославу Мудрому. И упрекнула его за то, что тот отправил её в эту глухомань! Это – реальный факт, есть реальное письмо княжны Анны, вот фрагмент из него: «Батюшка, да за что ты меня ненавидишь? И отправил в эту грязную деревню, где умыться-то негде…» А русскоязычная Библия, которую она привезла с собой во Францию, до сих пор служит священным атрибутом, на котором принимают присягу все президенты Франции, а ранее клялись короли.

Когда начались крестовые походы, крестоносцы поразили и арабов и византийцев тем, что от них разило «как от бомжей», как бы сказали сейчас. Запад стал для Востока синонимом дикости, грязи и варварства, да он и был этим варварством. Вернувшиеся в Европу, пилигримы, было, попытались внедрить подсмотренный обычай мыться в бане, но не тут то было! С ХIII века бани уже официально попали под запрет , якобы, как источник разврата и заразы!

В итоге, ХIV век был, наверное, одним из самых страшных в истории Европы. Вполне закономерно вспыхнула эпидемия чумы . Италия и Англия потеряли половину населения, Германия, Франция, Испания – более трети. Сколько потерял Восток, достоверно неизвестно, но известно, что чума пришла из Индии и Китая через Турцию, Балканы. Она обошла только Россию и остановилась на её границах, как раз в том месте, где были распространены бани . Это очень похоже на биологическую войну тех лет.

Могу к словам о древней Европе добавить и об их гигиене и чистоте телесной. Да будет нам известно, что духи французы выдумали не для того чтобы хорошо пахнуть, а для того чтобы НЕ вонять ! Да именно так, чтобы духами перебивать не всегда приятные запахи годами не мытого тела. По признанию одной из королевских особей, а точнее Короля-Солнце Людовика XIV, настоящий француз моется только два раза в жизни – при рождении и после смерти. Только 2 раза! Жуть! И сразу вспомнилась якобы непросвещённая и некультурная Русь , в которой у каждого мужика была своя баня , а в городах были общественные бани , и как минимум один раз в неделю люди мылись в банях и никогда не болели. Так как баня, кроме чистоты телесной, ещё и хвори успешно очищает. И наши предки это прекрасно знали и постоянно использовали.

А, как цивилизованный человек, византийский миссионер Велизарий, посетив Новгородскую землю в 850-м году н.э., писал о словенах и русинах: «Православныя словены и русины дикiя люди, и житiе их дико и безбожно. Мужи и девки нагiя вместе запирашися во жарко истопленной избе и истязаша телеса своя, хлесча себя прутiями древесными нещадно, до изнеможенiя, и опосля прыгаша во прорубь али сугроб и, охолонишися, вновь идяша во избу истязати телеса своя…»

Откуда эта грязная, неумытая Европа могла знать, что такое русская баня? До XVIII века, пока славяне-русы не научили «чистоплотных» европейцев мыло варить , они не мылись. Поэтому у них постоянно были эпидемии тифа, чумы, холеры, оспы и прочих «прелестей». А почему европейцы покупали у нас шёлк? Да потому, что там вши не заводились . Но пока этот шёлк доезжал до Парижа, то килограмм шёлка стоил уже, как килограмм золота. Поэтому носить шёлк могли себе позволить только очень богатые люди.

Патрик Зюскинд в своём произведении «Парфюмер» описал то, как «благоухал» Париж XVIII века, но и к XI веку – времени королевы – этот отрывок тоже очень хорошо подходит:

«В городах того времени стояла вонь, почти невообразимая для нас, современных людей. Улицы воняли навозом, дворы воняли мочой, лестницы воняли гнилым деревом и крысиным помётом, кухни – скверным углем и бараньим салом; непроветренные гостиные воняли слежавшейся пылью, спальни – грязными простынями, влажными перинами и остро-сладкими испарениями ночных горшков. Из каминов несло серой, из дубилен – едкими щёлочами, со скотобоен – выпущенной кровью. Люди воняли потом и нестиранным платьем; изо рта у них пахло сгнившими зубами, из животов – луковым соком, а из тела, когда они старели, начинали пахнуть старым сыром, и кислым молоком, и болезненными опухолями. Воняли реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами и во дворцах. Воняли крестьяне и священники, подмастерья и жёны мастеров, воняло всё дворянское сословие, вонял даже сам король – он вонял, как хищный зверь, а королева – как старая коза, зимой и летом… Всякая человеческая деятельность, как созидательная, так и разрушительная, всякое проявление зарождающейся или погибающей жизни сопровождались вонью…»

Королева Испании Изабелла Кастильская с гордостью признавалась, что мылась всего два раза в жизни – при рождении и перед свадьбой! Русские послы доносили в Москву, что король Франции «смердит аки дикий зверь» ! Даже привычный к постоянной вони, окружавшей его от рождения, король Филипп II однажды упал в обморок , когда стоял у окна, а проезжавшие мимо телеги взрыхлили колёсами плотный многолетний слой нечистот. Кстати, этот король умер от… чесотки! От неё же погиб и папа Климент VII! А Климент V пал от дизентерии. Одна из французских принцесс умерла, заеденная вшами ! Неудивительно, что для самооправдяния, вшей называли «божьими жемчужинами» и считали признаком святости.

В наши дни у некоторых людей сформировалось стойкое убеждение, что люди в Средние века чуть ли вообще не мылись или же мылись совсем редко. Но как показывает анализ первоисточников — это не совсем так…

Так, например, свод правил этикета XV-XVI веков подчеркивал, что необходимо омывать руки до начала трапезы, а также при пробуждении и подъеме с постели. Плюс к этому хорошие манеры предписывали пробудившемуся прополоскать полость рта.

Джордж Дьюби в своей работе «Истории частной жизни» писал:

«… Среди господствующих классов чистоту очень ценили. Никакой официальный обед, данный в большом зале с большим количеством приглашенных, не начинался, пока гостям не были предложены кувшины для дообеденного омовения. А обязательной прелюдией к любовным играм среди средних и высших сословий было принятие горячей ванны, причем обеими сторонами.
Самые ярые средневековые моралисты и церковники осуждали купание и уход за телом лишь потому, что эти процедуры обнажали тела. Поэтому, к примеру, купание считалось прелюдией для греха. А общественные бани осуждались потому, что они были слишком доступны. Но в то же время они советовали мыться в уединении у себя дома».

Не смотря на то, что купанию как таковому, а уж тем более смешанному, активно препятствовала Церковь, есть исторические данные о том, что зачастую в банях проводились обеды и свадебные банкеты. И эти мероприятия были совмещены с купанием и принятием ванны (причем, имеющиеся художественные документы с таких раутов показывают, что в основе их лежала скорее сексуальная подоплека, нежели социальная.

Итак, насколько же часто люди мылись и купались?

Есть множество упоминаний относительно популярности использования ванн в Древней Германии. Люди купались по несколько раз каждый день. А иногда проводили за этим занятием целые дни. В частности, согласно записям, найденным в дневнике одного средневекового немца, следует, что автор с 20-ого мая по 9-е июня 1511 г. искупался сто двадцать семь раз .
В одном из польских городов в XIII-XV веках существовал закон, по которому каждый гражданин обязан был посетить общественную баню минимум один раз в неделю. Неисполнявших данное предписание штрафовали, а злостных нарушителей даже заключали под стражу.

Однако, безусловно, с учетом неразвитой инфраструктуры и относительной удаленности древних городов друг от друга, существовали поселения, в которых некоторые люди жили недели и месяцы без мытья. Но постепенно Европа активно стала развиваться в плане личной гигиены. Особенно активный скачок произошел после вспышек чумы. Также этому способствовало развитие художественной культуры, в которой воспевалась красота человеческого тела — особенно в эпоху Возрождения.

Частные ванны

Средневековые жители любили принимать ванны больше, чем мы могли бы ожидать, однако, не всегда этот процесс оказывался легким.

Сама ванна представляла собой деревянную бадью, наполняющуюся водой, нагретой на очаге. Моющийся человек отгораживался от досужего взора балдахином или навесом. В тёплую погоду бадью выносили в сад замка, а в холода ванну размещали около камина или очага. Богачи часто нанимали прислугу, чьей единственной обязанностью была подготовка ванны для всего семейства. Этот человек зачастую путешествовал с семьей.


Средневековая баня в частном доме
В некоторых средневековых замках были специально встроенные ванны.
Так, например, в замке Лидса, в 1291 г., была создана ниша размерами около 7х5 метров, выложенная камнем, в которую заливалась вода из озера, окружавшего замок. Там же была полочка для ванных принадлежностей, альков для ванны и комната для переодеваний, располагавшаяся прямо над ванной.
Редко, но все же встречаются замковые ванны, где по трубам пускали горячую и холодную воду . А некоторые лорды обзаводились ковриками для ванной, чтобы защитить ноги от холода.

Роль повседневного умывальника выполнял, как правило, обычный чан, где отстаивалась вода, или же каменная чаша, встроенная в стену. Умывальником пользовались для омовения рук перед и после приема пищи.
Некоторые умывальники были декоративно украшены и имели выходные отверстия в форме голов животных.

Общественные бани

Уже в середине 1200-ых многие крупные европейские города имели собственные общественные бани . Воду в них подогревали на открытом огне, что в свою очередь приводило к определенным неудобствам: открытый огонь сам по себе был опасен и был потенциальным источником возможного пожара; в то же время начала снижаться численность лесов, что привело к повышению цены на дрова (при этом некоторые бани пытались топить углём, но его пары оказались вредными для здоровья).
Эти причины вынудили закрыться многие общественные бани.

Более того, уже к середине 1300-ых, покупку дров зимой не для отопления жилища, а для нагревания воды для бани, могли позволить себе только богачи. Что уж говорить об основной массе небогатого населения — они вынуждены были практически всю зиму буквально ходить грязными. Горячую воду вынужденно экономили — зачастую нагретую воду в большой бочке не меняли, пока не помоется все семейство, а иногда и соседи.


Средневековая общественная баня
Однако, домашнее омовение обеспечивало лишь необходимую гигиену. Оно не могло заменить настоящую баню в том плане, что уже в средние века без ее не мыслили.
Основные способы организации парилки были одинаковыми в большинстве стран Северной и Восточной Европы: сначала нагревались камни или печи в замкнутом пространстве, затем на камни лилась вода для создания пара. Парящиеся восседали обнаженными на скамьях возле источающих жар камней. Чтобы усилить кровообращение при парении, применяли специальные опахала, нагнетающие жар, использовали связки листьев.

«Глашатай патрулировал улицы Парижа 13-го столетия, чтобы позвать людей к нагретым паровым ваннам и баням. Этих учреждений уже насчитывалось двадцать шесть в 1292 году».
(Riolan, Curieuses Recherches, p. 219).

Внутренние убранства бань разнилось в зависимости от их престижности. Какие-то были достаточно скромны и предназначались сугубо для омовения и парения, а в некоторых размещались роскошные зоны отдыха с кроватями и подавались различные яства на столы с дорогим скатертями.

Вот как документалисты описывают эрфуртские бани XIII века:

«Бани в этом городе доставят вам истинное удовольствие. Если вам необходимо помыться и вы любите удобства, то можете входить туда спокойно. Вас примут любезно. Красивая молодая девушка как следует разотрет вас своими нежными ручками. Опытный брадобрей побреет вас, не уронив вам на лицо ни капельки пота. Утомившись ванной, вы найдете кровать, чтобы отдохнуть. Хорошенькая женщина, которая не причинит вам беспокойства, с видом девственным искусно расчешет вам волосы. Кто же не сорвет у нее поцелуй, если только захочет, поскольку она отнюдь не сопротивляется? А когда у вас потребуют платы, то хватит и одного денье».

Как правило, средневековые купальщики находились в бане обнаженными, иногда в набедренных повязках. Женщины часто были в льняных рубашках до колен, хотя одежды все же достаточно широко раскрывали шею, грудь, руки и плечи.

Церковники, тем не менее, все же старались ввести какие-то ограничения. Так, в монастырских уставах указывалось максимальное количество дозволенных ванн и туалетных процедур, поскольку все это считалось роскошью и проявлением изнеженности.
Сами же монастырские ванны, как правило, имели отдельные кабинки, а монахи в них купались в холодной воде и не более, чем один раз в неделю. Это должно было оградить иноков от получения чувственного удовольствия от купания.

По материалам сайта Мag-Аz.ru

Разные эпохи ассоциируются с разными запахами. сайт публикует историю о личной гигиене в средневековой Европе.

Средневековая Европа, вполне заслуженно пахнет нечистотами и смрадом гниющих тел. Города отнюдь не походили на чистенькие павильоны Голливуда, в которых снимаются костюмированные постановки романов Дюма. Швейцарец Патрик Зюскинд, известный педантичным воспроизведением деталей быта описываемой им эпохи, ужасается зловонию европейских городов позднего средневековья.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы.

Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии.

Герцог Норфолк отказывался мыться якобы из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

Чистые здоровые зубы считались признаком низкого происхождения

В средневековой Европе чистые здоровые зубы считались признаком низкого происхождения. Знатные дамы гордились плохими зубами. Представители знати, которым от природы достались здоровые белые зубы, обычно стеснялись их и старались улыбаться пореже, чтобы не демонстрировать свой «позор».

В руководстве учтивости, изданном в конце XVIII века (Manuel de civilite, 1782) формально запрещается пользоваться водой для умывания, «ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре».



Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры. Русские послы при его дворе писали, что их величество «смердит аки дикий зверь».

Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто (распространенную теорию о том, что русское слово «смердеть» и происходит от французского «мерд» — «говно», пока, впрочем, признаем излишне спекулятивной).

Русские послы писали про Людовика XIV, что он «смердит аки дикий зверь»

Давно гуляет по анекдотам сохранившаяся записка, посланная имевшим репутацию прожженного донжуана королем Генрихом Наваррским своей возлюбленной, Габриэль де Эстре: «Не мойся, милая, я буду у тебя через три недели».

Наиболее типичная европейская городская улица была шириной в 7−8 метров (такова, например, ширина важной магистрали, которая ведет к собору Парижской Богоматери). Маленькие улицы и переулки были значительно уже — не более двух метров, а во многих старинных городах встречались улочки шириной и в метр. Одна из улиц старинного Брюсселя носила название «Улица одного человека», свидетельствующее о том, что два человека не могли там разойтись.



Ванная комната Людовика XVI. Крышка на ванной служила и для сохранения тепла, и одновременно столиком для занятий и еды. Франция, 1770

Моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века вообще не существовало.

Улицы мыл и чистил единственный существовавший в те времена дворник — дождь, который, несмотря на свою санитарную функцию, считался наказанием господним. Дожди вымывали из укромных мест всю грязь, и по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые иногда образовывали настоящие реки.

Если в сельской местности рыли выгребные ямы, то в городах люди испражнялись в узеньких переулках и во дворах.

Моющих средств в Европе до середины ХIХ века не существовало

Но и сами люди были ненамного чище городских улиц. «Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть», — утверждал медицинский трактат ХV века. В Средние века считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух. Вот почему высочайшим декретом были упразднены общественные бани. И если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму.

Все гигиенические мероприятия сводились только к легкому ополаскиванию рук и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни в коем случае нельзя, — писали медики в ХVI веке, — поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение». Что же касается дам, то они мылись 2 — 3 раза в год.

Большинство аристократов спасались от грязи с помощью надушенной тряпочки, которой они протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили между рубашкой и жилетом мешочки с ароматическими травами. Дамы пользовались только ароматической пудрой.

Средневековые «чистюли» часто меняли белье — считалось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от нее тело. Однако к смене белья относились выборочно. Чистая накрахмаленная рубашка на каждый день была привилегией состоятельных людей. Вот почему в моду вошли белые гофрированные воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их владельцев. Бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду — у них не было смены белья. Самая дешевая рубашка из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная корова.

Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. Люди справляли нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать.



В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Известна история, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию — у него от королевского амбре заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный. Но в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол просто потерял сознание от вони — кусты в парке служили всем придворным постоянным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.

Туалетная бумага появилась только в конце 1800-х годов, а до тех пор люди пользовались подручными средствами. Богатые могли позволить себе роскошь подтираться полосками ткани. Бедные же использовали старые тряпки, мох, листья.

Туалетная бумага появилась только в конце 1800-х годов

Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в тот, описанный выше, парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже традиции стояла… диарея. При соответствующем качестве средневековой пищи она была перманентной. Эта же причина прослеживается в моде тех лет (XII-XV вв.) на мужские штаны-панталоны состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.

Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля. Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели — чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались.

Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов.

В России в те же годы

Русский народ был на удивление чистоплотным. Даже самая бедная семья имела в своем дворе баню. В зависимости от того, как она топилась, парились в ней «по-белому» или «по-черному». Если дым из печи попадал через трубу наружу, то парились «по-белому». Если дым шел непосредственно в парную, то после проветривания стены окатывали водой, и это называлось париться «по-черному».



Был еще один оригинальный способ мыться — в русской печи. После приготовления еды стелили внутрь солому, и человек осторожно, чтобы не испачкаться в саже, залезал в печь. На стены плескали воду или квас.

Баня испокон века топилась по субботам и перед большими праздниками. В первую очередь мыться шли мужчины с ребятами и обязательно натощак.

Глава семейства готовил березовый веник, замачивая его в горячей воде, прыскал на него квасом, крутил над горячими камнями, пока от веника не начинал исходить душистый пар, а листья становились мягкими, но к телу не липли. И только после этого начинали мыться и париться.

Один из способов мыться в России — русская печь

Общественные бани строились в городах. Первые из них возводились по указу царя Алексея Михайловича. Это были обычные одноэтажные постройки на берегу реки, состоящие из трех помещений: раздевальни, мыльни и парной.

Мылись в таких банях все вместе: и мужчины, и женщины, и дети, вызывая изумление иностранцев, специально приезжавших поглазеть на невиданное в Европе зрелище. «Не только мужчины, но и девицы, женщины по 30, 50 и более человек, бегают без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог, и не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще и подсмеиваются им своею нескромностью», — писал один такой турист. Не менее удивляло приезжих, как мужчины и женщины, донельзя распаренные, выбегали голышом из очень жаркой бани и бросались в холодную воду реки.

Власти сквозь пальцы смотрели на такой народный обычай, хотя и с большим недовольством. Совсем не случайно в 1743 году появился указ, по которому в торговых банях запрещалось мужскому и женскому полу париться вместе. Но, как вспоминали современники, такой запрет оставался в большинстве своем на бумаге. Окончательное разделение произошло, когда стали строить бани, в которых предусматривались мужское и женское отделения.



Постепенно люди с коммерческой жилкой поняли, что бани могут стать источником неплохого дохода, и стали вкладывать в это дело деньги. Так, в Москве появились Сандуновские бани (их построила актриса Сандунова), Центральные бани (принадлежавшие купцу Хлудову) и целый ряд других, менее знаменитых. В Санкт-Петербурге народ любил бывать в Бочковских банях, Лештоковых. Но самые роскошные бани находились в Царском Селе.

От столиц стремилась не отстать и провинция. Почти в каждом из мало-мальски крупных городов были свои «Сандуны».

Яна Королева

В современных художественных произведениях (книгах, фильмах и так далее) средневековый Европейский город представляется неким фэнтезийным местом с изящной архитектурой и красивыми костюмами, населённый благообразными и симпатичными людьми. В реальности, попав в Средневековье, современный человек был бы шокирован обилием грязи и удушающим запахом помоев.

Как европейцы перестали мыться

Историки полагают, что любовь к купанию в Европе могла исчезнуть по двум причинам: материальной – из-за тотальной вырубки лесов, и духовной – из-за фанатичной веры. Католическая Европа в Средние века заботилась о чистоте души больше, чем о чистоте тела.

Часто священнослужители и просто глубоко верующие люди брали на себя аскетические обеты не мыться – так, например, Изабелла Кастильская не мылась два года, пока не закончилась осада крепости Гранада.

У современников подобное ограничение вызывало только восхищение. Согласно другим источникам, эта испанская королева мылась лишь два раза в жизни: после рождения и перед венчанием.

Бани не пользовались таким успехом в Европе как на Руси. Во времена буйства Чёрной Смерти, они были объявлены виновницами чумы: одежду посетители складывали в одну кучу и разносчики заразы переползали с одного платья на другое. Более того, вода в средневековых термах была не очень тёплой и люди после мытья часто простужались и заболевали.

Отметим, что эпоха Возрождения не сильно улучшила положение дел с гигиеной. Связывают это с развитием движения Реформации. Человеческая плоть сама по себе, с точки зрения католицизма, греховна. А для протестантов-кальвинистов, сам человек существо неспособное к праведной жизни.

Трогать себя руками католические и протестантские священнослужители не рекомендовали своей пастве, это считалось грехом. И, конечно же, баня и мытье тела в закрытом помещении, осуждались истовыми фанатиками.

К тому же ещё в середине ХV века в европейских трактатах о медицине можно было прочесть, что «водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры, поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть».

Подтверждением неприязни к «излишней» чистоте тела является реакция «просвещённых» голландцев на любовь русского Императора Петра I к купанию – царь купался минимум раз в месяц, чем изрядно шокировал европейцев.

Почему в Средневековой Европе не умывались?

Вплоть до ХIX века умывание воспринималось не только как необязательная, но и вредная, опасная процедура. В медицинских трактатах, в богословских руководствах и этических сборниках мытьё если не порицалось авторами, то не упоминалось. В руководстве учтивости 1782 года умывание водой даже запрещалось, потому что кожа лица становится чувствительнее к холоду зимой, а к жаре — летом.

Все гигиенические процедуры ограничивались лёгким ополаскиванием рта и рук. Все лицо целиком мыть было не принято. Медики XVI века писали об этой «пагубной практике»: мыть лицо ни в коем случае нельзя, поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение.

Умывать лицо запрещалось также из-за того, что смывалась святая вода, с которой христианин соприкасался во время таинства крещения (в протестантских церквях дважды исполняется таинство крещения).

Многие историки полагают, что из-за этого истовые христиане Западной Европы не мылись годами или не знали воды вообще. Но это не совсем верно – чаще всего людей крестили в детстве, поэтому версия о сохранении «крещенской воды» не выдерживает никакой критики.

Другое дело, когда речь идёт о монашествующих. Самоограничения и аскетические подвиги для чёрного духовенства – распространенная практика, как для католиков, так и православных. Но на Руси ограничения плоти всегда были связаны с моральным обликом человека: преодоление похоти, чревоугодия и других пороков не заканчивались на только материальном плане, длительная внутренняя работа была важнее, чем внешние атрибуты.

На Западе же грязь и вши, которых называли «Божьими жемчужинами», считались особыми признаками святости. На телесную чистоту средневековые священники смотрели с порицанием.

Прощай, немытая Европа

Как письменные, так и археологические источники подтверждают версию о том, что в Средние века гигиена была ужасна. Чтобы иметь адекватное представление о той эпохе, достаточно вспомнить сцену из фильма «Тринадцатый воин», где лохань для умывания переходит по кругу, а рыцари плюются и сморкаются в общую воду.

В статье «Жизнь в 1500-х годах» рассматривалась этимология различных поговорок. Её авторы полагают, что благодаря вот таким грязным лоханкам и появилось выражение «не выплеснуть с водой ребёнка».

Спойлер — мылись. Расхожее мнение о нечистоплотной Европе скорее относится к XVII-XVIII векам. От Римской империи «Тёмные века» (VI-IX века) и раннее Средневековье унаследовали термы, которыми пользовалась знать, и горячие источники, которые были оборудованы в общественные бани. Термы рекомендовалось посещать даже монахам, которые тогда старались придерживаться аскезы во всём, в том числе и в гигиене.

В книге историка Андрея Мартьянова «Прогулки по Средневековью. Война, чума, инквизиция» (изд-во «Пятый Рим», 2017) описывается система бань в это время:

«Очередной стереотип гласит: Средневековье являлось царством кромешной грязищи, славилось тотальным отсутствием гигиены, а абстрактный благородный рыцарь мылся один раз в жизни, и то случайно упав в речку.

Придётся огорчить носителей данного мифа: среднестатистический русский князь XII-XIV веков был ничуть не чище немецкого или французского феодала. А последние не были грязнее. Банное ремесло в ту эпоху было весьма развито и, по объективным причинам, оказалось полностью утрачено как раз после Возрождения, к наступлению Нового времени. Галантный XVIII век стократ более пахуч, чем суровый XIV век. Удивительное дело, но лично ознакомиться со средневековой культурой гигиены можно прямо сейчас, достаточно приехать в столь архаичную страну, как Исландия, где традиции купания в природных источниках и домашних бань свято хранятся без малого тысячу двести лет, со времен заселения этого североатлантического острова викингами.

Тёмные века

Завоевавшие Италию лангобарды не только пользовались римскими банями, но и учиняли в них злодейства. До нас дошла история о том, как лангобардский вождь Хильмихий в 572 году был отравлен собственной женой Роземундой в Вероне по наущению византийского экзарха Лонгина. Известны и скандальные подробности:

«Тут префект Лонгин стал просить Роземунду, чтобы она убила Хильмихия и вышла замуж за самого Лонгина. Послушавшись этого совета, она развела яд и после бани поднесла ему кубок. Отведав питьё, Хильмихий понял, что там был яд, и приказал Роземунде пригубить питьё — так они оба и умерли». (Фредегар. Хроники длинноволосых королей. О королевстве лангобардов.)

