Сказка про маквина: Детская сказка: «Тачки» выпуск №11 читать онлайн бесплатно

Содержание

Детская сказка: «Тачки» выпуск №11 читать онлайн бесплатно


Добро пожаловать на самую большую гонку года! Для гонщика-новичка Маккуина по прозвищу Молния сегодня решающий день. Если он выиграет Кубок Большого Поршня, то получит славу и богатство, о которых всегда мечтал. В этой гонке Маккуину нужна только победа.
Но это непросто! Чемпион Кинг и грубиян Чико делают всё, чтобы победа досталась им. Причём для Чико неважно, честно ли он победит.
Ему надоело вечно быть вторым номером, и он готов на любые подлости, чтобы обогнать соперников.
Но у Маккуина был дерзкий план. Когда все машины остановились, чтобы сменить шины, Маккуин погнал дальше! Рискованный ход… Слишком рискованный. БАХ! На финишной прямой у Маккуина взорвались задние шины. Кинг и Чико поднажали, и все трое финишировали одновременно.
Что за гонка!
— Мистер Маккуин, пропустить замену шин — рискованный шаг, — прокомментировал репортёр. — Не жалеете ли вы, что у вас нет старшего по команде?
— Нет, — ответил тот заносчиво, — я сам себе гонщик!
Кинг попробовал по мочь новичку советом:
— Ты не сможешь выиграть, пока у тебя не будет хорошей команды, — сказал он.

— В гонках одиночкам не место…
Затем объявили результат: тройная ничья! Теперь победителей ждала переигровка в Калифорнии.
Маккуин был очень расстроен. Если бы шины не подвели, он, скорее всего, победил бы.
Забравшись в трейлер Мак, он отправился в Калифорнию.
Он надеялся добраться туда первым, чтобы хорошенько попрактиковаться.
— Поедем всю ночь без остановки, — решил он.
— Я боюсь не справиться, — вздохнул Мак, который так устал, что еле держал глаза открытыми.
— Уверен, ты сможешь, — подбодрил его Маккуин.
Но вскоре оба они заснули и не заметили, как Маккуин выкатился из трейлера.
ОООООЙ! Маккуин проснулся на полном ходу на встречной полосе. Гоночная машина бросилась вдогонку трейлеру и на полном ходу пронеслась через маленький городок Радиатор Спрингс.
К несчастью, Маккуин ехал слишком быстро, потерял управление и запутался в проволочном ограждении. Преследуемый городским шерифом, он зацепился за статую и пропахал ей дорогу.
Дааа! Похоже, он крепко влип!
— Доброе утро, спящая красавица! — прогудел Маккуину жёлтый тягач, когда тот проснулся.
— Что здесь происходит, где я? — закашлялся он, увидев, что находится на штрафной стоянке.
Тягач Мэтр улыбнулся ему из-за забора.
— Ты смешной, ты мне нравишься! Ты находишься в очаровательном маленьком городе Радиатор Спрингс в графстве Карбюратор!
Маккуин посмотрел за забор, но ничего очаровательного там не увидел, лишь пару заброшенных, покосившихся домов. Маккуина отбуксировали в суд, где его ждала разъярённая толпа.
Маккуин был уверен, что его отпустят, как только узнают, что он знаменитая гоночная машина.
Как же он ошибался…
Городской судья, врач по имени Док, хотел вышвырнуть его из города, но прокурор Салли убедила его, что Маккуин должен остаться и починить дорогу.
— Ты останешься и починишь дорогу под моим присмотром! — решил Док.
— Да вы что, издеваетесь?! — воскликнул Маккуин.
Маккуин протестовал, но выхода у него не было.
— Это Бесси, самая лучшая асфальтоукладочная машина на свете, — гордо сказал Док, показав на какой-то механизм.
— Мэтр, подцепляй!
Маккуину предстояло много работы. Ему нужно было спешить, если он собирался успеть в Калифорнию к большой гонке.
Ведь для него в жизни не было ничего важнее. Поначалу ему было всё равно, хорошо ли он работает. Он просто очень хотел попасть в Калифорнию.
Уже через час всё было готово.
— Это ужасно! — сказала Салли.
— Зато соответствует всему городу, — ответил Маккуин, находя это забавным.
— Ты должен был починить дорогу, а не сделать её хуже, — проворчал Док, увидев результаты его труда. — Переделай заново.
— Но я же не бульдозер, а гоночная машина! — вскричал Маккуин.
Док пристально посмотрел на Маккуина и сказал:
— Тогда почему бы нам не посоревноваться…
Только ты и я. Выиграешь ты — уедешь из города, выиграю я — ты сделаешь дорогу как следует! — предложил Док.
Все были поражены. Каким образом Док собирался выиграть у гоночной машины Маккуина? Весь город отправился к местечку под названием Плато Виллиса. Гонка началась, и Маккуин рванул с места, оставив Дока позади в клубах пыли. Все уставились на Дока, не спеша пересекавшего старт.
Мэтр, давай сюда, — сказал он, покатившись вперёд.
И она действительно потребовалась. Маккуин влетел в поворот, но шины не удержались на гравии, и он потерял управление. Маккуин свалился с обрыва и приземлился прямо на кактусы. Ай!
— Думается мне, он знал, что ты вылетишь, — хихикнул Мэтр, вытаскивая Маккуина наверх.
Затем Маккуину пришлось вернуться в город, снять асфальт и начать работу снова. Но больше всего его потрясло то, что он проиграл гонку.
Маккуин был гордой гоночной машиной и не собирался позволять кому-то ещё раз назвать его «слабаком».
— Я им покажу, я им покажу, — думал он про себя.
И он снова взялся за дорогу, но работал гораздо тщательнее, чем раньше.
На следующее утро город увидел свежеуложенный участок дороги. Он был безупречен.
— Ничего себе! — только и сказала Салли.
Даже Док казался удивлённым, но доверять гоночной машине не спешил:
— Он ещё не закончил. Кстати, где он сам?
А Маккуин отрабатывалвал тот самый поворот на Плато Виллиса.
Он хотел научиться проходить его. Глядя, как Маккуин раз за разом вылетает из поворота, Док не мог сдержать улыбки.
Через какое-то время он посоветовал: «Чтобы повернуть налево — поверни направо».
Когда Док отвернулся, Маккуин попробовал последовать его совету, но вновь не вписался в поворот.
Вдохновлённые новой дорогой, все машины города принялись приводить в порядок свои дома и магазины, делая их красивее, чем когда-либо.
Салли,увидев,как Маккуин помог городу, захотела отблагодарить
его и пригласила остановиться в её мотеле.
Теперь Маккуину не придётся спать на грязной стоянке.
— Слушай, я знаю, чем мы можем заняться! — сказал Мэтр ночью.
Маккуин понятия не имел, что затеял простодушный тягач… Вскоре они оказались неподалёку от Радиатор Спрингс на поле, полном спящих тракторов. Надо хорошенько попугать их!
— Главное, не дай Фрэнку схватить тебя! — предупредил Мэтр.
— А кто такой Фрэнк? — поинтересовался Маккуин.
Но Мэтр уже вовсю гудел над ухом трактора. Взрыкнув, тот завалился на задние колёса. Маккуин, у которого не было клаксона, просто взревел мотором, опрокинув сразу десяток тракторов. Мэтр и Маккуин засмеялись. Но вдруг на поле вылетел огромный комбайн и погнался за ними.
— Это Фрэнк! — закричал Мэтр, и друзья дали газу.
На следующее утро Маккуин заглянул в гараж Дока.
К своему удивлению, среди гор мусора он обнаружил три Кубка Большого Поршня. Док оказался знаменитым гонщиком!
В этот момент в гараже появился Док.
Он очень разозлился на незваного гостя за то, что тот узнал секрет, прогнал Маккуина и захлопнул перед ним двери.
Маккуин никак не мог понять, почему знаменитый гонщик оставил гонки и осел в маленьком заброшенном городке. В тот же день он случайно увидел, как Док гонял на Плато Виллиса.
Это было потрясающе. Но, заметив Маккуина, тот развернулся и уехал домой.
— Как такой гонщик мог уйти на пике карьеры?! — спросил у него Маккуин.
— Я не ушёл! — сказал Док с горечью.
Прошло совсем немного времени, и городок снова стал чистым и блестящим, засиял неоновыми вывесками. Машины очень гордились собой.
Они радостно раскатывали по главной улице, но продолжалось это недолго.
И он рассказал, как попал в большую аварию, а когда вернулся, его место занял молодой и талантливый новичок вроде Маккуина. После этого Док перестал доверять гоночным машинам.
— Заканчивай дорогу и убирайся отсюда! — сказал он.
С неба опустился вертолёт, а на нём прибыла толпа журналистов. Они искали Маккуина.
С ними приехал и Мак.
— Мне так стыдно, что я потерял вас, босс! — сказал он.
Маккуин не знал, как попрощаться с друзьями. С тяжёлым сердцем забрался он в свой трейлер и отправился на гонку. Репортёры уехали, и горожане выключили неоновые огни.
Маккуин исчез из их жизни столь же стремительно, как появился.
Он скучал по своим друзьям из Радиатор Спрингс.
Маккуин уже почти сдался, как вдруг в его радио раздался голос.
Настал день заезда. Кинг, Чико и Маккуин стояли на старте, готовые к финальной гонке за кубок. Но Маккуину было тяжело сосредоточиться.
— Я проделал весь этот путь не для того, чтобы посмотреть, как ты сдашься!
Это был Док!
— Я знал, что тебе нужна помощь, но не думал, что дело настолько плохо.
Док собрал целую команду болельщиков из Радиатор Спрингс, чтобы помочь Маккуину выиграть гонку! И Маккуин превзошёл сам себя.
Стоило ему обойти Чико, как тот ударил его в бампер. Маккуина закрутило по полю. Но он справился благодаря совету, который дал ему Док: поверни вправо, чтобы поехать влево.
Вернувшись на трассу, он снова оказался впереди! Чико был вне себя от ярости.
— На этот раз я сделаю тебя, — закричал он, рванул вперёд и столкнул с дороги Кинга.
Маккуин был перед самой финишной чертой, как вдруг вспомнил о Доке. Он не хотел, чтобы Кинг окончил свою славную карьеру так же.
Маккуин затормозил, развернулся и подъехал к Кингу, чтобы помочь ему.
— Почему ты сделал это? — спросил несказанно удивлённый чемпион.
— Ты должен закончить гонку. А что кубок? Всего лишь бесполезный кусок железа, так говорит мой хороший друг! — ответил Маккуин.
Маккуин вместе с болельщиками отправился в Радиатор Спрингс. Он поселился в этом маленьком уютном городке и продолжал оттачивать своё мастерство под руководством Дока.
Впереди у Маккуина множе ство гонок и побед, но теперь он знает главное: без хорошей команды гонщику выиграть невозможно!