Бани в городе Вероне прекрасно работают, и ими пользуются варвары. А вот св. Григорий Турский сообщает в III книге «Истории франков» о не менее пикантных событиях, касающихся племянницы короля франков Хлодвига Амаласвинты, в конце V века:

«Но когда он узнал, что совершила эта блудница, как она из-за слуги, которого взяла в мужья, стала матереубийцей, то натопил жарко баню и приказал запереть её там вместе с одной служанкой. Как только она вошла в баню, наполненную горячим паром, она упала замертво на пол и скончалась».

Снова Григорий Турский, на этот раз о монастыре святой Радегунды в Пуатье, VI век: «Новое здание бани сильно пахло известью, и, чтобы не повредить своему здоровью, монахини в ней не мылись. Поэтому госпожа Радегунда приказала монастырским слугам открыто пользоваться этой баней до того времени, пока окончательно не исчезнет всякий вредный запах. Баня была в пользовании слуг весь Великий пост и до Троицы. На это Хродехильда возразила: «И после того (посторонние) всё еще продолжали в ней мыться».

Из чего делается однозначный вывод — в меровингской Галлии эпохи Тёмных веков не только пользовались общественными банями, но и строили новые. Эта конкретная баня содержалась при аббатстве и была предназначена для монахинь, но, пока не исчезнет неприятный запах, там могли мыться слуги — то есть простонародье.

Перенесёмся через Ла-Манш и дадим слово Бэде Достопочтенному, бенедиктинскому монаху и летописцу, жившему в VIII веке в Нортумбрии, в аббатстве Уирмут и Ярроу, и написавшему «Церковную историю народа англов». Запись датируется ориентировочно концом 720-х годов:

«Есть в этой земле солёные источники, есть и горячие, вода которых используется в горячих банях, где моются раздельно, сообразно полу и возрасту. Вода эта становится тёплой, протекая через различные металлы, и не просто нагревается, а даже кипит».

Бэда Достопочтенный ничего не путает — подразумеваются горячие и солёные источники в современном городе Бат, графство Сомерсет. Во времена Римской империи там уже был курорт, называвшийся Aquae Salis, традиция купания осталась и после эвакуации легионов из Британии. К Высоко- му Средневековью она не исчезла, вовсе наоборот — в XI веке Бат (саксонское Hat Bathun, «горячая купальня») становится епископством, и первый же назначенный епископ, Иоанн Турский, француз по происхождению, немедленно начинает интересоваться эдаким чудом природы. В итоге Иоанн на средства Церкви около 1120 года строит три новые общественные купальни взамен разрушившихся с течением веков римских терм, с удовольствием посещает их сам, попутно рекомендуя купание духовенству.

Раннее Средневековье

В 1138 году анонимная хроника Gesta Stephani («Деяния Стефана»), повествующая о правлении английского короля Стефана (Этьена) I де Блуа, сообщает:

«Здесь через сокрытые каналы вытекает вода, согретая не трудами иc стараниями рук человека, а из глубин земли. Она наполняет сосуд, расположенный посреди прекрасных комнат с арками, позволяя горожанам принимать прелестные тёплые ванны, приносящие здоровье, которые радуют глаз. Со всех концов Англии больные люди стекаются сюда, чтобы смыть заживляющей водой свои болезни».

Купальни Бата действуют в течение всего Средневековья, их никто не запрещает и не закрывает, включая позднейшие эпохи и весьма консервативно настроенных пуритан Кромвеля. В Новое время воды Бата становятся знамениты чудесным исцелением королевы Марии Моденской от бесплодия, их посещал Уильям Шекспир, описавший источники в сонетах 153 и 154.

Теперь позволим высказаться Эйнхарду — личности примечательной не менее Шекспира, особенно если учитывать эпоху и обстановку, в которой протекала его жизнь. Он примерно с начала 790-х годов подвизался при дворе короля, а затем и императора франков Карла Великого, входил в интеллектуальный кружок, созданный в Аахене Алкуином, и был одним из выдающихся деятелей «Каролингского ренессанса». Любовь Эйнхарда к античной литературе подвигла его к написанию труда Vita Karoli Magni («Жизнь Карла Великого»).

Аахен, в древние времена городишко Aquisgranum в провинции Бельгика, стоящий на стратегической римской трассе от Лугдунума (Лиона) до Колониа Клаудиа (Кёльн), во времена Рима не представлял собой ровным счётом ничего, достойного внимания. За одним исключением — там были горячие источники, примерно такие же, как и в Бате. Но вот появляется Карл Великий и устраивает в Аахене зимнюю резиденцию площадью 20 гектаров, возведя здесь грандиозный дворец-пфальц с собором, колонным атриумом, судебным залом и, разумеется, великолепно обустроенными купальнями прямо во дворе. Эйнхард не преминул сделать об этом запись в 22-й главе биографии вождя франков:

«Любил он также купаться в горячих источниках и достиг большого совершенства в плаванье. Именно из любви к горячим ваннам построил он в Аахене дворец и проводил там все последние годы жизни. На купанья к источникам он приглашал не только сыновей, но и знать, друзей, а иногда телохранителей и всю свиту; случалось, что сто и более человек купались вместе».

А уж если «сто и более человек» могли поместиться в бассейны, то можно себе представить масштаб сооружения. В Аахене до сих пор действуют 38 горячих источников, и курорт остается одним из самых популярных в Германии.

Бывал Карл Великий и на термальных водах в Пломбьер-ле- Бэн, в Вогезах — опять же, источники были известны со времён римской Галлии, купальни в течение всего Средневековья подновлялись и перестраивались и были любимым местом отдыха герцогов Лотарингских и герцогов де Гизов. Франции вообще повезло с горячими источниками, они есть в Пиренеях, Альпах, Вогезах, на средиземноморском побережье, в Аквитании, на Роне. Рачительные римляне моментально приспосабливали природное тепло для своих нужд и строили бани с бассейнами, многие из которых были унаследованы или восстановлены в Средневековье.

Позднее Средневековье

Для того чтобы оценить облик и нравы обитателей Бадена 1417 года, приведём обширную цитату о купальнях Бадена:

В гостиницах множество встроенных купален, предназначенных исключительно для её постояльцев. Количество этих купален, предназначенных как для единоличного, так и для общего использования, доходит обыкновенно до тридцати. Из них две купальни, предназначенные для общественного пользования, открыты с двух сторон, в них полагается погружаться плебеям и прочему мелкому люду. В эти простые бассейны кучей набиваются мужчины, женщины, юные мальчики и девочки, представляющие собой сборище местных простолюдинов.

Купальни, располагающиеся в частных гостиницах, содержатся в куда большей чистоте и пристойности. Помещения для каждого пола здесь также разделены деревянными перегородками, непроницаемость которых опять же нарушена прорезанными в них окошками, позволяющими купальщикам и купальщицам совместно лакомиться лёгкими закусками, непринужденно болтать и гладить друг друга руками, что представляется их излюбленным времяпрепровождением.
(Письмо Поджо Браччолини своему другу Никколо Никколи касательно баденских купален, 1417)

Выводы о свободе нравов в купальнях можно делать самостоятельно — и ведь среди этих людей, ведущих себя куда раскованнее, чем наши современники в аналогичной обстановке, не бегают инквизиторы с факелами, грозя немедленно спалить всех и каждого за эдакое распутство и непристойное поведение! Более того, в этом же письме Поджо мимоходом замечает:

«Сюда же съезжаются монахи, аббаты, священники, которые, впрочем, ведут себя куда более развязно, чем прочие мужчины. Создаётся впечатление, будто они сбрасывают с себя священные обеты вместе с рясой и не испытывают ни малейшего замешательства, купаясь вместе с женщинами и вслед за ними расцвечивая свои шевелюры бантами из шёлковых лент».

Ещё в Блоге Толкователя о жизни в Средние века.

Миф о Чистоплотности Немцев — Гигиена в Германии

Разрушение мифа о немецкой чистоплотности. Понятие гигиены в Германии сильно отличается от представлений иммигрантов.

Существует миф, что немцы чистоплотны, и, в отличие от русских, соблюдают гигиену.

С детства мне запомнились фильмы о войне, где немцы представлялись чрезмерно аккуратными и педантичными, а русских называли не иначе как russische Schweine.

На самом деле, грязь на улицах и в общественных местах в России оставляет неприятное впечатление. До приезда в Германию я думал, что немцы гораздо опрятнее и чистоплотнее соотечественников. А если исключить заметное количество собачьих фекалий на тротуарах крупных городов Германии, мусора и грязи здесь не так уж и много. Означает ли это, что немцы аккуратнее и чистоплотнее русских (несмотря на растяжимость понятия «русский»)? Оказалось, что нет.

Немецкие дети и гигиена

Прежде всего удивляет полное отсутствие воспитания гигиены у детей. Немцы разрешают малышам, которые еще не ходят, ползать по земле на улице или по полу в общественных местах, собирать грязь, подбирать с земли или пола предметы и брать в рот. Таким подходом к гигиене я был абсолютно шокирован, так как в России такое можно наблюдать только у социально неблагополучных слоев населения, например, у цыган.

В аэропорту в Германии мы стояли в очереди, чтобы взять машину в прокат. В очереди стояла немка с ребенком, которого она отпустила ползать по полу в зале ожидания перед выходом из здания. Ребенок ползал без присмотра по самой грязной и опасной части зала – одного из выходов из здания аэропорта. Несколько раз на малыша чуть не наступили или не проехали тележкой с чемоданами. Немецкой мамаше было все «по фигу», она стояла в очереди, поглядывая, не уполз ли малыш через выход. Малыш уже был «по уши» в грязи, иностранцы в шоке, но поскольку мама была немкой, никто не решился с ней заговорить об этом.

В детских садах и школах наблюдается такое же отсутствие гигиены. Немцы считают «с полу соринка – малышу витаминка». В немецкой школе дети приходят после прогулки со двора зимой и раздеваются. На полу в раздевалке образуются большие лужи грязной воды. Дети начинают перекусывать тут же, не раздевшись до конца. Некоторые кладут на пол бутерброд или печенье, иногда прямо в грязную лужу, переодевшись, хватают еду с пола и доедают. Преподаватели детей за это не критикуют, опасности инфекций не разъясняют. Зато иногда родителям приходят письма, что у очередного ученика нашего класса обнаружились вши.

Взрослые немцы и чистоплотность

Теперь о взрослых немцах. Конечно, после такого детства толерантность к антисанитарии развивается на всю оставшуюся жизнь. Похоже, что, даже переболев дизентерией или холерой, такие люди уже ничему не учатся. Проходя по улице или находясь в общественном месте, можно увидеть прохожего, стянувшего зубами перчатку с руки и набирающего что-то на телефоне. При этом перчатка за палец продолжает держаться зубами. Когда русскому не хватает рук, русский берёт лишний предмет под мышку или зажимает между ног. Когда немцу не хватает рук, он берет предмет в зубы. Кроме перчаток в зубы немцам обычно попадают мобильные телефоны, кошельки или кредитные карты. Насколько это гигиенично, думаю, объяснять не стоит.

Ещё одна замечательная особенность, бросающаяся в глаза: немецкие мужчины часто не моют руки, сходив в туалет. Зато они считают нужным всегда закрывать крышку унитаза. Возможно, это они делают для того, чтобы создать дополнительно хорошие условия для размножения бактерий.

В других странах сотрудники общепита щепетильнее относятся к соблюдению элементарной гигиены. Раздающие еду одевает чистую перчатку, но, несмотря на это всё равно моет руки после паузы. Хватать одной и той же рукой деньги и еду считается совсем неприличным. У немцев почти в каждой булочной продавцы делают с точностью наоборот. Недавно мы были в красивом городке Варнемюнде на побережье Балтики. В выходные дни там открыт рыбный рынок, где продается масса всяких вкусностей. Мне было нелегко убедить продавца булок, брать хлеб полностью одетой перчаткой, не нажимая на него большим грязным пальцем.

Ситуация в Германии с гигиеной настолько плоха, что в известной газете Bild опубликовали статью с журналистским исследованием антисанитарии в стране. В статье описано, какие опасные бактерии скрываются в общественных местах и насколько пренебрежительно современные немцы относятся к элементарным правилам гигиены. Я рассказываю это к тому, что если такая бульварная пресса уже пишет об этом статьи, значит ситуация вполне критична.

В Германии увеличивается количество обратившихся за помощью в связи с чесоткой.

Другой показатель — регулярные вспышки чесотки в Германии.

В конце февраля 2018 медицинская касса Barmer сообщила, что 7800 человек из Шлезвиг-Гольштейна в 2016 году заразились зудящей кожной болезнью. В 2017 число пострадавших выросло на две трети. Схожая ситуация с чесоточным клещём в Гамбурге. Чесотка распространяется в некоторых регионах земли Северный Рейн-Вестфалия (NRW). Число заболеваний возросло до 420 в Дуйсбурге и 223 в Бохуме. В Мюнстере зарегистрировано 36 случаев.

Чистота улиц немецких городов

Первое, что бросается в Германии в глаза на тротуарах – собачьи экскременты. Очевидно, что штрафы за оставление такого вида нечистот в Германии чрезвычайно низки. Не повышают их потому, что депутаты, которые могли бы утвердить закон в бундестаге, боятся масштабной критики по поводу ограничения личных свобод граждан и либеральных ценностей. Кроме того, среди депутатов тоже есть владельцы собак.

Однажды мы наблюдали подростков, закидывающих этот «пикантный мусор» на балконы жилых зданий, в качестве шутки. И понятно, ведь, возможно тоже в качестве шутки жители вторых этажей стряхивают грязь с ковриков прямо на проходящих внизу прохожих. Часто можно видеть водителей, опорожняющих пепельницы автомобилей прямо на дороге или на стоянке.

Выкинуть на улице окурок ничего не стоит, поскольку штраф в Берлине составляет всего 20 евро. При этом некоторые места в городе буквально усеяны окурками. Почему бы не сделать штраф хотя бы 90 евро, как в Амстердаме, а еще лучше 150 евро? Немцы сетуют, что тогда многие граждане не смогут платить такие высокие штрафы, поскольку, например, в Берлине много безработных. Отлично, говорю я, тогда дадим им работу – чистить улицы. Почему этот принцип работает в США, а в Германии нет? Иногда в Берлине можно увидеть пример сверх-свинства: человеческие экскременты на лавочке в парке или переходы в метро, залитые мочой. Такое даже в Москве не каждый день увидишь. Поэтому теперь стереотип “russische Schweinе” вызывает у меня улыбку.

Тем не менее, улицы Берлина на самом деле чище улиц Москвы. И, по моему мнению, здесь есть несколько важных факторов: коммунальные службы осуществляют уборку более регулярно и качественно; автолюбители не заезжают и не паркуются на газонах; ливневые стоки сделаны гораздо качественнее, а вместо асфальта на тротуарах – мелкая брусчатка. Брусчатка позволяет дождевой воде уходить в почву, которая, к тому же, и не такая глинистая, как в Москве.

03-03-2018, Иван Гор

Средневековая гигиена — Энциклопедия всемирной истории

Люди в Средние века приобрели плохую репутацию, когда дело касалось чистоты, особенно крестьянство. Однако, несмотря на общее отсутствие проточной воды и других современных удобств, существовали общие требования к личной гигиене, такие как регулярное мытье из тазика, особенно рук до и после еды, что считалось хорошим этикетом в период, когда столовые приборы все еще были редкость для большинства людей.У более обеспеченных была возможность чаще купаться, а замки, усадьбы, монастыри и города предлагали своим жителям лучшие туалеты с лучшим дренажем, а иногда даже имели проточную воду с использованием древнего сочетания цистерн и силы тяжести. Естественно, стандарты гигиены менялись во времени и в разных местах и ​​даже, конечно, между людьми, как и сегодня; то, что следует далее, исследует общие привычки и ожидания в отношении гигиены в средневековой Европе.

Водоснабжение

В деревнях была вода из близлежащих родников, рек, озер, колодцев и цистерн.Действительно, большинство поселений возникло там, где они были, именно из-за близости надежного источника воды. Замки могли быть расположены по той же причине и снабжались дополнительной водой из облицованных каменной кладкой колодцев, проложенных во внутренних дворах, иногда доступных из крепости замка для дополнительной безопасности при нападении. Из более чем 420 замков, обследованных в Соединенном Королевстве, 80% имели колодцы во внутренних помещениях, а в одной четверти их было два или более. Шахта колодца могла быть очень глубокой: шахта в замке Бистон в Англии имеет длину 124 метра.В некоторых замках, например, в Рочестере в Англии, даже была возможность набирать воду из колодца на каждом уровне крепости с помощью системы ведер и веревок, которые проходили внутри стен. Цистерны собирали дождевую воду или естественные просачивания земли, а иногда в замке могла быть система свинцовых, деревянных или керамических труб, по которым вода доставлялась из цистерны в другие, нижние части замка, такие как крепость или кухни, как в замке Честер в Англии. Другая система дополнительного сбора воды заключалась в том, чтобы на крыше были трубы для отвода дождевой воды в цистерну.Наконец, отстойники иногда использовались для улучшения качества воды, позволяя осадку осесть до того, как более чистая вода была слита. Многие монастыри также имели бы некоторые или все из этих особенностей.

Каналы, водоводы, колодцы и фонтаны обеспечивали (относительно) пресной водой городское население.

По мере роста числа и размера городов по всей Европе, начиная с 11 века н.э., гигиена становилась все более и более ежедневной проблемой. К счастью, многие из крупных городов, как правило, располагались вблизи рек или побережья, чтобы облегчить торговлю, поэтому снабжение водой и утилизация отходов в этих местах были менее проблематичными.Каналы, водоводы, колодцы и фонтаны обеспечивали (относительно) пресной водой городское население. Их поддерживали городские советы, которые также вводили санитарные меры для местных предприятий и населения в целом. Например, часто была обязанность убирать участок улицы непосредственно перед домом или магазином. В городах могут быть общественные бани; В Нюрнберге, который, кажется, был одним из самых чистых городов Европы благодаря своему просвещенному совету, их было 14.Местные власти предпринимали и такие экстренные меры, как вынос умерших во время чумы.

Личная гигиена

Поскольку проточная вода была очень редка, и, учитывая, что для получения одного ведра из колодца или близлежащего источника воды требовалось такое физическое усилие, возможно, неудивительно, что принимать полную ванну каждый день было невозможно для большинства людей. Действительно, поскольку баня считалась роскошью, учитывая стоимость топлива для нагрева воды, монахам, например, обычно запрещалось принимать ванну более двух или трех раз в год.У имевших баню она чаще всего имела вид деревянной полубочки или кадки. Даже тогда он не был бы слишком наполнен, но большая часть «купания» производилась с использованием кувшина с подогретой водой, вылитого на тело, а не полного погружения. У лорда могла быть мягкая ванна для дополнительного комфорта, и он обычно путешествовал с ней, такова была неуверенность в том, чтобы найти удобство в путешествии. Тем не менее, подавляющее большинство людей справились бы с быстрым пойлом, используя таз с холодной водой.Поскольку 80% населения выполняли физически тяжелую работу, работая на земле, вполне вероятно, что какая-то стирка производилась ежедневно.

Январь, Les Tres Riches Heures

Limbourg Brothers (общественное достояние)

Средневековые крестьяне долгое время были предметом шуток в отношении гигиены, что восходит к средневековым канцелярским трактатам, которые часто описывали их как не более чем грубых животных; тем не менее, практически все мыли руки и лицо по утрам.Ранняя стирка также была желательна, потому что блохи и вши были распространенной проблемой. Редко меняемая соломенная подстилка была особым раем для паразитов, даже если были приняты некоторые профилактические меры, такие как смешивание с соломой трав и цветов, таких как базилик, ромашка, лаванда и мята.

Иногда использовали мыло, а волосы мыли щелочным раствором, таким как раствор, полученный при смешивании извести и соли.

Поскольку большинство людей ели без ножей, вилок и ложек, было принято мыть руки до и после еды.Иногда использовали мыло, а волосы мыли щелочным раствором, например, полученным при смешивании извести и соли. Зубы чистили веточками (особенно орешника) и небольшими кусочками шерстяной ткани. Бритье либо не производилось вообще, либо раз в неделю, если кто-то не был монахом, и в этом случае брат ежедневно брился. Поскольку средневековые зеркала все еще не были очень большими или четкими, большинству людей было легче посетить местного парикмахера, когда это необходимо.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Обыкновенный крестьянин, вероятно, больше заботился о том, чтобы избавиться от дневной грязи во время стирки, но аристократу нужно было уделить внимание еще нескольким деталям, чтобы завоевать благосклонность в приличном обществе.Социальные мероприятия, такие как прием пищи, когда можно было поближе познакомиться со сверстниками, требовали особого внимания к гигиене, и были даже правила этикета, выпущенные в качестве полезных руководств для обедающих без воображения, как здесь из Les Countenance de Table :

.

…и пусть ваши пальцы будут чистыми, а ногти ухоженными.

Если к кусочку прикоснулись, пусть он не возвращается на тарелку.

Не прикасайтесь к ушам или носу голыми руками.

Не чистите зубы острым утюгом во время еды.

Постановлением запрещено подносить блюдо ко рту.

Тот, кто хочет пить, должен сначала доесть то, что у него во рту.

И пусть сначала вытрет ему губы.

Когда со стола убрано, вымойте руки и выпейте.

(Сингман, 154)

У монахов были свои специальные помещения для мытья, в том числе в аббатстве Клюни во Франции, где была лавабо или большой таз, где мыли руки перед едой.Из записей известно, что у них были полотенца, которые меняли два раза в неделю, а воду меняли только раз в неделю. В Большом зале замка или поместья обычно была такая же большая раковина, в которой посетители могли мыть руки.

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что обычное изображение в современных фильмах и книгах грязных средневековых крестьян, которые считали мытье какой-то формой пытки, возможно, не совсем точно, и люди всех классов действительно содержали себя настолько чистыми, насколько их обстоятельства разрешенный.Тем не менее верно также и то, что, когда средневековые европейцы, даже принадлежащие к высшим классам, вступали в контакт с другими культурами, такими как византийцы или мусульмане, во время крестовых походов, европейцы часто оказывались на втором месте по гигиеническим ставкам.

Туалеты

В деревнях или в усадебных поместьях крестьяне использовали выгребные ямы для собственных отходов, которые затем можно было собрать и разбросать по полям в качестве удобрения. В некоторых случаях небольшая хижина обеспечивала уединение, а деревянная скамейка с дыркой в ​​ней — комфорт (а также снижала вероятность падения в выгребную яму).Ночные горшки использовались ночью, а затем выбрасывались в выгребную яму. Без туалетной бумаги, да и вообще бумаги, людям приходилось обходиться горстью сена, травы, соломы или мха.

Туалет, Лондонский Тауэр

Тревор Хаксхэм (CC BY-NC-ND)

Туалеты в замке, также известные как уборные или уборные, были почти такими же, как и везде, хотя отходы направлялись через отверстие в выгребную яму у подножия стен замка или в сам ров (дополнительная защитная функция, не много говорится в военной истории).Иногда было два туалета рядом друг с другом, и они могли сливаться в канал, который регулярно промывался водой из отведенного ручья. Такое же расположение было обычным для монастырей, где туалеты были сгруппированы вместе. В аббатстве Клюни было 45 таких кабин, в которых также была баня с двенадцатью ваннами. В замках также могут быть писсуары треугольной формы, особенно в башне окружных стен.

В городах зажиточные люди имели свой туалет на заднем дворе или даже в самом доме с желобом или желобом для стока нечистот во двор.Там, где более бедные классы жили в большей концентрации, домохозяйства часто делили один туалет на улице или несколько туалетов, а их отходы выходили в общую выгребную яму. Выложенные камнем выгребные ямы также принимали любой другой бытовой мусор и регулярно очищались профессиональным рабочим, преданным этой специфической и незавидной работе. Существовали правила, запрещающие выбрасывать отходы на улицу, но они часто игнорировались, а проливной дождь или, что еще хуже, наводнение могло вызвать хаос в городской системе канализации и загрязнить водоснабжение.Поскольку в городах также было полно лошадей и ослов, а сельскохозяйственных животных перевозили в другие места или к мясникам, улицы обычно были грязными, и это в сочетании с вездесущими крысами, мышами и другими паразитами означало, что городские центры стали идеальными местами для размножения болезней. .

Чума и болезни

Черная смерть, пик которой пришелся на период с 1347 по 1352 год н.э., была лишь одной (хотя и самой смертоносной) из многих волн чумы и болезней, поразивших средневековую Европу. Бубонная чума, переносимая блохами на крысах, убивала от 30% до 50% населения, где бы она ни появлялась.Низкие стандарты средневековой гигиены, безусловно, способствовали этому, хотя были и другие факторы, такие как полное непонимание причин этого и отсутствие эффективных карантинов. Также важно отметить, что многие средневековые места, такие как Милан и Богемия, сохранились относительно невредимыми, поэтому не так просто приписать распространение чумы исключительно отсутствию гигиены и надлежащей санитарии.