Книга: «Тачки. Приключения Молнии и Мэтра» Мои любимые сказки читать онлайн бесплатно


Гонка-реванш
Однажды знаменитые гонщики Молния Маккуин и Франческо Бернулли бросили друг другу вызов. Чтобы выяснить, кто же из них быстрее, спортсмены решили посоревноваться в Италии, в родном городе Франческо под названием Монца.
— Бенвенуто! — сказал итальянец, когда самолёт Молнии приземлился в аэропорту. — Твой
самолёт опоздал, ничего удивительного. Так что и к финишу ты тоже опоздаешь!
В ответ Молния только улыбнулся. Когда Франческо отъехал, он прошептал Мэтру:
— Я ему покажу, вот увидишь! Прямо на его родном треке!

— Да! Задай жару этому хвастунишке! -поддержал его эвакуатор.
Лишь только тачки выехали из аэропорта, как их со всех сторон окружили репортёры. Они непрерывно щёлкали вспышками и забрасывали гонщиков вопросами.
— Все любят Франческо. У него слишком много поклонников, — хвастался итальянец.
— Больше всего на свете поклонников у Молнии Маккуина! — вмешался Мэтр.
У Франческо фары засверкали от негодования.
— Мы можем доказать это! — сказал Луиджи. — Молния каждый день получает сотни
писем от своих фанатов. Гвидо, принеси-ка сумки с почтой!
Автомеханик моментально умчался и вскоре вернулся, неся на себе сумки, переполненные письмами фанатов Молнии.
— На самом деле в этом нет ничего особенного, — смутился Молния.
— Ты прав, — ответил Франческо. — В этом нет ничего особенного, потому что у Франческо таких писем в сто раз больше!
— Письма — это здорово, — сказал Молния. — Но мы стараемся как можно чаще встречаться с нашими фанатами бампер к бамперу.
Гости поприветствовали тачки, приехавшие посмотреть на них. Организованные Мэтром фанаты разошлись не на шутку и начали скандировать: «Мол-ни-я! Мол-ни-я!»
— Да это просто смешно! — пробормотал Франческо. — А что насчёт автографов? Смотрите и удивляйтесь!
Итальянец принялся вращать колёсами, расшвыривая во все стороны сотни своих фотографий с автографами.
— Видели? Франческо всё делает со скоростью триста километров в час!
После того как оба гонщика закончили приветствовать своих фанатов, они отправились вместе в кафе.
— Слушай, Франческо, а ты знаешь, что Молния умеет пить масло быстрее всех на свете? — спросил Мэтр.
— Что? — воскликнул Молния. — Мэтр, я не могу пить…
— Да ладно, дружище, покажи-ка им всё, чему я тебя научил! — подбодрил его эвакуатор.
Гонщик вздохнул и, поднатужившись, быстро опустошил канистру масла. Однако на итальянца это не произвело впечатления.
— Франческо никогда не хлебает масло канистрами, — заявил он. — Масло нужно смаковать понемногу.
Молния подъехал ближе к своему закадычному сопернику и предложил:
— А как насчёт разминки перед большой гонкой — только ты и я? Потренируемся?
Тот кивнул:
— Отличная идея! Постарайся не отставать, если ты…
Но не успел Франческо договорить, как Молния уже превратился в маленькое красное пятнышко на горизонте.
— Чао! — прокричал он ему издалека.
Франческо уже почти догнал Молнию, когда его неожиданно занесло на левом повороте.
— А как у тебя так лихо получаются левые повороты? — поинтересовался он у приятеля.
— Сначала надо поставить хорошие покрышки с протекторами, — объяснил Молния. -А перед тем, как сворачивать влево, нужно сначала повернуть немного вправо. Один очень хороший друг научил меня этому когда-то.
Соперники долго колесили по просёлочным дорогам. В конце концов они остановились,
чтобы передохнуть. Франческо воодушевлённо заявил:
— Да-а, Италия прекрасна, не правда ли? Как и сам Франческо!
Молния усмехнулся:
— А ты всегда думаешь о себе?
— Конечно, — ответил итальянец. — На гоночном треке Франческо думает только о себе и о том, как добиться максимального успеха. Вот почему он всегда побеждает!
На следующий день начиналась решающая гонка.
Наконец-то весь мир сможет узнать, кто из двух тачек действительно самый быстрый!
Как только был дан сигнал к старту, фанаты на трибунах повскакивали со своих мест и начали выкрикивать имена любимых гонщиков.
На первом же левом повороте Франческо обогнал Молнию. При этом итальянец гордо продемонстрировал свои новые крутые покрышки с протекторами:
— Наверное, Молния слишком хорошо учил Франческо!
Услышав это, Молния не смог сдержать улыбку.
Гонщики заехали на стадион и остановились на пит-стопе. После дозаправки внимание Молнии привлекли вспышки множества фотокамер и восторженные крики фанатов. Но вдруг он вспомнил, что сказал ему Франческо перед гонкой. Тот всегда был сосредоточен на себе и на том, как добиться успеха. И тогда Молния перевёл взгляд обратно на трек и уверенно вырвался вперёд.
Когда оба гонщика пересекали финишную черту, зрители затаили дыхание.
— Чао, Франческо! — выкрикнул Молния. -Я победил!
— Ты хотел сказать: «чао, Молния»? — ответил итальянец. — Победитель — Франческо!
Все тачки на стадионе были потрясены результатом гонки. Ведь судьи объявили ничью!
Тачки пытались решить, что же теперь делать. Тогда Франческо прокричал:
— Хватит болтать! Только зря теряем время. Что нам делать? Да, конечно, соревноваться, что же ещё!
— Отличная идея, — подхватил Молния. -Устроим гонки по дороге!
И оба лучших в мире гонщика вместе унеслись прочь… чтобы продолжить соревноваться на следующий день!
Праздник у Мэтра
— Йо-хоо! Радиатор-Спрингс, встречай мой новый музыкальный автомат! — провозгласил Мэтр с восторгом.
Он оглянулся в поисках любимой шины, чтобы завершить работу, но её почему-то не оказалось на привычном месте.
— Ну вот! Куда могла подеваться моя шина? Ладно, поставлю её потом, — решил Мэтр и подцепил музыкальный автомат своим тросом.
— Не терпится увидеть, как все обрадуются моему изобретению!
И эвакуатор отправился в город.
— Эй, Рамон! — позвал Мэтр друга. — Я…
— Эти маленькие тракторы опять безобразничают! — прервал его Рамон. — Нужно срочно всё тут привести в порядок!
— Да уж, ну и дела, — сказал Мэтр. -Сейчас я тебе помогу. Вот только покажу всем свой музыкальный автомат и сразу вернусь!
Эвакуатор поспешил дальше и по дороге встретил Молнию Маккуина.
— Привет, я кое-что смастерил. Хочешь посмотреть? — спросил Мэтр друга.
Но гонщик был слишком занят:
— Позже, Мэтр! Я пытаюсь загнать обратно эти маленькие тракторы.
И Молния рванул за одним из малышей, который с успехом от него улизнул.
— Отец всех шин! Какие же они быстрые! Думаю, вместе мы бы справились, но с моим новым музыкальным автоматом это будет непросто, — задумался Мэтр.
В «Каса Делла Шина» Луиджи тоже было некогда послушать музыкальный автомат Мэтра.
— Нет-нет-нет-нет! — плакал Луиджи. -Посмотрите на мою Пизанскую башню! Теперь она превратилась в обычную кучу шин!
Перед пожарной частью Мэтр встретил Шланга, рыдающего над своей испорченной клумбой.
— Неужели это тоже натворили маленькие тракторы? — спросил Мэтр удивлённо. — Эй, знаешь что? Может быть, немного музыки поможет тебе успокоиться…
Но Шланг был слишком огорчён, чтобы его слушать.
Мэтр завернул за угол и обнаружил там Шерифа.
— Эй, Шериф, никогда не догадаешься, что я смастерил из хлама у себя во дворе, — воскликнул эвакуатор.
— А, это ты, Мэтр! У меня нет времени на болтовню. Нужно срочно поймать этих маленьких сорванцов.
Шериф включил сирену, стараясь урезонить шалунов.
Мэтр был огорчён. Он должен помочь всем, но как? К тому же его музыкальный автомат оказался никому не интересен…
А между тем тракторы были повсюду!
— Да, от таких милых малышей — и столько неприятностей! — воскликнул Мэтр. — Оставлю-ка я свой автомат во дворе и помогу друзьям.
По всему Радиатор-Спрингс был ужасный беспорядок!
Но весёлый эвакуатор не привык унывать. Мэтр развернулся в сторону свалки, включил на автомате музыку и повёз его домой, весело подпевая.
Он и не заметил, что тракторы робко последовали за ним!
Вскоре к ним присоединились и другие малыши!
К своему удивлению, Мэтр обнаружил, что его песни очень понравились маленьким проказникам. Тогда эвакуатор придумал отличный план. Он повернул ручку звука на максимум и начал сгонять тракторы поближе к себе.
— Гляди-ка! — воскликнул Мэтр. — Эти ребята в восторге от моей музыки!
Он отбуксировал свой музыкальный автомат обратно во двор, и тракторы, как заколдованные, пританцовывая поехали за ним следом.
— Мэтру удалось собрать тракторы! — воскликнула Салли.
Весь город вздохнул с облегчением:
— Гип-гип-ура, Мэтр!
— Вот это музыка для моих ушей! — обрадовался Шериф.
— Эти маленькие шалуны заставят улыбнуться любую тачку, — заявил Мэтр со смехом.
И действительно — все жители Радиатор-Спрингс улыбались. Тракторы-малыши больше не хулиганили в городе, да и музыка у Мэтра была отличной!
Так смекалка Мэтра избавила город от шалостей маленьких тракторов. И по сей день, когда Мэтр включает свой музыкальный автомат, все тракторы собираются у него во дворе, чтобы потанцевать под старую добрую музыку!
Самая быстрая гонка
Немецкий гонщик Макс Шнель пригласил Молнию Маккуина и других участников Гран-при на первое в истории Международное ралли Чёрного леса.
Молния был в восторге! Он охотно принял приглашение и позвал к себе в команду Мэтра, Луиджи и Гвидо.
Когда они прибыли в Германию, в аэропорту их встретил Макс Шнель.
— Виллькоммен! — сказал он.
То есть «добро пожаловать» по-немецки.
— Гезундхайт! — браво отозвался Мэтр, переодетый в тирольский костюм.
А это значит «будьте здоровы».
Команду увели на праздник в честь встречи. Молнию приветствовали двое старых знакомых по гонкам Гран-при: испанец Мигель Камино и французский раллист Рауль За руль.
Пока Мэтр помогал раздавать закуски, Молния поболтал с Раулем.
— Рад, что ты приехал так далеко! Но гонку всё равно выиграю я! — усмехнулся француз.
— Это мы ещё посмотрим! — засмеялся Молния.
Под вечер Молния сказал Мэтру, что хочет поехать в Чёрный лес потренироваться, познакомиться с трассой. Его слова услышал старый почтенный автомобиль.
— В Чёрный лес ночью? Вы разве не слышали о Снежном Вездеходе? Это самое страшное чудовище, оно живёт в лесу, и от него ещё никому не удавалось убежать!
— Чудовище? -заикаясь, переспросил Мэтр.
А старик лишь хмыкнул и укатил восвояси.
Тем не менее друзья подъехали к опушке леса.
— Сказки это всё! — храбро заявил Молния.
Мэтр немного успокоился и осмотрелся:
— Как тут красиво!
— А на большой скорости ещё лучше! -отозвался Молния и прибавил газу.
— Ух ты! Здорово! — воскликнул Мэтр, на полной скорости рассекая по узкой тропинке между деревьями. — Кто придёт последним, тот старая колымага!
Тропинка уводила друзей всё дальше в лес.
Гонщики спотыкались о коренья на длинной просеке, вброд преодолевали ручьи, переправлялись по мостам и в конце концов заблудились.
На развилке Молния случайно свернул в одну сторону, а Мэтр в другую.
— Молния! Ты где? Аууу! — вопил Мэтр.
Но в ответ слышал только завывание ветра
да скрип деревьев. Вдруг рядом что-то зашелестело…
— Кто здесь? — ойкнул Мэтр и развернулся.
Над ним нависала огромная сумрачная фигура.
— АААА! Чёрный Снегоход! — завизжал Мэтр и полным ходом рванул назад.
Молния услышал вопли и поехал навстречу Мэтру:
— Держись, я иду!
Друзья встретились, отыскали гоночную трассу и по ней выехали из леса.
— Это снегоходное чудовище, оно и вправду существует! — дрожа, поведал Мэтр.
— Тебе просто почудилось, — вздохнул гонщик. — Никаких чудовищ не бывает.
— Нет, бывает! — заупрямился буксир. -И я ни за что больше не вернусь в этот лес!
И вот наступил день соревнования. Перед стартом Мэтр уговаривал участников:
— Ребята, не ездите в Чёрный лес!
— Это почему же? — поинтересовался Рауль.
— Потому что там живёт чудовище! — объяснил эвакуатор.
Гонщики примолкли.
— Чудовище? — испуганно переспросил Мигель.
— Да никого там нету, — отмахнулся Молния. — Сказки это всё!
— Ну ладно, — многозначительно вздохнул Мэтр. — Я вас предупреждал!
Взмах зелёного флага — и тачки сорвались с места.
Молния свернул на просеку и поехал хитрым окружным путём. Макс, Рауль и Мигель шли за ним по пятам. Другие гонщики отстали.
И вдруг лес содрогнулся от гулкого рокота. Рядом с Молнией что-то зашелестело, раздался громкий скрип.
— Кто здесь? — вскрикнул гонщик.
Его друзья испуганно переглянулись.
— Может, Мэтру не померещилось? — задумался Молния. — Вездеход существует!
Гонщики бросились наутёк! Они кубарем скатились по каменистому склону, газуя на поворотах. А за ними неслышно гнались призрачные тени.
Впереди лежало ущелье. Гонщики, не раздумывая, прибавили газу и перескочили его по воздуху!
— Я не дам этому монстру превратить меня в металлолом! — кричал Рауль.
— АААА! — хором визжали все.
Молния, Макс, Рауль и Мигель сломя голову ворвались на стадион. Зрители не верили своим фарам: все четверо пересекли финишную черту одновременно. И к тому же установили рекорд трассы!
Друзья вместе поднялись на пьедестал. Всем четверым присудили первое место!
— Что вдохновило вас выложиться на полную катушку? — спросил репортёр.
— Нам помог Снежный Вездеход, — объяснил Молния.
А Мэтр покосился на вчерашнего старика и хитро подмигнул ему.

Книга: «Тачки 2» выпуск №29 Золотая коллекция сказок Дисней читать онлайн бесплатно

Книга: «Тачки 2» (Золотая коллекция сказок Дисней, выпуск №29)

Текст книги:


После гонки в Лондоне Молния Маккуин собирался вернуться домой Его друг тягач Мэтр сказал, что знает короткий путь.
— Ладно! — согласился гонщик. -Покажешь дорогу.
Сначала друзья отправились в Париж.
У подножия сияющей Эйфелевой башни их взору открылись все красоты этого прекрасного города.
Вечером приятели заглянули в клуб «Мотор Руж», а затем пришла пора снова выдвигаться в путь.
В Швейцарии Молния и Мэтр забрались на покрытую снегом вершину. Гонщику эта гора показалась знакомой…
— Ты бывал в Швейцарских Альпах? — спросил его тягач.
— Нет, — ответил Мэтр. — Но я хочу исполнить тирольскую песню йодль. ИО-О-ОДЛЬ!
По узким улочкам Испании за путешественниками гонялись огромные жёлтые бульдозеры.
— Осторожно! -предупредил друга Мэтр. -Не дай им поймать тебя!
— Ой, смотри, здание перекосилось! — воскликнул друг гонщика, увидев знаменитую падающую Пизанскую башню.
Мэтр прикрепил крюк к постройке и начал тянуть её. Однако она не выровнялась, а наклонилась в противоположном направлении.
— Ой! — вздохнул автомобиль, и они с Молнией Маккуином поспешили уехать.
Мэтр и Молния купили зелёные шляпы, а тягач распевал немецкие песни, хотя на самом деле он не знал слов.
оатем товарищи оказались в Германии. И надо же, они приехали как раз в разгар традиционного праздника. Радостные немецкие машины пели и танцевали на улицах.
— Какие красивые здания! -восхитился Мэтр, когда они с другом проезжали по России.
— У меня лобовое стекло замёрзло, — пожаловался гонщик, дрожа от холода.
— Чего же ты молчал? — ответил его друг. -Я знаю, где можно погреться!
В жаркой пустыне Египта Мэтр позировал рядом с огромной скульптурой Сфинкса.
— Скажи: «Фараон!» — подбадривал его приятель.
— «Камаро!» — пошутил в ответ тягач.
Затем автомобили проехали по Великой китайской стене. — Мда, чтобы построить такой забор, наверное, понадобилось немало тракторов, — проговорил Мэтр.
Вскоре они оказались в Шанхае, сверкающем красочными вечерними огнями.
В Австралии Молния Маккуин и Мэтр прокатились по сиднейскому Харбор-Бридж. Тягачу очень понравилось, а вот его другу было страшновато находиться на такой большой высоте.
На пляже на Гавайях Мэтр танцевал с местными жителями, пока не перегрелся.
Вскоре приятели прибыли в Америку.
— Дружище, это был самый длинный короткий путь, какой только можно представить, -пошутил Молния, когда они двигались по мосту Золотые Ворота. — Но как же хорошо, что мы дома.
Наконец-то Молния Маккуин и Мэтр добрались до Радиатор Спрингс, где они рассказали друзьям о своём кругосветном путешествии.
— Это была потрясающая поездка! — восхищался гонщик.
— Да! — согласился с ним тягач. — Но в следующий раз полетим на самолёте. Мои покрышки совсем стёрлись!

Книга: «Тачки. Зимние гонки» Мои любимые сказки читать онлайн бесплатно


Новогодний заезд
Снег искрился под лучами яркого солнца ясным зимним утром в Радиатор-Спрингс. На центральной площади городка рядом с кафе «У Фло» уже собралось множество тачек -они обсуждали последние новости.
Эвакуатор Мэтр обратился к присутствующим:
— У всех готовы списки подарков для Сан-та-Каруса?
— А как же, — ответила Фло, выставочная машинка 1957 года выпуска, и вручила ему свой конверт.
— Без сомнений, — поддержал её Док Хадсон, городской судья и доктор.
— Отлично! — воскликнул Мэтр, собрал все письма и направился к почтовому ящику.
И тут он услышал за бампером знакомый голос:
— Да брось заниматься глупостями, Мэтр. Ты прекрасно знаешь, что Санта-Каруса не существует.
Мэтр оглянулся и увидел Чико Хикса.
— Ага, как же, — отозвался Мэтр и опустил письмо в ящик.
— Чико, что ты здесь делаешь? — в голосе подъехавшего Молнии звучало подозрение.
— Ох, Молния Маккуин… Я тебя не заметил. Да так, заехал пожертвовать кое-что на новогодний заезд Шланга, — поспешно ответил Чико.
Молния нахмурился и задумался. Гонщик был уверен: добра от визита Чико не жди.
Тут появился Шериф, главный страж порядка в городке, и огорчил всех присутствующих, которые ещё не успели разъехаться:
— Боюсь, у меня плохие новости, ребята. Заправки вдоль шоссе подверглись ограблению. Бензина нет. Ничего не осталось. Вообще.
Жители городка так и ахнули от изумления. Подобного происшествия никогда не случалось
не то что в Радиатор-Спрингс — во всём Карбюраторном округе! Да ещё и под Новый год… Кажется, праздник будет испорчен.
— Полиции удалось задержать воров? -спросил Док.
— Пока нет, — ответил Шериф. — К сожалению, грабители опорожнили даже топливные резервуары возле почты!
— Но без топлива почтовые автомобили не могут ездить! Это значит, что письма не дойдут до Санта-Каруса! — воскликнул ошарашенный Мэтр.
Решительности эвакуатору было не занимать, поэтому, не откладывая в долгий ящик, Мэтр подъехал к заправке.
— До полного, Фло. Я сам поеду на Северный полюс и доставлю наши письма Санта-Ка-русу! — с энтузиазмом заявил он.
— Я бы с радостью, — вздохнула Фло. -Да вот только бензина ни капли…
Сомнений не осталось: Фло тоже ограбили! Что же делать?
Тут Мэтр обратил внимание на Чико Хикса. Тот припарковался в сторонке и о чём-то беседовал со своими приятелями. Похоже, их не пугала возникшая проблема!
Между тем к Мэтру подъехал Филмор, автобус-хиппи, и тихонько шепнул:
— Подъезжай ко мне часиков в пять.
Дело в том, что Филмор сам делал топливо из растений, выращенных на заднем дворе. Поэтому у него имелся небольшой запас под Новый год — грабители просто не знали об этом! Микроавтобус щедро поделился горючим с Мэтром, чем привёл того в полный восторг — эвакуатор ещё никогда не ездил на таком необычном топливе. За оказанную услугу Филмор попросил Мэтра, чтобы тот положил его письмо Санта-Карусу на самый верх кучи посланий.
— Счастливо тебе добраться, старина! -на прощание напутствовал гостя Филмор.
Итак, есть целый бак топлива, можно и нужно отправляться в дорогу! Мэтр подцепил крюком почтовый ящик, но жители Радиатор-Спрингс, и особенно Молния Маккуин, беспокоились: нельзя отпускать его одного в такой дальний путь. А вдруг с ним что-то случится? Кто ему тогда поможет? И тогда у гонщика родилась идея.
— Мэтр, дружище, я составлю тебе компанию. Тем более вдвоём ехать веселее, — вызвался Молния.
— Вот ещё, не выдумывай, — начал отмахиваться от него Мэтр. — На месте, что ли, не сидится? У тебя и шин-то шипованных нет!
— Мне кажется, кто-то сказал, что нужны шины? — оживился жёлтый «фиат» Луиджи.
Ведь в его магазинчике «Каса Делла Шина» можно найти какие угодно запчасти для машин!
Гвидо, настоящий итальянский погрузчик, не теряя ни секунды, организовал для Молнии шиномонтаж. Молниеносный, стремительный, словно гонщик заехал на пит-стоп во время соревнования! Многократный чемпион «Большого Поршня» даже фарами не успел моргнуть, как его «переобули»!
Затем Сержант, армейский джип, добавил от себя кое-какие опции:
Снегоочиститель, Противотуманные фары, Фары-прожекторы.
— Вот это я понимаю, настоящее снаряжение! Отлично выглядишь! — похвалил друга Мэтр. — А теперь вперёд, к Северному полюсу. Санта-Карус, жди нас!
Друзья пустились в нелёгкий путь по снежным заносам и пересечённой местности. Молния буксовал и сердился, но оптимизм Мэтра не давал ему унывать.
— В лесу родилась ёлочка… Ну же, великий гонщик, подпевай!
А в это время горожане не сидели без дела. Шериф как глава местной полиции разработал план поимки топливного вора. Луиджи и Гвидо назначались разведчиками, Салли отвечала за географические карты, а Филмор обязался снабжать группу захвата экологическим горючим.
Каждому жителю Радиатор-Спрингс хотелось поскорее поймать преступников, чтобы ни одна тачка не осталась без бензина под Новый год! Всеобщая слаженная работа непременно привела бы к успеху, но…
Увы! Оказалось, что установка, с помощью которой Филмор производил топливо, тоже украдена! Неужто это те же самые воры? А какая может быть погоня, когда у всех пустые баки?
Почти все тачки приуныли, но только не Сержант! К счастью, он быстро сориентировался и смог предложить новый план действий.
— Выше нос, бойцы! Сольём остатки бензина, у кого сколько есть, в баки Луиджи и Гвидо.
Они выследят негодяев!
Всё выше и выше взбираясь по северным горам, Мэтр и Молния утомились — дорога оказалась выматывающей. Преодолевая снежные заносы, сильный ветер в кузов, друзья старались бодриться и громко пели, чтобы не уснуть:
Всё, что я хочу на Новый год —
Пара новых шин…
Пара новых шин…
Внезапно Мэтр наткнулся на полосатый столб-указатель. Откуда он здесь, в горах, где и дороги-то не видно?
— Эй, приятель, а вот и Северный полюс! -присмотревшись, воскликнул эвакуатор. -Мы наконец-то на месте!
Уставший и промёрзший Молния с трудом мог поверить, что они достигли заветной цели. У него даже не осталось сил радоваться!
Да-да, перед ними распростёрся Северный полюс. Какая красота! Укрытые снежными шапками гаражи стройными рядами выстроились вдоль дорог, крохотные тачки эльфов сновали взад-вперёд, а командовал всем Санта-Ка-рус собственной персоной!
Мэтр пришёл в неописуемый восторг. Молния же не сводил фар с этого чудесного места.
— Санта-Карус действительно существует! -воскликнул ошарашенный гонщик.
— Добро пожаловать на Северный полюс, господа! — провозгласил солидный Санта-Карус, когда тачки осторожно подъехали к нему.
Санта-Карус оказался очень доброжелательным и внимательным. Наперебой Мэтр и Молния рассказывали ему и о себе, и о жителях городка Радиатор-Спрингс. Санта-Карус очень обрадовался, что его новые друзья привезли с собой письма с пожеланиями. Однако, как выяснилось, дела у него шли хуже некуда.
— В нынешнем году Новый год может вообще не наступить, — с огорчением признался Санта-Карус.
— Как это — не наступить? — завопил Мэтр, не веря своим ушам.
— Олени-снегоходы, которые обеспечивают мой полёт вокруг земного шара, похищены, -сообщил Санта-Карус.
Как раз в этот момент Мэтру пришло на ум, как странно вели себя Чико Хикс и его приятели на заправке Фло. Они совсем не были удивлены произошедшими ограблениями в Радиатор-Спрингс. Неужели…
— Это Чико Хикс — вор! Он похитил ваших оленей-снегоходов! — догадался Мэтр.
— Мои олени заправляются сверхсекретным топливом, которое позволяет им летать, — добавил встревоженный Санта.
— Топливо, вот в чём дело! Поэтому он и похитил их, — подтвердил версию друга Молния. — Чико ни перед чем не остановится, чтобы выиграть гонку. Он понял, что в честной борьбе ему ничего не светит.
— Я бы эвакуировал вас, досточтимый Сан-та-Карус, в Радиатор-Спрингс, чтобы вы нашли своих оленей-снегоходов, — предложил расстроенный Мэтр. — Но нам никак не успеть вернуться до Нового года…
Тогда Санта-Карус наполнил бак своим особым топливом, которое во много раз увеличивает скорость любой тачки. Мэтр отбуксирует Санта-Каруса в Радиатор-Спрингс! Перед отправлением Мэтр с гордостью демонстрировал всем шапку с оленьими рожками, которую связала ему в подарок для долгого путешествия заботливая миссис Санта-Карус.
Между тем Гвидо и Луиджи обшарили все закоулки Радиатор-Спрингс в поисках топливного вора. С вершины скалы они заметили суетящихся Чико Хикса и его приспешников. Выяснилось, что те производили новое топливо с помощью украденного оборудования Филмора! И олени-снегоходы Санта-Каруса томились в загоне неподалёку.
К несчастью, друзьям не удалось остаться незамеченными — бандиты обнаружили их и взяли в окружение!
— Ха-ха-ха! Вы опоздали, ребята! — с вызовом крикнул им Чико. — Мы уже всё переконструировали. Теперь я буду летать по треку и никогда больше не проиграю Молнии! А знаете, что лучше всего? Что больше никогда не будет Нового года! И в мой носок никто не подложит старые грязные масляные фильтры! Мне ничего не дарят, пусть и другим никаких подарков не достанется!
Бедные Гвидо и Луиджи не знали, что и возразить. Подручные Чико схватили их и до последней капли опустошили топливные баки друзей-итальянцев. Всё пропало, Хикса теперь никто не сможет остановить!
Внезапно с неба раздался звон бубенцов. Над холмом парил Мэтр, таща за собой Молнию и Санта-Каруса.
Чико сразу почуял неладное, рванул с места и тоже взлетел над землёй. Молния бросился за ним, ведь Санта-Карус подарил ему полный бак волшебного топлива!
Шериф и другие жители Радиатор-Спрингс отправились в погоню за бандитами Чико Хикса по следам Гвидо и Луиджи. Все вместе они освободили отважных итальянцев и оленей-сне-гоходов!
Чико Хикс летел быстро, но Молния знал каждый поворот на сложной трассе. На первом же крутом спуске Чико врезался в гигантский кактус и потерял управление.
К остановившемуся у обрыва Молнии подъехали Док и Мэтр. Да, авария у Чико случилась серьёзная…
— Забрасывай удочку, Мэтр, — сурово скомандовал Док. — И тащи его прямиком в тюрьму. Завтра городской суд разберётся с этим нарушителем закона.
Все жители Радиатор-Спрингс, а также Сан-та-Карус и олени-снегоходы собрались на центральной площади, чтобы отпраздновать поимку топливного вора. Все жители были просто счастливы увидеть своими собственными фарами настоящего Санта-Каруса.
— Спасибо вам за всё! Что ж, а мне, пожалуй, пора продолжить путешествие, — торжественно объявил тот. — Но видите ли… Возможно, нам понадобится помощь, чтобы развезти многочисленные подарки тачкам во всех городах…
Мэтр сразу же оживился — он понял, о чём идёт речь.
— Что скажешь, Мэтр? Поможешь мне? Поможешь наступлению Нового года? — осторожно спросил Санта-Карус.
— О чём разговор? — обрадовался эвакуатор. — С радостью займусь этим!
Жители Радиатор-Спрингс приветствовали спасителя Нового года. Ведь если бы не он. кто знает, как могла закончиться эта история» Вот такой необычный новогодний заезл получился у Мэтра!
С Новым годом, трос и буксир!