Помимо ужасных эпидемий и эпидемий, которые, казалось, возникали из ниоткуда с пугающей регулярностью, в повседневных местах часто таились не менее смертельные опасности.Плохое приготовление и хранение пищи представляло собой особую область риска для здоровья. Эпидемии диареи (эрготизма), известной в средние века как «Огонь Святого Антония», были вызваны употреблением в пищу ржи, отравленной грибами. Кожные заболевания также были особенно распространены, хотя они могли быть вызваны как плохим питанием, так и нечистоплотностью.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Средневековые люди были на удивление чистыми (кроме духовенства)

В фильме Монти Пайтон и Святой Грааль (1975) два второстепенных персонажа замечают короля Артура.Они знают, кто он такой, потому что, как отмечает один из них: «Он, должно быть, король… он не весь в дерьме, как все мы». были грязными. Некоторые, возможно, слышали известное (но, вероятно, апокрифическое) заявление Елизаветы I о том, что она принимала ванну раз в месяц, независимо от того, нуждалась она в этом или нет. В то время, когда только самые богатые люди пользовались водопроводной водой в своих домах, очень немногие европейцы имели ресурсы, чтобы соблюдать стандарты гигиены 21-го века, даже если бы они этого хотели.

В то же время не следует преувеличивать нечистоплотность средневековых людей. Многие свидетельства показывают, что личная гигиена была важна для средневековых людей, что они старались поддерживать чистоту. Популярные книги советов рекомендовали мыть руки, лицо и зубы после подъема, а также мыть руки в течение дня. Другие части тела мыли реже: например, ежедневное мытье гениталий считалось еврейским обычаем, и поэтому нееврейское население относилось к нему с подозрением.Тем не менее, многие домохозяйства имели отдельно стоящие деревянные ванны для купания, а в позднесредневековых городах обычно были общественные бани. Медицинские сборники давали рецепты мытья волос, отбеливания зубов и улучшения состояния кожи. Средневековые священнослужители сетовали на тщеславие людей, которые слишком много времени хлопотали о своей внешности.

Средневековые усилия по поддержанию чистоты не ограничивались телом. Деликатную верхнюю одежду можно было чистить щеткой и надушивать, но нижнее белье и домашнее белье часто стирали.В книгах советов говорилось, что нижнее белье нужно менять каждый день, а счета домохозяйств разбросаны с выплатами прачкам. На больших реках часто были специальные причалы для прачек: лондонский был известен как «Лавандеребридж».

Недавние археологические открытия принесли новые подробности о средневековой гигиене. Сохранившиеся яйца кишечных паразитов часто находили в вырытых выгребных ямах: например, недавние раскопки в немецком портовом городе Любек показали высокий уровень аскарид и ленточных червей среди средневекового населения.И пострадало не только население в целом. В 2012 году, когда тело Ричарда III было раскопано в Лестере, его останки были сильно заражены яйцами круглых червей. Исследование мумифицированного трупа Фердинанда II, короля Неаполитанского, умершего в 1496 году, показало, что у него были как головные, так и лобковые вши.

Археологические записи рассказывают только часть истории. Он может сказать нам, от каких паразитов страдали средневековые люди, но не может сказать нам, что средневековые люди знали о паразитах.Как они относились к ним? Как они относились к ним? И что их опыты с паразитами говорят о жизни в средневековой Европе?

Терминология паразитов менялась на протяжении веков. Во многих средневековых медицинских текстах вши упоминаются как «черви, которых мы называем вшами» или «черви с ногами»; другие используют термин «чесотка» для обозначения целого ряда кожных заболеваний. Простые ссылки на паразитов также могут ввести в заблуждение. В позднесредневековых записях, в которых глистам приписывалось большое количество младенческих смертей, вероятно, зафиксированы случаи водянистой, слизистой диареи при отнятии от груди, которые могут выглядеть как маленькие черви.

Эти различия в терминологии отражают сдвиг в понимании микробиологии, включая паразитов. Сегодня мы знаем, что паразиты — это то, чем можно заразиться — от другого человека, с пищей или другими путями. До XVII века люди думали, что они произведены путем самозарождения, то есть не вылуплением из яиц, а образованием из существующей (обычно неприятной) материи. Врач 13-го века Гилберт Англичанин описал, как «черви различной формы зарождаются в кишках человека, как из-за разнообразия кишечника [т. е. из тонкого или толстого кишечника], так и из-за разнообразия вещества. [различные виды мокроты], из которых они сделаны.Его почти современник Альберт Великий описывал вошь как «паразита, порождаемого гниением на краях пор человека или скопившегося из него, когда он согревается теплом человека в складках его одежды».

Итак, в рамках гуморальной медицины средневековые специалисты считали глистов и вшей продуктом жизнедеятельности организма. Согласно средневековым представлениям о теле, здоровье основывалось на равновесии четырех соков (кровь, слизь, черная желчь и желтая желчь), а болезнь была результатом гуморального дисбаланса.В системе юмора организм производит паразитов, когда его жидкости выходят из равновесия. Это означало, что несбалансированность рациона, среди прочего, вызывала заражение: употребление неправильной пищи могло вызвать всевозможные проблемы. Гилберт сказал, что «сладкое мясо порождает водянистую кровь, а это порождает червей и питает их», а фрукты тоже опасны. Вшей часто приписывали чрезмерному употреблению фруктов, особенно инжира. По словам Альберта Великого, это происходит из-за «грубости их химуса» (его значение слова «химус», вероятно, такое же, как и у нас — т. е. смесь частично переваренной пищи и пищеварительных соков, которая проходит из желудка в тонкую кишку). ).

«В одном из зубов [Папы] была полость, и там червь метался туда-сюда»

В зависимости от индивидуального гуморального строения некоторые люди были более склонны к паразитарным инфекциям, чем другие. Считалось, что дети особенно уязвимы для кишечных паразитов, потому что от природы они теплые и влажные. Матерям посоветовали не давать детям до семи лет слишком много флегматичных и вязких продуктов, таких как фрукты и жирная рыба. Конвент постановил, что эти виды пищи препятствуют пищеварению и разбалансируют детские жидкости, делая их уязвимыми для червей.Восприимчивость взрослых, среди прочего, также зависела от диеты. По словам Бернара де Гордона, профессора медицины Университета Монпелье с 1285 года, обжоры были особенно подвержены глистам. Когда цирюльник Томаса Кантилупа, епископа Херефордского, спросил другого слугу, почему у их хозяина так много вшей, тот ответил, что «с некоторыми мужчинами это случается естественно больше, чем с другими».

Средневековые люди также сталкивались с более широким спектром паразитов, чем мы: поскольку они, по-видимому, были созданы организмом, считалось, что они могут встречаться практически в любой его части.Несмотря на то, что «ушные черви» и «зубные черви» не существовали, они были особенно распространены, и никто не был застрахован. Арнау из Виллановы лечил папу Климента V, когда «в одном из его зубов была полость, и там метался туда-сюда червь». Когда червь зашевелился в зубе… [Папа] сильно страдал, так что не мог ни пить, ни спать». Черви и вши вокруг глаз также, похоже, были частой проблемой. Это, вероятно, было связано с современным верованием в важность удаления ночных остатков и выделений вокруг глаз после пробуждения.

Средневековые сборники рецептов разбросаны с лекарствами от паразитов — что говорит как о масштабах проблемы, так и о реальном желании избавиться от этих вредителей. Природа и вероятная эффективность этих средств значительно различаются. Некоторые из них были очень простыми, но, безусловно, неэффективными: например, нюхать лаванду, чтобы убить вшей, или мыть волосы в морской воде, чтобы избавиться от гнид. Другие были более эффективными, но и более неприятными. Большинство средств от глистов были основаны на горьких травах, в частности на полыни и горечавке.Такие горькие травы убили бы паразитов, но также вызвали бы сильную диарею. Говоря средневековым языком, этот неприятный побочный эффект означал, что пациент был хорошо очищен, и его настроение восстановилось. Многие средневековые врачи, по-видимому, понимали лечение глистов как двухэтапный процесс: сначала их нужно убить, а затем их можно изгнать из организма.

Эффективные средства от педикулеза часто содержат токсичные ингредиенты, например ртуть, даже несмотря на то, что травяная часть средства (обычно порошкообразный дельфиниум) на самом деле убивала паразитов.Ушных червей лечили горькими лекарствами, которые заливали в ухо. Стандартное лечение от зубных червей было столь же мрачным: их якобы выкуривали, сжигая семена ромашки или белены на плитке или в свече. Когда дым попадал в рот, червь выпадал из его полости на плитку. Аналогичное лечение применялось для «чесоточных клещей» на руках и ногах. Для этого условия семена помещали в кипящую воду; руки или ноги держали над паром, чтобы черви упали в воду.

Некоторые люди прибегали к помощи шарлатанов. В 1529 году лондонский церковный суд привлек к ответственности некую Элизабет Фотман за ее заявления о том, что она лечит болезни, в том числе «глистов в детских животах», с помощью трав и амулетов. В конце 15-го века Croxton Play of the Sacrament фигурирует персонаж по имени Мастер Браундич, зловеще звучащий целитель, который «никогда не оставит вас, пока вы не окажетесь в могиле». Среди его специальностей были «черви, для грызения, перетирания в желудке или в болдыре» (животе).Похожая фигура была высмеяна в пьесе « Терсит » (1537), в которой мудрая женщина произносит «благословение» над животом больного ребенка и обещает, что «к завтрашнему дню глисты исчезнут».

Другие пациенты пробовали религиозные методы лечения, и многочисленные чудеса исцеления давали передышку от паразитов. Томас Бекет, архиепископ Кентерберийский, канонизированный после своей смерти, вылечил как минимум двух детей, зараженных глистами, в первую очередь 10-летнего мальчика по имени Генри. Мальчик потерял аппетит и казался болезненным, и ему дважды давали воду, настоянную на крови святого.Во второй раз он изверг червя длиной в поллоктя ( c 9 дюймов) вместе с другими гнилостными веществами. Он восстановил свои силы, и червь был выставлен в его местной церкви. В аналогичном случае итальянский дворянин, который страдал от сильных конвульсий и боялся, что он умрет, был излечен, закутавшись в плащ доминиканского святого мученика Петра. Его «быстро вырвало червем, имевшим две головы и покрытым густыми волосками», и тут же выздоровел. Судьба червя неизвестна.

Чтобы избавиться от блох, положите обмазанный клеем кусок хлеба со свечой посередине кровати

Согласно распространенному в позднем Средневековье поверью, вши и другие паразиты произошли «из грязной и нечистой кожи». Лучшим способом избежать их было частое мытье и переодевание. У большинства средневековых гребней были широкие зубья для расчесывания волос, а также тонкие зубья для удаления вшей и грязи. В 825 году ирландский священнослужитель посетил Исландию и был поражен светлыми летними ночами, когда «какое бы дело человек ни пожелал выполнить, даже собрав вшей со своей рубашки, он может справиться не хуже, чем при ясном дневном свете».В саге 13-го века о людях Лаксардаля преступника Стиганди предает женщина, которая предлагает обыскать его волосы на наличие вшей, только чтобы сообщить о нем властям, когда он заснет. Когда инквизиция прибыла в Монтайю в начале 14 века, несколько свидетелей упомянули об избавлении от вшей в своих показаниях. Пьер Клерг, священник, регулярно подвергался дезинсекции своими любовницами как публично, так и наедине; один из них также публично обезвредил мать священника. А крестьянка Вюиссан Тестаньер вспоминала, как «в то время, когда еретики господствовали в Монтайю, Гийометта Бенете и Алазайс Рив обезвреживались на солнце своими дочерьми… Все четверо были на крышах своих домов.Я проходил мимо и услышал, как они разговаривают».

Согласно Руководству хорошей жены, обязанностью женщины было следить за тем, чтобы в супружеской спальне и особенно в самой кровати не было блох. Автор (предположительно муж XIV века, инструктирующий свою гораздо более молодую жену) дает советы о том, как бороться с блохами, в том числе разбрасывать по комнате листья ольхи, использовать белую подстилку, на которой хорошо видны вредители, и положить ломтик хлеба, покрытый блохами. клей со свечой посередине в качестве ловушки.К концу средневековья паразиты (особенно вши) все чаще рассматривались как свидетельство плохой гигиены и ассоциировались с «дикими людьми». Связь между бедностью и паразитами была отражена в правилах начала 16-го века для больницы Санта-Мария-Нуова во Флоренции, в которых говорилось: «Поскольку многие бедняки прибывают со вшами, мы разделяем их одежду и храним ее… в другое место.»

Однако связь между паразитами и бедностью не следует рассматривать как свидетельство того, что бедняки просто мирятся с заражением.Во время Третьего крестового похода (1189–1192) единственными женщинами, которым разрешалось путешествовать с армией, были «старые добрые уборщицы… которые мыли головы и белье и ловко, как обезьяны, избавлялись от блох». Когда старую одежду епископа Томаса Кантилупе раздали беднякам, ее пришлось дезинфицировать: даже те, кто достаточно беден, чтобы нуждаться в благотворительности, не захотят принимать такую ​​грязную одежду. Во время вспышки чумы в конце 1470-х годов в Мантуе в Ломбардии брошенные заключенные жаловались городским властям, что: «Мы… умираем от голода. читтадини покинули город, и милостыня не поступает. Мы в великой скорби и великой нищете, кишащие клопами, блохами и вшами». Даже в таком отчаянном положении на паразитов стоило жаловаться.

Учитывая, что многие из зарегистрированных средств от паразитов содержали легкодоступные ингредиенты, они, вероятно, были популярны среди всех классов. Коллекция средств, составленная в 1364 году неизвестным флорентийцем, включает в себя несколько средств от глистов, приготовленных из обычных или легкодоступных ингредиентов, включая чеснок, уксус и листья персикового дерева.

Примечательно, что единственной частью средневекового общества, которая придерживалась плохой гигиены, было духовенство. Для средневековых монашествующих паразиты (как те, что поражали живых, так и те, которые пожирали мертвых) были популярным предметом созерцания, поскольку служили важным напоминанием о слабостях плоти. В документе Папы Иннокентия III «О несчастьях человеческого положения» есть раздел «О разложении мертвого тела», в котором сравниваются живые и мертвые: «При жизни он производил вшей и ленточных червей; после смерти он произведет червей и мух.А в стихотворении «Диспутациоун между телом и червями», включенном в картезианский сборник начала XV века, черви насмехаются над трупом: «У тебя были черви в руках и блохи в твоей постели / Или вши и гниды». в твоих волосах каждый день, / также желудочные черви, чтобы досаждать тебе во всех отношениях».

Самые набожные христиане не только думали о паразитах, но и принимали их как часть своей повседневной жизни. Многие врачи отмечали восприимчивость духовенства к паразитам, в том числе Джон Гаддесденский, которому было ясно, что монашествующие подвержены вшам из-за отсутствия ухода.Бернард Гордон обвинил их в потреблении флегматичных и меланхоличных продуктов. Средневековая литература пестрит примерами монахов и монахинь, которых беспокоят вши. В стихе XII века Planctus monialis молодая монахиня жалуется на трудности своей жизни и умоляет молодого человека переспать с ней. Среди ее проблем были антисанитарные условия, в которых она была вынуждена жить: «Рубашка на мне грязная, белье несвежее, из грубых ниток… в моих нежных волосах воняет нечистотами, и я терплю вшей, которые поцарапать мою кожу.

Личные паразиты были не проблемой, которую нужно было преодолеть, а способом развить преданность Богу

Столетие спустя приор Цезарий из Гейстербаха рассказал историю о рыцаре, который не хотел становиться монахом из-за «вшей, которые завелись в ваших одеждах»; Цезарий признает, что «шерстяная ткань действительно таит в себе множество паразитов». Рыцарю стыдно присоединиться, когда его спрашивают, как храбрый солдат может так бояться вшей, что рискует своим спасением. Некоторое время спустя нового монаха спрашивают, преодолел ли он свои страхи, и он заявляет, что: «Если бы все вши всех монахов во всем мире сосредоточились на моем единственном теле, они не выкусили бы меня из Ордена». .Его перемена в сердце показала, что он принял монашескую жизнь. Личные паразиты были не проблемой, которую нужно было преодолеть, а способом продемонстрировать и развить свою преданность Богу.

В средние века святые мужчины и женщины игнорировали общепринятую гигиену и, следовательно, страдали. Лоуренс де Субиако, отшельник XIII века, носил кольчугу, которая постоянно рвала его плоть и была «набита вшами», а святая Маргарита Венгерская (доминиканская монахиня королевского происхождения) отказывалась мыть голову, чтобы мучиться от вшей.Доминиканский мистик XIV века Генри де Сузо носил власяницу, и его часто «пытали паразиты»; в конце концов, он начал носить кожаные перчатки с острыми гвоздями, торчащими наружу, так что, если он попытается почесать свои укусы во сне, он вцепится в свою плоть. Даже богатые и могущественные церковники могли принять эту форму страдания, скрывая свои покаянные одежды (и живших в них существ) под своими роскошными одеяниями. После того, как Томас Беккет был убит в своем соборе, монахи, готовившие его тело к погребению, обнаружили, что он носил нижнее белье из волос, и

Это нижнее белье из козьей шерсти было внутри и снаружи кишело мельчайшими блохами и вшами, массами повсюду большими пятнами, которые так жадно атаковали его плоть, что было не чем иным, как чудом, что он смог вынести такое наказание.

Монахи интерпретировали этих паразитов как форму мученичества. Во время расследования канонизации Томаса Кантилупе его слуги сообщили, что его постельное белье и одежда были полны вшей. Один утверждал, что их были целые горсти. Другой сказал, что никогда не видел столько вшей ни на нищих, ни на богатых.

Для Томаса Бекета, Томаса Кантилупе и многих других средневековых святых мужчин и женщин, которые всю жизнь чесались и чесались, паразиты служили формой аскетизма — способом дисциплинировать свое тело, подобно голоданию или бичеванию, и таким образом доказывая глубину их вера.В более позднем средневековье идентичность духовенства в значительной степени основывалась на идее, что духовенство отличается от мирян. Это различие наиболее явно отражалось в папских запретах на церковный брак и духовное насилие, а также в ношении отличительных облачений. Но, может быть, духовенство, и особенно монашеские ордена, тоже отталкивало своим отношением к тунеядцам. Большинство средневековых людей в случае заражения лечили своих паразитов и ожидали, что это лечение сработает. А духовенство в этом, как и во многом другом, было другим: оно приняло то, чего все остальные старались избежать или вылечить.

Называть чушью мифы о гигиене –

Изображение: Луи-Леопольд Бойи, La Toilette Intime ou la Rose Effeuille , конец 18 века.

 

Мы здесь, в Frock Flicks, понимаем, что не всех волнует историческая точность в фильме. Иногда фильм — это просто фильм — вы в нем ради удовольствия, бегства от реальности, столь необходимого отрыва от реальности.Иногда хочется просто посмотреть, как красивые люди в красивой одежде выглядят красиво в красивых местах. Мы также понимаем, что у людей есть разные горячие точки — некоторые из нас не могут смириться с тем, что костюмы явно анахроничны, другие ненавидят, когда сценарий выбрасывает гораздо более интересную историю за окно в пользу сюжетной линии, которой никогда не было в реальной жизни. . Кинорежиссеры, исторические костюмы и историки часто находятся на противоположных полюсах, когда речь заходит о том, как история исторического лица или периода должна быть представлена ​​в фильме.Часто заказчики и историки молчат, потому что нам не хватает влияния и капитала, чтобы быть услышанными. К настоящему времени мы все устали от заезженной мантры о том, что «людям не нужен урок истории, когда они идут в кино», как будто есть что-то очень неприятное в том, чтобы столкнуться с фактами, а не выдуманной чушью о жизни. людей, которые жили раньше, и с которыми у современной публики нет никакой надежды связаться. Не знаю, как вы, но я нахожу такой менталитет чрезвычайно оскорбительным.

Так что, когда появляются сообщения, подобные этому, от костюмера Терри Дресбаха, весело извергающего возмутительную дезинформацию не только об одежде, которую носили в определенный период, но и об обычной жизни, у меня поднимается кровяное давление. Терри – костюмер нового телесериала  Чужестранка , основанного на одноименном романе Дианы Гэблдон. Я могу со всей честностью сказать, что, когда я впервые услышал о начале производства этого шоу, я был заинтригован. Начали появляться фотографии, показывающие, что костюмер, казалось бы, хорошо разбирался в силуэте 18-го века, особенно сложно, потому что шоу фокусируется на менее богатой и довольно изолированной жизни шотландских горцев в 1740-х годах.Это выглядело как темная сторона   яркого мира Марии-Антуанетты. Я подумал, что это стоит посмотреть.

Тогда Терри должен был пойти и все испортить для меня, не просто опубликовав неточные «факты» о том, сколько времени женщине требовалось, чтобы одеться в 1700-х годах (20 минут, чтобы зашнуровать пару корсажей — это примерно 15 минут слишком долго, по моему опыту), а о гигиене (женщины купались только раз в год, и во время менструаций они обливались кровью и мочились свободно, где хотели, потому что НЕТ БЕЛЬЯ и РВП!) и санитарии (телесные жидкости везде! Никакой санитарии! Реки текут загажены человеческими экскрементами!).По сути, по ее оценке, 18 век был отвратительным, вонючим местом, вонявшим нечистотами, и людям приходилось уворачиваться от куч человеческих экскрементов, куда бы они ни пошли (звучит очень похоже на некоторые районы современного Сан-Франциско, теперь, когда я думаю об этом). ). Дело в том, что она была не просто дезинформирована, она была совершенно неправа. Никакое количество провозглашения «различных мнений» по этим темам или ссылок на «тезис», подтверждающий ее бессмысленные утверждения (которым оказался пост на форуме Yahoo! автор) могла передумать.Она даже ссылается на «быстрый список информации», который на самом деле представляет собой пост Listverse под названием «10 отвратительных фактов о 18 веке», чтобы поддержать ее так называемое исследование.

Я перестану ее ругать и на секунду дам Терри презумпцию невиновности: она костюмер, а не академик. Она делает красивую одежду. Она усердно работает, она делает хорошую работу, о чем свидетельствует моя склонность даже начать смотреть Outlander , основываясь исключительно на костюмах, которые она разработала (а мы все знаем, какая я крутая задница, когда дело доходит до костюмов).Ее пост «Одеваться» был даже довольно хорош, пока не начались «факты». Она рассказала, как режиссер шоу хотел показать весь процесс одевания от начала до конца, что, безусловно, является редкостью в исторических фильмах, и это круто, я думаю, что мы все можем отстать. Если бы она просто остановилась на этом, то я бы не писал этот пост. Черт, я мог бы отправить людей в ее блог, чтобы прочитать о том, как это шоу может изменить роль костюмов в фильмах, узаконив их как часть процесса повествования, а не просто декорации.

Нет, вместо этого я собираюсь опровергнуть самые огорчительные ее заявления с помощью АКТУАЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ, которую можно найти исключительно с помощью возможностей Google и на основе реального личного опыта работы историческим костюмером и реконструктором двадцатилетней давности. Потому что, знаете ли, экспериментальная археология — дерьмо.

1. Без нижнего белья : Хорошо, я дам ей это по техническим причинам. СОВРЕМЕННОЕ нижнее белье — это концепция, возникшая в 1920-х годах в связи с тем, что мода для женщин стала значительно более свободной и, по сути, маскулинизированной.Ношение одежды с раздвоенной нижней частью тела считалось правом человека со времен средневековья. Существует множество феминистских теорий о том, почему женщинам было отказано в привилегии носить нижнее белье, но я не буду утомлять вас этим (если вам интересно, поищите Джилл Филдс «Интимное дело: женщины, нижнее белье и сексуальность»). . Тем не менее, женщины носили многослойные нижние юбки, и, будучи коммандос таким образом, добавленные нижние юбки на самом деле обеспечивают обволакивающее качество, подобное тому, когда ноги полностью заключены в шаровары.Однако, будучи современной женщиной, я предпочитаю носить что-то внизу, в основном для предотвращения натирания, хотя я заправила свою самую внутреннюю нижнюю юбку между ног, что создает достойный барьер от ожогов от трения. Не будет огромным логическим скачком предположить, что женщины 18-го века делали то же самое.

2. Не купаться : Это абсурдная дезинформация, и на самом деле ее довольно просто опровергнуть. Купание с полным погружением, подобное тому, что мы, современные люди, называем «принятием ванны», было редкостью в доме  в 18 веке, в основном из-за огромного количества труда, необходимого для сбора и нагревания достаточного количества воды, чтобы поддерживать ванну.Однако это не включает общественные бани для мужчин и женщин. То, что делалось дома часто (возможно, даже ежедневно, но уж точно еженедельно), было чем-то вроде мытья губкой. Такое же купание до сих пор регулярно проводится в больницах и медицинских учреждениях для людей с ограниченной подвижностью. Очевидно, что если оно достаточно гигиенично для современной медицины, оно сделает работу 300 летней давности. Вы можете обратиться к этому отрывку из книги Women in Early America Дороти А.Mays для получения дополнительной информации о банных практиках простолюдинов 18-го века (поскольку был выдвинут аргумент, что высшие классы купались, а низшие классы — нет).