Гонка в Москве
— Добро пожаловать в Москву! — воскликнул Виталий Петров.
Очередной этап трансконтинентальных гонок проходил на родине известного российского пилота. Сюда приехали тачки-чемпионы со всего мира, которые основательно подготовились: добавили на корпус элементы зимнего дизайна и обули шипованную резину.
— Мне очень нравится тут! — признался Молния Маккуин.
— Здесь столько всего интересного, — заверил его Виталий. — Обещаю, скучать вам не придётся!
И вот двенадцать гонщиков выстроились перед стартовой линией на Тарантасной площади.
— Ну что, все готовы? — спросил Виталий. Тачки ответили ему рёвом заработавших
двигателей.
— Пора уже проверить зимние шины! -воскликнул Молния.
В следующую секунду гонщики рванули с места, оставляя позади себя лишь облако из снежной пыли.
Сразу после площади путь гонщиков пролегал мимо Бамперного театра.
— Здесь вы можете насладиться лучшими в мире оперой и балетом, — обернувшись, сказал Виталий своим друзьям.
Японский гонщик Сю Тодороки подмигнул ему:
— Похоже, ты решил провести для нас экскурсию?
Далее тачки проезжали рядом с парком Поворотникового, где краем фары заметили хоккейную игру.
— Я бы тоже поиграл в хоккей! — высказался Джефф Горветт.
Найджел Газзли согласился с ним и предложил:
— Может, тогда присоединимся к ним после гонки?
Когда тачки достигли берега Москвы-реки, Виталий предложил проехать часть пути по замёрзшей реке. Гонщики задумались.
— Выбор за вами, — не настаивал Виталий. — В любом случае встречаемся на московском гибридодроме, где надо будет проехать три финальных круга.
В результате пять гонщиков решили остаться на прежнем маршруте, а семь — спустились к реке. Они с лёгкостью заскользили по ледяной поверхности.
— Мне кажется, я будто лечу! — воскликнул Молния, наслаждающийся порывами ветра ему в капот.
— Это есть восхитительно! Я так быстро еду по льду! — обрадовался Рауль Заруль, после того как стал одним из лидеров.
А на основной трассе Мигель, Сю, Найджел, Рип и Карла уже пожалели о своём решении. Им пришлось остановиться перед мостом, так как на том работала снегоуборочная машина. И вдруг они услышали снизу знакомый голос.еня, — грустно сказал немецкий спортсмен.
— Нет, мы своих в беде не бросаем, -заявил Виталий. — Победа — не главное в нашей гонке.
К нему подъехал ДжееЬф Горветт:
— Давай я останусь с Максом? Ты же веди других по маршруту дальше.
Виталий согласился и поблагодарил его. А затем объявил остальным:
— Продолжаем путь! Вперёд, на гибридо-дром!
Хотя речной маршрут был длиннее первоначального, Рауль, Молния, Франческо, Льюис и Виталий первыми прибыли на гибридодром! Не мешкая, они отправились на финальные круги по стадиону. А на трибунах преданные болельщики приветствовали и подбадривали своих кумиров.
Когда Сю, Найджел, Мигель, Карла и Трип добрались до стадиона, то обнаружили, что их товарищи уже заканчивали первый круг!
— Похоже, нам придётся поднапрячься! -воскликнул Сю, отряхнув снег с колёс и прибавив газу.
— Да! Гонка ещё не закончилась, — согласился с ним Мигель.
Лидером на финальном отрезке оказался Рауль. На три круга от него отставали Макс и Джефф, но они хотя бы в целости и сохранности добрались до гибридодрома! Все без исключения гонщики усердно боролись
со снежными заносами на пути к финишу. И на последних метрах Рауль всё же одержал победу над следовавшими за ним Молнией и Франческо!
Виталий с радостью вручил французу кубок победителя:
— Прими мои поздравления!
— Мерси, — ответил Рауль. — Это был самый лучший этап трансконтинентальных гонок!
— Всё самое лучшее ещё впереди, — заверил его Молния. — Новые старты ждут нас!

Сказка про тачки | Nochdobra.com

В стране Автомобилии была школа тачек. В ней учились разные машинки. Их учитель мистер Джонс был уверен, что лучшие тачки каждый день внимательно слушают, делают домашние задания, отвечают у доски. А вот балованные тачки крутятся на месте, смотрят в окно, играют на переменах, гоняют по коридору. Мистер Джонс любил поругаться на тачки их родителям и написать замечание в дневник. Так ему становилось легче. Сказка про тачки расскажет о том, как учитель понял свои ошибки.

Сказка про тачки читать онлайн

Как-то раз Мистер Джонс со своим классом отправились в лес с ночевкой. Они взяли с собой палатку, еду, крем от комаров, мяч, игры. Дышать воздухом, любоваться природой, смотреть на муравьев и насекомых! План прогулки предстоял волшебный. Тачки очень любили бывать на природе, ведь им приходилось слишком часто кататься по пыльному асфальту.
Вначале все было хорошо. Тачки слушали учителя, крутили колеса спокойно, рассматривали лес. Они нашли замечательную полянку и решили обосноваться там. Разложили палатки, начали играть в игры. Мистер Джонс провел лекцию по биологии, рассказал о видах растений и животных, обитающих в лесу. Тогда он увидел, как тачка Боб не слушает его историю, а крутиться из стороны в сторону. Учитель больше всех терпеть не мог Боб, ведь он постоянно мешал проводить уроки и гонял в коридоре быстрее всех.
— Боб, что я сейчас сказал? – спросил мистер Джонс.
— Простите, я не расслышал. Я засмотрелся на бабочку. – сказал Боб, и все дети засмеялись.
— Боб, когда я рассказывал сказку про тачки, ты любовался на снег, когда рассказывал историю возникновения дизельного мотора, ты смотрел на небо, а теперь на бабочку. Когда же ты будешь слушать меня? Я рассказывал о том, что в этом лесу нет опасных животных. Например, медведей.
— Странно. Когда мы шли сюда, я внимательно смотрел вокруг и увидел следы медведя.
— Это невозможно. Я прочитал десятки книг про этот лиственный лес, здесь не может быть медведей. Ты должен внимательно слушать меня, а не разглядывать и выдумывать.
— Но я видел… — огорчился Боб. И ему стало беспокойно. Если учитель не верит в медведя, а медведь все-таки придет к ним ночью?
Через несколько часов солнце начало опускаться к горизонту, а Боб прогуливался по поляне и внимательно слушал лес. Вдруг он увидел медведя, который шагал на поляну.

Сказка про тачки для детей


Боб громко закричал тачкам:
— Спасайтесь! Быстро заезжайте на ту горку, медведю будет трудно туда добраться! А я помчал за помощью! – Боб среагировал на происходящее молниеносно. Он побежал в город звать спасателей. У него было много энергии, именно поэтому в школе он часто бегал в коридорах. Боб быстро примчал в город и позвал спасателей в лес.
Когда бригада была на поляне, все тачки забрались на холме и дрожали от страха. А медведь почти приблизился к ним. Еще минута и зверь повредил бы одной из тачек. Но спасатели накинули на его сети и спасли детей.
— Боб, я должен признать. Не всегда знания – самая высокая ценность. Внимательной, умение мыслить, быстрота реакции – вот что было так ценно сегодня и спасло нас. Прости меня. – сказал мистер Джонс Бобу на глазах у всех детей и спасателей. Бобу было очень приятно, что его впервые оценили так высоко и не ругали.
С тех пор в школе все дети считали тачку Боба героем.
Наша сказка про тачки подошла к конца. А вы любите бегать в коридоре в школе? А как после тяжелого дня проходит ваше засыпание?:) Мы создали для вас коробочку, которая поможет превратить укладывание в настоящий семейный ритуал. Количество ограничено, поспешите заказать:)

Ми створили більше 300 безкоштовних казок на сайті Dobranich. Прагнемо перетворити звичайне вкладання спати у родинний ритуал, сповнений турботи та тепла. Бажаєте підтримати наш проект? Будемо вдячні, з новою силою продовжимо писати для вас далі!

ПІДТРИМАТИ

Сказка про Молнию Маквина и Кукурузу (Дасти Полейполе) — 1 Мая 2017 — Блог

Однажды Молния Маквин решил познакомиться с Кукурузой. А что? У них много общего, оба они были новичками, когда выиграли крутые гонки — один на земле, а другой — в небе. Каждый из них любит свою маленький уютный городок, скорость и приключения!

Молния отправил Кукурузе смс-сообщение и пригласил встретиться в кафе у Фло, попробовать топливо Филмора и просто весело провести время.

Кукуруза тоже много слышал про Молнию Маквина, и поэтому сразу же согласился прилететь в Радиатор Спрингс, тем более, что рядом с городком был старенький аэропорт. 

Кукуруза уже подлетал к аэропорту и видел, как на посадочной полосе засветились фонарики, чтобы самолёт не сбился с курса, но вдруг в кабине включилось радио и голос диспетчера аэропорта сообщил, что ему нельзя приземляться в Радиатор Спрингс. Кукуруза очень удивился и даже немного испугался, потому что рассчитывал заправиться топливом в кафе у Фло, и на обратную дорогу топлива уже не хватало. Что же делать?

Кукуруза позвонил Молнии и рассказал ему о том, что его не пускают в аэропорт. 

-Не волнуйся, друг. Ты можешь немного покружить над городком? — спросил Молния.

— Могу, но недолго, тебе стоит поторопиться! — сообщил ему Кукуруза.

К счастью, Молния был совсем недалеко от аэропорта, ведь он ехал встречать Кукурузу вместе с Мэтром и Шерифом.

-Шериф, ведь ты полицейский, спроси у диспетчера аэропорта, в чём дело, почему Кукурузу не пускают к нам в гости?

-Разберёмся! — отрапортовал Шериф и поехал во двор аэропорта.

Оказалось, что враг Кукурузы, опозоренный Рипслингер, решил отомстить Кукурузе, и узнав, что тот собрался к Молнии, отправил в аэропорт Радиатор Спрингс сообщение о том, что Кукуруза — опасный преступник.

Рипслингер лично решил проследить за тем, как Кукуруза рухнет на землю, когда его не пустят в аэропорт и закончится топливо. Он стал кружить в небе неподалёку от Кукурузы и радовался тому, что полоса закрыта. Но вдруг ему на борт поступил сигнал: неисправность! Требуется срочная посадка!

Рипслингер испугался не на шутку и послал сигнал в аэропорт, чтобы ему открыли полосу и дали сесть.

-К сожалению, полоса закрыта, потому что рядом летает опасный преступник, — ответил ему диспетчер.

— Мне срочно нужно сесть, иначе я разобьюсь! — закричал Рипслингер. Но диспетчер был непреклонен.

Тогда Рипслингеру пришлось во всём признаться диспетчеру. Как раз в это время появился Шериф. Шериф сразу понял, в чём дело.

— Я — представитель закона в нашем городе, — заявил он диспетчеру. И мне известно, что никакой Кукуруза не преступник! Я готов поручится за него, поэтому перестаньте валять дурака и пустите парня на посадку! А потом и этого Рипслингера, ведь и вправду разобьётся, негодяй. И сразу отвезти его ко мне в участок!

Через несколько минут всё было сделано, и радостный Кукуруза приземлился в Радиатор Спрингс. Молния, Мэтр и Шериф встретили его, и прямо из аэропорта отправились в кафе у Фло, Мэтр, как всегда, рассказывал свои байки, а Кукуруза и Молния весело смеялись.

 

 

Сказки про машинки — СКАЗАЧОК

Глава 1. Знакомство

Меня часто спрашивают, за что я люблю свою работу? Даже не знаю… Если честно, мне в ней нравится все. Я люблю тягучий, немного резкий запах машинного масла, смешанный с нотками бензина и свежих шин. Люблю рев исправно работающих двигателей. Когда они попадают сюда, хриплые, тихие, такие усталые – на них больно смотреть; сердце разрывается от жалости этих звуков. Но вот, проходит совсем немного времени и машинки начинают петь, мелодично и звонко, почти как птицы.

Меня зовут Айболит, и да, тот самый великий доктор, который лечил всех от бегемотиков до зайчиков, был моим дедушкой.

Ох, сколько же удивительных историй я выслушал в своем далеком детстве о его жизни, о том, в каких странах он побывал, каких диковинных животных вылечил. И, конечно, у моих родителей не было сомнений в том, что я продолжу семейное дело и стану врачом. Но… Больше всего на свете я любил машины.

Свою первую игрушечную машинку я починил, когда мне было три года. Помню, как она лежала на улице под дождем одна, брошенная, всеми забытая, с расколотым пополам кузовом. Я нашел ее и принес домой. А там взял клей, краски и починил машинку. Получилось очень хорошо. Машинка тут же принялась колесить вокруг меня и благодарно сигналить.

Я бесчисленное множество раз чинил свой велосипед, и другие велосипеды. По правде сказать, все велосипеды, которые находились на моей улице. И на соседних. Не знаю, почему из всех мальчишек они выбирали именно меня? Наверное, потому что я единственный готов был не только чинить, но и выслушивать их многочисленные проблемы. А какие могут быть проблемы у транспорта? Самые разные, и не всегда простые.