3. Менструация и кровотечение повсюду : Достаточно обратиться к Википедии, чтобы найти хорошую отправную точку для исследования того, как женщины до 21-го века справлялись с менструациями. Особого внимания заслуживают записи о тампонах и гигиенических прокладках. Тем не менее, эта тема кажется чем-то вроде информационной черной дыры.Музей менструации часто упоминается как источник доказательств того, что женщины истекали кровью в свою одежду, но затем автор также предлагает использовать губки, гигиенические прокладки и импровизированные тампоны (к тому же, у меня действительно есть проблемы с неакадемической презентацией). этого сайта, так как его часто цитируют, и то, что его части не обновлялись почти пятнадцать лет, является проблематичным, поскольку постоянно проводятся дополнительные исследования). Я наткнулся на одну статью в академическом журнале, которая находится в свободном доступе в Интернете, под названием «Твоя праведность — всего лишь менструальный удар: санитарные обычаи и предрассудки в ранней современной Англии» Сары Рид, доктора философии.Д. Рид довольно быстро предлагает легенду о Гипатии в своей статье как свидетельство того, что «менструальные тряпки» были известны византийскому ученому, который разрабатывал первоначальную легенду. Она также выдвигает концепцию о том, что менструация была «одновременно табу и обыденностью, что привело к очевидному отсутствию современных источников раннего Нового времени». (стр. 3) Тот факт, что исторические записи мало что говорят о менструации до тех пор, пока мужчины не начали пытаться регулировать ее в 19 веке, на мой взгляд, ни здесь, ни там.В конце концов, отсутствие доказательств не обязательно является доказательством отсутствия.

4. Запах менструальной крови считался эротическим : Я думаю, это зависело от места, эпохи и личных предпочтений человека, утверждавшего, что его либо возбуждает, либо отталкивает запах менструальной крови. На каждый аккаунт, который осуждает это как грязный, есть другой источник, который говорит, что это важный признак половой зрелости. Он движется туда-сюда, никогда не разрешаясь, поэтому я думаю, что он полностью зависит от индивидуальных факторов, о которых я упоминал выше, и это подтверждается книгой «Периоды в поп-культуре».Однако я нашел интересное исследование в Оксфордском журнале науки и математики, в котором рассматриваются биологические факторы, лежащие в основе женского запаха и мужского внимания, поэтому вовлеченные биологические факторы в любом случае не зависят от культурного давления.

5. Люди, занимающиеся своими делами, где и когда им заблагорассудится:  Колониальный Вильямсбург прекрасно объясняет, как люди 18-го века пользовались туалетом, так что я не буду много останавливаться на этом. Хотя я скажу, что хотя канализация была не такой, как сейчас, канализационные трубы существовали в европейских городах еще со времен Римской империи.Это правда, что многие водные пути были сильно загрязнены сточными водами, поступающими из этих труб или сбрасываемыми прямо в реку вручную, но это также проблема, с которой приходится сталкиваться современным людям. Короче говоря, мы не лучше справились со всей проблемой общественной санитарии, чем они были 300 лет назад.

Мы рассмотрим дезинформацию об одежде в одном из будущих подкастов, но я подумал, что было бы более эффективно устранить фактические ошибки о гигиене в 18 веке в сообщении в блоге.С источниками. Потому что я знаю, как пользоваться Google.

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Средневековье: Миф и реальность

Презентация на тему: » Средневековье: мифы и реальность» — Транскрипт:

ins[data-ad-slot=»4502451947″]{display:none !важно;}} @media(max-width:800px){#place_14>ins:not([data-ad-slot=»4502451947″]){display:none !important;}} @media(max-width:800px){#place_14 {ширина: 250px;}} @media(max-width:500px) {#place_14 {ширина: 120px;}} ]]>

1 Средневековье: мифы и реальность

2 Средневековье: миф
Мы думаем о рыцарях в сияющих доспехах, роскошных пиршествах, странствующих менестрелях, королях, королевах, епископах, монахах, паломниках и славных зрелищах.В кино и в литературе средневековая жизнь кажется героической, занимательной и романтической.

3 Средневековье: реальность
В действительности жизнь в средние века, период, который длился примерно с 5-го по 15-й век в Западной Европе, также мог быть суровым, неопределенным и опасным.

4 Хозяин поместья Для безопасности и защиты люди в Средние века формировали небольшие сообщества вокруг центрального лорда или хозяина.

5 Усадьба Большинство людей жили в усадьбе, которая состояла из замка (или усадьбы), церкви, деревни и прилегающих сельскохозяйственных угодий.

6

7 Самодостаточность Каждое поместье было в значительной степени самодостаточным, выращивая или производя все основные предметы, необходимые для еды, одежды и жилья.Для удовлетворения этих потребностей в усадьбе были здания специального назначения, такие как: Мельница для помола зерна Пекарня для выпечки хлеба Кузница для изготовления изделий из металла.

8 Изоляция Эти поместья были изолированы, и их время от времени посещали торговцы, паломники, направлявшиеся в крестовые походы, или солдаты из других феодальных владений.

9 Феодальная система В соответствии с феодальной системой король награждал землю или феодальные владения своим самым важным дворянам, баронам и епископам в обмен на их вклад солдат в армию короля.

10 Дворяне и вассалы Дворяне разделили свои земли между мелкой знатью, которая стала их вассалами. Многие из этих вассалов стали настолько могущественными, что королям было трудно их контролировать. Кодекс рыцарства

11 Известные монархи Карл Великий — Император Священной Римской империи
Элеонора Аквитания-трубадуры Хью Капет Норманны и англосаксы Датские викинги, Альфред Великий Норманнское завоевание, Уильям Книга судного дня

12 Германия-936 Оттон Великий объединяет Германию, император Священной Римской империи

13 Великая хартия вольностей В 1215 году английские бароны заключили союз, который вынудил короля Иоанна подписать Великую хартию вольностей.Это ограничивало налоговые полномочия короля и требовало суда присяжных. Это был первый случай, когда английский монарх подчинялся закону.

14 Крестьяне На самом низшем уровне общества находились крестьяне, которых также называли крепостными или крепостными. Лорд предложил своим крестьянам защиту в обмен на то, что они будут жить и работать на его земле.

15 СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЖИЗНЬ Сотрудничество и взаимные обязательства КОРОЛЬ
ФЕОДАЛИЗМ: ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА Децентрализованное местное управление Зависит от отношений между членами знати Лорд и его вассалы вершили правосудие и были высшей властью на своей земле МАНОРИАЛИЗМ: ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА Сельское хозяйство — основа богатства Земли разделены на самодостаточные поместья Крестьяне (крепостные) обрабатывали землю и платили арендную плату В обмен на защиту Бартер обычная форма обмена КОРОЛЬ ВЛАДЫКИ (ВАССАЛЫ ВЛАДЕЛЬЦАМ) РЫЦАРИ (ВАССАЛЫ ВЛАДЕЛЬЦАМ) Феодальные владения и крестьяне Военная помощь Продовольственная защита Приюты Продовольствие Защита Приют КРЕСТЬЯН (КРЕСТНЫЕ) Плата за аренду Ферма Земля Почитание Военная служба Верность

16 Католическая церковь Католическая церковь была единственной церковью в Европе в средние века, и у нее были свои законы и большие доходы.Церковные лидеры, такие как епископы и архиепископы, заседали в королевском совете и играли ведущую роль в правительстве.

17 Кентерберийские рассказы «Кентерберийские рассказы» Чосера представляют собой серию историй, рассказанных 30 паломниками во время их путешествия в Кентербери.

18 Религиозные кризисы Ересь: верования, противоречащие официальному учению церковной инквизиции по борьбе с ересью, злоупотреблениям Разработка дополнительных орденов для борьбы с Франциском Ассизским и Домиником Осма-монахи живут среди людей, а не отдельно Споры о том, кто должен быть папой, ведут к расколу — 2 Папы, Рим и Авиньон

19 Здоровье и гигиена По мере роста населения средневековых городов и поселков санитарно-гигиенические условия ухудшались, что приводило к огромному количеству проблем со здоровьем.

20 Медицина Медицинские знания были ограничены, и, несмотря на усилия практикующих врачей, общественных и религиозных учреждений по установлению правил, средневековая Европа не имела адекватной системы здравоохранения.

21 Лекарства Многие средневековые медицинские рукописи содержали рецепты лекарств, для которых требовались сотни терапевтических веществ.Считал, что болезнь может быть результатом греховного поведения. Кровопускание хирургом.

22 Черная смерть 1347-1351 Зачистите континент
Сначала монгольские армии, торговцы несут До 1/3 населения умирает в Европе Эффекты: 1. Роль церкви/Бога , оставшийся в живых хочет более высокую заработную плату, переехать с земли

23 Торговцы С появлением торговли и коммерции феодальная жизнь пришла в упадок.По мере того как торговцы становились богаче, они возмущались необходимостью отдавать свою прибыль своим лордам.

24 Были приняты меры, чтобы горожане платили фиксированную ежегодную сумму лорду или королю и получали независимость для своего города как «городка» с правом самоуправления. Рынок стал центром многих городов.

25 Гильдии Гильдии были созданы для повышения заработной платы своих членов и защиты их от конкурентов.По мере того, как гильдии становились богатыми и могущественными, они строили ратуши и начали играть активную роль в гражданских делах, учреждая суды для разрешения споров и наказания правонарушителей.

26 Класс купцов В новый класс торговцев вошли ремесленники, каменщики, оружейники, пекари, сапожники, веревщики, красильщики и другие квалифицированные рабочие.

27 Каменщики Из всех мастеров каменщики были самыми высокооплачиваемыми и уважаемыми.В конце концов, именно они отвечали за строительство соборов, больниц, университетов, замков и ратуш.

28 Ученики Каменщики учились своему ремеслу в качестве подмастерьев у мастера-каменщика, живя в ложах до семи лет. Мастер-каменщик был по существу архитектором, генеральным подрядчиком и учителем.

29 Первые компании Население городов увеличилось впервые со времен Темных веков.С новой торговой деятельностью были созданы компании. Торговцы нанимали бухгалтеров, писцов и клерков, создавая новые рабочие места.

30 Печатный станок Печатный станок начался в 1450 году с публикацией Библии Иоганном Гутенбергом. Это произвело революцию в распространении обучения. Другие изобретения того времени включали механические часы, башенные мельницы и пушки.

31 Войны Крестовые походы — Папа Урбан II призывает христианские народы отложить в сторону свои разногласия, чтобы отвоевать Святую землю у турок Девять крестовых походов — Первый крестовый поход возвращает Иерусалим Третий — Саладин противРичард Львиное Сердце Экономические эффекты: торговля, Социальные эффекты: знание, преследования, Политические эффекты: смерть знати увеличивает власть королей

32 Столетние войны — английский/французский, Жанна д’Арк укрепляет национализм во Франции, военные технологии
Война роз — битва между семьями Йорков и Ланкастеров за английскую корону

33 Ссылки Адаптировано из Annenberg Media/Learner.org сайт «Средневековье»


Развенчаны 4 мифа о средневековье — Клаудия Меррилл

Средневековье полно мифов, но некоторые из величайших мифов — это те, в которые мы верим, о средневековье. У нас так много представлений о средневековье, которые просто не соответствуют действительности, но по тем или иным причинам они сохранились до наших дней.

Мне всегда казалось таким позором называть наших средневековых предков неразумными, грязными людьми, которые сжигали каждую встречную ведьму.Итак, чтобы пролить свет на прошлое, вот лишь несколько средневековых мифов, которые совершенно не соответствуют действительности.

Миф №1 Средневековые люди были грязными

Один из распространенных мифов состоит в том, что все средневековые люди были крайне нечистыми или грязными. Многие люди говорят, что именно так началась чума; из-за плохой гигиены и отсутствия современного понимания микробов. Тем не менее, прошлое имеет больше нюансов, чем это.

Средневековье начинается с конца римской цивилизации в 5 веке и останавливается примерно в начале эпохи Возрождения в 15 веке, поэтому, когда вы говорите о гигиене, это действительно зависит от того, в каком веке вы находитесь. говоря о.

В эпоху раннего средневековья, примерно в 10-13 веках, люди были достаточно фанатичны в отношении своей чистоты. Например, в трудах святого Цезаря VI века говорится, что монахини и монахи должны были регулярно мыться для общей гигиены. Никому не нравится быть грязным, поэтому вполне естественно, что наши средневековые предки также ставили чистоту на первое место в списке приоритетов.

Общественные бани были обычным явлением в Римской империи, но с тех пор не использовались сотни лет.В средневековом Риме и Греции люди купались в общественных банях и подолгу посещали сауны, после чего обрызгивались розовой водой.

Конечно, в некоторых местах Европы, таких как Эстония, тысячи лет использовались сауны под открытым небом, чтобы оставаться чистыми. В раннем средневековье в Эстонии сельские жители строили сауны в своих домах или на своей территории и регулярно ими пользовались. В Эстонии избиение себя березовыми ветками для стимуляции кровообращения было обычным делом и выполнялось как ритуал для хорошего здоровья.