Вот, например, на днях, ко мне заезжал мой старинный приятель – Самосвал Кузович. Да-да, сейчас я уже большой дядька с суровыми морщинами на лбу, но добрыми зелеными глазами. И теперь ко мне приходят не только велосипеды и игрушечные машинки, но и самые настоящие взрослые рабочие машины. Так вот, пока я менял колесо у Самосвала Кузовича, он непрестанно рассказывал мне, как несправедливо с ним обходится его хозяин – гоняет целыми днями по пыльным и шумным строительным площадкам. А единственный в году заслуженный отпуск Самосвал Кузович провел запертый в своем гараже, в то время, как мог бы валяться на пляже под ярким солнышком или кататься по душистым лесам, слушать пение птиц, ну и все в таком духе.

Но это еще что!

Сегодня утром, едва я открыл глаза, мне сообщили, что прибыл некто по фамилии Кареткин.

Я встал с постели, и как был в пижаме, даже не выпив кофе, направился в мастерскую, которая по счастью, занимала гараж моего собственного дома.

Ну и что же вы думаете?!

Этот Кареткин оказался самой обычной каретой, которая отделилась от лошадей (ему, видите ли надоело всегда быть на вторых ролях) и требовал, чтобы я установил ему двигатель. Что за напасть! Я принялся объяснять Кареткину, что его уникальность, так сказать, рыночная ценность, именно в том и заключается, чтобы быть при лошадях. Но он и слушать ничего не желал. Мотор я ему, все-таки установил.

Глава 2. Начало удивительных событий

Едва я распрощался с тревожным Кареткиным и уселся за маленький столик с изогнутыми ножками у окна в гостиной, чтобы выпить положенный утренний кофе… Нет, не так…

Едва я поднес кружку с положенным утренним кофе ко рту, в дверь позвонили. Моя экономка — добрая и уже немного подслеповатая газонокосилка, тут же бросилась открывать.

Сначала я услышал неразборчивое жужжание с улицы. Я никогда прежде не слышал ничего подобного. Через секунду экономка позвала меня:

— Сэр, вас там спрашивают. Дело чрезвычайной важности.

Я поставил кофе обратно на столик и вышел на улицу. Все еще в пижаме. То, что я увидел за дверью, меня немало поразило. Преградив своим массивным телом улицу, перед моим домом стоял настоящий военный самолет. Прежде мне доводилось видеть такие только на картинках, и вообще я стараюсь иметь дело исключительно со штатскими.

— Чем могу служить? – учтиво обратился я к посетителю, стараясь скрыть волнение.

— Разрешите представиться – подполковник Флэш, военно-воздушные силы Горгандии.

— Ага… Горгандии… — я тщетно пытался вспомнить по карте, где находится это государство. – Чем могу служить?

— У нас чрезвычайная ситуация. Несколько подведомственных мне единиц боевой техники потерпели крушение в Гималаях. Вы должны немедленно отправиться туда и сделать все возможное, чтобы они вновь взмыли в воздух!
Я невольно хмыкнул (от негодования, конечно же), но тут же взял себя в руки и спокойно объяснил гостю, что не занимаюсь починкой военной техники, а тем более, летательных аппаратов. Но мой оппонент и слушать не стал:

— Я же вам говорю, дело чрезвычайной важности! Вы должны немедленно отправиться туда со мной!

— Почему бы вам просто не отвезти туда одного из мастеров, которые, уж наверняка лучше меня разбираются в этой проблеме? Неужели во всей вашей Горгандии не найдется ни одного мастера-ремонтника, специализирующегося на самолетах?

— Вы не понимаете, — гость перешел на крик. Но тут из окна соседнего дома высунулась одна старушка и строго погрозила мне пальцем:

— Айболит! От ваших шуточек у меня барахлит телевизор! Будьте любезны занимайтесь своими делами у себя в гараже!

Дело в том, что мой гость и в самом деле задел своим крылом линии электропередач, и каждый раз, когда он пытался выразить свою мысль, провода дрожали от его громогласного баса.

По-видимому, как и все военные, гость с большим почтением относился к старшим, а потому он успокоился и продолжил почти шепотом:

— Вы не понимаете, проблема состоит не в том, чтобы найти мастера. Конечно, в нашей стране есть и ремонтные мастерские, и даже конструкторские бюро. Дело в том, что упавшие в Гималаях самолеты отказываются возвращаться к нормальной жизни. Они заявили мне, что остаток своих дней проведут в горах, будут постигать смысл жизни вдали от цивилизации.

Наверное, от этих слов лицо у меня вытянулось, точно кабачок, потому что, посудите сами, приходилось ли вам хоть раз в жизни слышать нечто подобное?

Лично мне – никогда!

Военные самолеты – которые добровольно желают провести остаток жизни в горах. Они что – монахи из буддийского монастыря?! И чем, простите, они там будут заниматься, если не полетами? Разведением коз?

Мне очень хотелось ущипнуть себя. И если бы не старушка-соседка, которая все еще украдкой поглядывала на нас сквозь шторы, я бы подумал, что все это мне снится.

А тем временем, мой новый знакомый продолжал:
— Мне рекомендовали вас, как человека, умеющего находить общий язык с техникой. В наше время подобное редкость. Горгандия – очень богатая страна. Вы можете рассчитывать на значительное вознаграждение.

Нет, я никогда не гонялся за прибылью. И вообще, работа всегда приносила мне радость. Все дело в моей больной экономке – газонокосилке. А еще – в гараже-мастерской, который совсем не мешало бы обновить или даже снять отдельное здание, в котором можно чинить крупногабаритные машины.

Поразмыслив немного, я принял решение:
— Что ж, если вы позволите мне допить кофе и собрать чемодан, мы можем лететь.

Мой новый знакомый как-то смутился, и я почувствовал некоторую недосказанность:
— Дело в том, что в настоящий момент над Гималаями запрещены любые перелеты. Я могу доставить вам, максимум к берегам Индии, а дальше вам придется добираться своим ходом.

Ну и дела! О таком раскладе мы не договаривались. Ведь, в отличие от моего именитого деда, который лечил больных зверей в Африке, и на далеких океанических островах, и даже в Антарктиде, я никогда не покидал родного города. Да что уж там, я даже на работу ходил в комнатных тапочках. О том, как с берегов Индостана попасть в Гималаи, не имел ни малейшего представления. С другой стороны, мой отец всегда говорил, что судьба каждого из нас заранее прописана в каких-то больших небесных книгах. Непременно счастливых и добрых. Отказаться от предоставленной возможности, значит собственноручно переписать свою книгу. А, ведь можно и пожалеть. Эх, была не была…

Я вернулся в гостиную, залпом проглотил остывший кофе и пошел наверх собирать вещи.

Через час здоровенный сверхзвуковой стратегический бомбардировщик-ракетоносец с крылом изменяемой стреловидности (эти подробности я узнал позже) уносил меня далеко-далеко от родного города. Того самого, где в обыкновенном старом доме, с оборудованным под автомастерскую гаражом, оставалась одинокая и подслеповатая газонокосилка…

Глава 3. Индия. Знакомство с рикшей

— Эй, приятель! Тебе куда нужно?

Я открыл глаза. Вокруг шумел и гудел до невероятности многолюдный город. Прошлой ночью, когда самолет доставил меня сюда, вокруг было темно.

Фонари почти не горели, так что я просто нашел свободную скамейку и завалился на нее до утра. Но с первыми солнечными лучами улицы наполнились шумом и гомоном, в котором слились воедино человеческие голоса и звуки транспорта.

Надо мной склонилось очень странное создание. С виду оно походило на обыкновенную двухколесную телегу, какие использую фермеры в своем хозяйстве. Только отчего-то вместо лошади в телегу был запряжен человек.

Маленький смуглый индус. Сгорбленный и белозубый.
— Ты кто такой? – удивленно обратился я к телеге (ну, или к тому, что могло бы зваться телегой).
— Чудной ты…, — телега фыркнула. – По профессии я рикша, а по батюшке меня величают Абхей Аджиит Амар Адитья.

Я предпочел звать это создание просто по профессии.
— Мне нужно в Гималаи, — сообщил я ему. – Это горы такие.
— В курсе, — хмыкнул рикша. – Могу доставить на железнодорожный вокзал Мумбаи. Оттуда ходит поезд до города Силигури. Это как раз у подножия Гималайских гор.

Идея пришлась мне по душе, а потому заплатив человеку, впряженному в рикшу причитающуюся сумму, я плюхнулся в повозку, увлекая за собой весь свой нехитрый саквояж.

По дороге до железнодорожного вокзала Мумбаи, словоохотливый рикша без умолку болтал, рассказывая обо всем, что попадалось нам на пути.
Когда я наконец добрался до железнодорожного вокзала Мумбаи, мне казалось, что я знал Индию не хуже, чем родной город.

Глава 4. Поезд — Ананда Нури

Оказалось, что поезд до города Силигури у подножия Гималайских гор ходит не чаще, чем раз в неделю. Но, кажется, удача была на моей стороне. Сегодня был именно тот самый день. До отправления поезда оставалось не больше часа. Правда в местной кассе, мне сообщили, что все места разобраны. Но я, нисколько не огорчившись, направился прямым ходом к локомотиву.