Общественные бани также вернулись в Западную Европу. По всему континенту, в том числе в Венгрии, общественные купания были обычным явлением и продолжались непрерывно с римской эпохи. Фактически, есть свидетельства того, что они следовали римской традиции быть местом, где можно сплетничать, играть в карты и даже исследовать сексуальные переживания.

Одной из причин того, что общественные купальни и сауны были такими обычными, были крестовые походы. Из-за крестовых походов 10-го века вернувшиеся солдаты и чиновники принесли с собой концепцию турецких курортов и бань со святой земли.Это принесло новую традицию использования розовой воды и ароматических масел в купании на всем пути от Британии до Польши. Мыло даже изобрели на Востоке и привезли на Запад! Горячий воздух и вода из этих ванн помогали убивать микробы, стимулировали кровоток для здоровой иммунной системы и способствовали более эгалитарному взгляду на гигиену. Однако позже, в средневековый период, Папа Римский запретил публичные купания как слишком непристойные.

У нас такое представление о средневековых людях, которые были грязными и не мылись во время черной смерти.Фактически, запрет на общественное купание, новые теории о болезнях, называемых миазмами , , и быстрый рост населения помогли создать среду для процветания чумы.

С запретом общественных купаний люди начали приспосабливаться. Люди стали чаще менять льняное белье, чтобы впитать пот и другие телесные жидкости. Средневековая одежда была полезным способом поддержания чистоты для людей всех сословий. Это означало меньше стирки тяжелой верхней одежды и было более практичным в повседневной жизни.

Даже в годы чумы в позднем средневековье у средневековых людей все еще существовало представление о гигиене. В то время было обычным делом вытираться влажной тряпкой. Гамамелиса часто использовали для очищения кожи, что также убивало микробы.

Значит, средневековые люди всегда были невероятно грязными и отвратительными? На самом деле нет. Также важно отметить, что чума возникла не потому, что все в Западной Европе были такими грязными. Есть много причин чумы, включая торговлю, перенаселение в Европе и климат.

Миф #2 Средневековые люди думали, что мир плоский

Еще одно заблуждение людей о средневековье состоит в том, что все считали, что мир плоский. Этот миф создал представление о средневековых людях как о необразованных и ослепленных церковью, хотя на самом деле это не так.

Это миф, который начал распространяться примерно в 19 веке. В 1828 году Вашингтон Ирвинг написал роман под названием «: История жизни и путешествий Христофора Колумба». Хотя это никогда не предназначалось для того, чтобы восприниматься как научная литература, многие таковыми и были, и они несли с собой опасный миф.Ирвинг заявил, что Колумб считал, что мир плоский, утверждая, что это старое «средневековое» убеждение. Его «еретическая храбрость» идти против этой старой средневековой веры, привитой церковью, по сравнению с Колумбом выглядела героем. Стало новой нормой думать, что люди средневековья верили, что мир плоский, и теперь то же самое мы делаем сегодня.

Однако средневековые карты мира сохранились до наших дней, и ученые могут доказать, что люди средневековья представляли мир сферой. Mappa Mundi или карты мира показывают изображение земного шара — мира, изображенного в виде сферы. То же самое можно сказать и о карте, нарисованной известной монахиней Хильдегард фон Бинген.

Какими темными были «Темные века» — Четыре мифа, в которые вы, вероятно, верите — History is Now Magazine, Podcasts, Blog and Books

Миф 1#: Средневековая женщина не имела прав бесправная крестьянка в средние века, женщины обладали значительной властью помимо домашних обязанностей.В церкви женщины могли занимать высокие должности настоятельниц монастырей или глав женского сообщества монахинь. Эта должность обладала большой ответственностью и превосходящей властью над монахами. Женщины также обладали политической властью, в первую очередь в качестве королев и заменителей монархов-мужчин в периоды их отсутствия, болезни или из-за их молодости. Некоторые королевы были отмечены в истории как могущественные и влиятельные. В одном историческом примере Изабелла Французская, или «Французская волчица», объединила свои силы со своим возлюбленным, изгнанным Марчером Лордом, Роджером Мортимером, чтобы положить конец правлению своего мужа, Эдуарда II, и заняла английский трон для себя.В то время как подавляющее большинство женщин не занимали такие руководящие должности, вместо этого взяв на себя роль жен и монахинь, овдовевшие женщины обладали юридической независимостью. Стоит отметить, что как молодые аристократы, так и молодые женщины мало что могли сказать в выборе супруга. По всем историческим данным, женщины Средневековья были стойкими, умелыми и практичными людьми.

 

Миф № 2. Средневековые люди плохо относились к гигиене и имели низкую ожидаемую продолжительность жизни болезнь.Именно в это время крестоносцы привезли мыло с Дальнего Востока в Европу по Шелковому пути. Люди обычно купались в холодной воде, за исключением богатых, которые купались в горячей воде. Перед входом в Большой зал средневековых замков гости и знать должны были вымыть руки. Зубы чистили тряпкой или смесью трав и даже пеплом жженого розмарина. Плохие зубы можно было вырвать — единственное средство — без применения анестезии или обезболивающих.

В 1388 году английский парламент издал следующее заявление, стремясь улучшить гигиену в средневековом Лондоне: «Пожалуйста, так много навоза и нечистот из отбросов и внутренностей выбрасывайте в канавы, реки и другие воды… так что что воздух там сильно испорчен и заражен, и ежедневно случается много болезней и других невыносимых болезней … принято и принято, чтобы провозглашение было сделано как в лондонском Сити, так и в других городах, районах и поселках. через королевство Англии, где будет необходимо, чтобы все те, кто выбрасывает и кладет все эти неприятности, навоз, отбросы, внутренности и другую нечистоту в канавах, реках, водах и других вышеупомянутых местах, заставили их полностью

 

Миф № 3: Люди верили, что Земля плоская

полный распространенный миф f ollows: Путешествие Христофора Колумба в Новый Свет опровергло учение Церкви о плоской Земле.Это было убеждение, которое энергично защищали люди, жившие в Средние века под наказанием в виде тюремного заключения или чего-то похуже, подобно Галилею, защищавшему гелиоцентризм (что Земля и другие планеты вращаются вокруг Солнца) в 1610-х годах, более чем через столетие после окончания Темные века. На самом деле этот популярный миф был придуман в 1828 году писателем Вашингтоном Ирвингом, написавшим биографию Колумба, изобразив его как «радикального мыслителя», отвернувшегося от отсталого Старого Света в пользу рационализма, обещанного Новому Свету без исторической справедливости. и фактическая поддержка в пользу популярности и публичности.Во время коронаций некоторых королей в левой руке короля держали золотую сферу , символизирующую землю (см. выше изображение короля Англии Ричарда II). В сборнике немецких проповедей, датированном тринадцатым веком, его крестьянской аудитории было сказано, что земля «круглая, как яблоко».

 

Миф № 4. В «Темные века» не было технологических и научных прорывов, поэтому прогресс застопорился на века

С распадом Западной Римской империи в 476 г. н.э. финансирование инженерной и крупномасштабной инфраструктуры истощилось.Многие навыки, необходимые для создания монументальных зданий и сложных технологий, ушли в историю. Затем, со временем, упадок дальней торговли между Европой и Азией привел к тому, что производство стало самодостаточным для удовлетворения исключительно местных потребностей. Этот метод использовался в сообществах настолько эффективно, что привел к его континентальному распространению по всей Европе и изобретению конского хомута, отвального плуга, водяных и электрических мельниц. Доменная печь и разработка чугуна были двумя нововведениями, которые продвинули технологию обработки металлов в средние века, и даже превзошли римлян!

Кроме того, инновации в области энергии ветра и воды во второй половине средневековья (1000 – 1500 гг. н.э.) произвели революцию в аграрной Европе, превратив континент в богатую, густонаселенную и расширяющуюся христианскую державу.В тринадцатом веке в Европе были установлены первые механические часы. Эти часы были самой сложной формой механизма в то время, и для завершения полного цикла вычислений требовалось восемь лет. Университеты в средневековой Европе процветали, обеспечивая большой рынок книг, а эксперименты с блочной печатью привели к самому известному средневековому изобретению: печатному станку.

 

Более пристальный взгляд на средневековую Европу развенчивает наше представление о печально известном «темном средневековье».Между двумя революционными эпохами прорывов, инноваций и художественного самовыражения лежит тысячелетний период борьбы, самодостаточности и моста к будущему человеческому прогрессу.

 

Что вы думаете о прогрессе в Средневековье? Дайте нам знать ниже…

Девять фактов о менструации, которых вы не знали

Менструация подвергается стигматизации во всем мире.

Менструация является нормальной и здоровой частью жизни большинства женщин.Примерно половина женского населения — около 26 процентов населения мира[i] — находится в репродуктивном возрасте. Большинство женщин менструируют каждый месяц от двух до семи дней. Тем не менее, как это ни нормально, менструация подвергается стигматизации во всем мире.

Недостаток информации о менструации приводит к разрушительным заблуждениям и дискриминации и может привести к тому, что девочки упустят нормальные детские переживания и занятия. Стигматизация, табу и мифы лишают девочек-подростков и мальчиков возможности узнать о менструации и выработать здоровые привычки.

«В ЮНИСЕФ мы представляем себе мир, в котором каждая девочка может учиться, играть и заботиться о своем здоровье, не испытывая стресса, стыда или ненужных барьеров на пути к информации или расходным материалам во время менструации», — сказал Санджай Виджесекера, начальник отдела водоснабжения, санитарии и гигиены ЮНИСЕФ. «Удовлетворение гигиенических потребностей всех девочек-подростков является фундаментальным вопросом прав человека, достоинства и общественного здравоохранения».

Девять ключевых фактов о менструации:
  1. В среднем женщина менструирует около 7 лет в течение жизни.
  2. Первый период можно встретить либо с торжеством, либо со страхом, либо с беспокойством. Для каждой девушки это означает важный переход к женственности — время, когда им будет полезна поддержка семьи и друзей.
  3. Многие девушки не имеют полного и точного представления о менструации как о нормальном биологическом процессе. Информирование девочек до первой менструации и, что особенно важно, мальчиков о менструации укрепляет их уверенность в себе, способствует социальной солидарности и поощряет здоровые привычки.Такая информация должна предоставляться дома и в школе.
  4. Плохая менструальная гигиена может создавать риски для физического здоровья и связана с инфекциями репродуктивной системы и мочевыводящих путей. [ii] [iii] Многие девочки и женщины имеют ограниченный выбор доступных материалов для менструации. Предоставление доступа к воде и более безопасным недорогим материалам для менструального цикла в частных учреждениях может снизить заболеваемость мочеполовой системой[iv]
  5. .
  6. Девочки и женщины с ограниченными возможностями и особыми потребностями сталкиваются с дополнительными трудностями в плане гигиены во время менструации и несоразмерно страдают от отсутствия доступа к туалетам с водой и материалами для контроля менструального цикла.
  7. Многие женщины и девочки не имеют доступа к материалам для управления менструацией, особенно во время чрезвычайных ситуаций — стихийных бедствий и конфликтов. В чрезвычайных ситуациях ЮНИСЕФ предоставляет женщинам и девочкам наборы средств гигиены, в которые входят гигиенические прокладки, фонарик и свисток для обеспечения личной безопасности при пользовании туалетом.
  8. Во всем мире 2,3 миллиарда человек не имеют доступа к основным санитарно-гигиеническим услугам, а в наименее развитых странах только 27 процентов населения имеют дома средства для мытья рук с водой и мылом.Регулирование месячных в домашних условиях является серьезной проблемой для женщин и девочек-подростков, у которых дома нет этих основных удобств.[v]
  9. Около половины школ в странах с низким уровнем доходов не имеют достаточного[vi] питьевого водоснабжения, санитарии и гигиены, что крайне важно для девочек и учителей-женщин, чтобы управлять месячными. Неадекватные условия могут повлиять на успеваемость девочек в школе, заставляя их пропускать школу во время месячных. Все школы должны обеспечивать проточную воду, безопасные и чистые туалеты для девочек-подростков.
  10. ЮНИСЕФ работает с местными сообществами, школами и правительствами, чтобы исследовать и предоставлять информацию о менструации, продвигать положительные привычки в отношении гигиены и разрушать табу. ЮНИСЕФ также предоставляет надлежащие условия и предметы снабжения, включая туалеты, мыло и воду, школам в некоторых беднейших регионах.

  ###

Примечание для редактора;

Скачать фото здесь


[i] http://menstrualhygieneday.org/wp-content/uploads/2016/12/Menstrual-hygiene-matters-low-resolution.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.