Это был изрядно поседевший и уставший от жизни агрегат. Со стороны могло показаться, что к нему лучше не приставать с расспросами. Но я все-таки отважился:
— Доброго времени суток! – сказал я ему.
— Доброго, — отозвался он на редкость приятным и мягким голосом. Настолько мягким, что я даже было подумал… Не может быть!
— Простите, а как вас зовут? – не удержался я от вопроса, желая проверить свою гипотезу.
— Никто прежде не спрашивал меня об этом, — оживился локомотив, — но раз вы интересуетесь – Ананда Нури – мое имя.

Так и есть! Я не ошибся!
Я, в свою очередь тоже, почтительно представился и рассказал, откуда и зачем прибыл в Мумбаи.
Локомотив Ананда Нури, обвела меня удивленным взглядом:
— Так вы значит не турист?
— Увы, я врач, если можно так выразиться. Машинный врач.

Вот я уже говорил вам, что умею находить подход к технике. Не прошло и пяти минут, как локомотив принялась рассказывать мне о своих проблемах, о нерадивости машиниста и о том, как ей надоело из года в год колесить по одному и тому же маршруту, в то время, как на земле есть столько необыкновенных, по-своему примечательных мест. А еще у нее что-то разладилось в масляной системе дизеля, но при последнем техосмотре мастер не заметил этого и вот теперь Ананда Нури очень страдала во время движения.

Я мигом достал из своего походного чемоданчика перчатки, несколько специальных ремонтных принадлежностей и в два счета вылечил локомотив.
— Не могу выразить словами, как я вам благодарна, — с натуральной индийской почтительностью произнесла она. – Слушайте, а что, если вам поехать прямо здесь, в голове поезда? Нет надобности толпиться вместе со всем этим неблагодарным людом в переполненных вагонах.

Я не стал говорить о том, что у меня в общем-то и билета нет, и от души поблагодарив за предложение новую знакомую, живо закинул свои вещи в локомотив.

Поезд тронулся. Справа и слева от железнодорожных путей замелькали мириады неустойчивых строений, походивших на шалаши. У каждого из них толпились люди. По большей части это были голопузые смуглые ребята. Но встречались также и уже знакомые мне рикши, а иногда, совсем редко, попадались и автомобили. Они сонно окидывали разогнавшийся поезд своими полуприкрытыми фарами. Уж и не знаю, о чем им там думалось, но вид у них был наискучнейший.

Сорок шесть часов или два полных дня по индийской железной дороге вместе с болтливой до невозможности Анандой Нури и вот я уже стою посреди оживленного вокзала в городе Силигури, а надо мной, словно вековые стражники этих мест возвышаются Гималайские горы.
— До свидания, — добродушно сказал я локомотиву на прощанье.
— Прощай, добрый доктор! – прогудела мне Ананда Нури. – И пусть все, что ты хочешь исполнить в этих великих горах непременно будет сделано.

Глава 5. Автобус — подъем начинается.

Сразу за железной дорогой в рядок стояли автобусы. Я подошел к ним и вежливо поинтересовался о пути их следования. Оказалось, что все они направлялись в сторону Гималаев, вот только до нужного мне места ни один из них не доходил:

— Ты бы не совался туда, — заметил самый обветшалый и плохо прокрашенный автобус. Краска на его крыше совсем облезла, одна из двух дверей закрывалась неплотно, а другая и вовсе отсутствовала. Мне очень хотелось помочь этому бедняге. Но на проведение работ такой сложности у меня ушло бы никак не меньше нескольких дней. Да и при том, нужны были специальные инструменты.

Вскоре подошли водители, я купил у одного из них билет и забравшись в душный, жутко пахнущий бензином салон бедолаги-автобуса уставился в окно.

Горы окружили нас как-то внезапно. Вроде они только-только виднелись на горизонте, но вот уже наваливаются по обеим сторонам дороги, угрожая того и гляди раздавить нас. Автобус едет все выше и выше. Далеко внизу остается Силигури, и речушка, и стада пасущихся коров, которые теперь похожи на крохотные точки.

Много часов мы ехали по извилистой горой дороге. А когда начало смеркаться, наш автобус запыхтел, затарахтел, да так разом и заглох посреди дороги.
Сокрушенный водитель выскочил наружу с отвертками в руках и мигом полез под автобус искать причину поломки. Я тоже вылез слез и, обойдя автобус с лица, жалостно посмотрел в его фары:

— Ну, что, дружище, техосмотр-то, наверное, уже давно был?

— Эх-эх-хе… — глухо вздохнул автобус. – Какой там техосмотр. Я уже три года как в утилизации должен быть… Если бы не мой верный водитель, который сам не ест и не пьет, а все мне на детали экономит, лежать бы мне сейчас на сварке вместе с другими бедолагами.

Мне стало так жаль этот автобус, и его сердобольного хозяина, голодавшего ради своего любимца. Я решил ненадолго продлить свое путешествие на пути к самолетам и помочь им всем, чем смогу. Подобравшись к закопавшемуся под автобусом водителю, я объяснил ему, кем являюсь. Услышав это, он выпрямился в полный рост, а затем принялся кланяться мне, благодаря небеса, за то, что они преподнесли ему такой щедрый подарок. Я забрал у него все имеющиеся детали и принялся за дело.

Целая ночь ушла у меня на то, чтобы вдохнуть в этот старый агрегат новую жизнь. Когда я закончил, было раннее утро. Все пассажиры, включая водителя, мирно спали на своих сиденьях. И только мы с автобусом не спали, а обсуждали произошедшие перемены за кружечкой чая. Точнее, чай-то пил я. Он у меня был припасен заранее в походном термосе, а автобус наслаждался только что залитым свежим топливом. У него теперь и голос звучал совсем по-иному:

— Вот что я тебе скажу, Айболит, — говорил он мягко, с приметной хрипотцой, — то место, куда тебе надо попасть находится далеко-далеко от цивилизации. Там нет ни городов, ни людей. Есть у меня знакомые смельчаки, которые согласятся отвези тебя туда. Ребята они, конечно диковатые, но смелые.

Сейчас, когда мы приедем в деревню, я тебя с ними сведу.

Я искренне поблагодарил автобус за помощь и поднялся в салон, чтобы разбудить водителя.

Глава 6. Велосипеды Кизи и Мукул

К полудню мы добрались до высокогорной деревеньки. Воздух здесь был необыкновенно свежим. Кроме нашего автобуса и еще одной ржавой машины, другого транспорта здесь не было. Я оглядывался по сторонам, стараясь понять о каких таких смелых ребятах шла речь, когда к вокзалу подкатили два небольших юношеских велосипеда с обклеенными наклейками от жвачек рамами.
— О! Вот и они! – радостно запиликал автобус. – Кизи! Мукул! Сколько лет – сколько зим!
Автобус и велосипеды (которые на поверку оказались не такими уж и юнцами) обменялись взаимными приветствиями. Затем взоры троих обратились на меня:

— Ну что ребята, — говорил автобус (я даже имя его не удосужился узнать), — поможете этому малому? Он меня здорово выручил. Не хочется, чтобы такой человек сгинул в этих горах.
— С радостью поможем, — затрещали велосипеды. – Но, только до самого пункта назначения нам не добраться. Уж больно высоко. Там нашим колесам тяжко придется. Но, честное слово, сколько сможем – проедем.
Я распрощался с автобусом, погрузил свои вещи на один велосипед, а сам уселся на другой и поехал дальше в горы. Признаюсь вам, я оказался жутким трусишкой.

Никогда не замечал за собой боязни высоты или непогоды. Хотя, собственно, как я мог это проверить? Дома, спускаясь со второго этажа на первый? Да и наблюдать грозу из-за оконного стекла было не так уж и страшно. Совсем другое дело отвесные скалы, с крутыми горными ущельями. А еще гроза на перевале, которая того и гляди расколет тебя как щепку.

Мои провожатые и вправду оказались редкими смельчаками. Мы балансировали на краю пропасти, словно цирковые канатоходцы. Камни, больше и маленькие, пролежавшие здесь не одну тысяч лет, со свистом вылетали из-под колес Кизи и Мукула и, с устрашающей быстротой неслись в пропасть. Подумать только, а ведь на их месте могли быть и мы!

Несколько холодных ночей нам пришлось провести под открытым небом. Я спал на сырой земле, подстелив под голову вещи, а мои неустанные провожатые сверлили непроглядную мглу своими фарами.

Невероятно, однажды им удалось таким образом спасти меня от неминуемой гибели. В самый разгар ночи, Мукул (надо отдать должное его чуткости) услышал топот больших лап. И хотя, неизвестный старался двигаться как можно тише, от острого слуха велосипеда не смогло укрыться его приближение. Он мигом разбудил меня и приказал держаться позади них, в то время как они и Кизи выставили вперед свои угрожающие спицы от колес и приготовились держать атаку. Это был не кто иной, как гималайский мишка. Уже не медвежонок, но еще и не взрослый медведь.

На наше счастье, представление из двух разъяренных и бесстрашных юношеских велосипедов, удивило и даже напугало его. Медведь постоял немного в стороне, а потом, не желая ввязываться в схватку с неизвестными созданиями, ушел восвояси.

После этого я смотрел на своих спасителей совсем другими глазами. Я даже решил, что когда вся моя авантюра с упавшими самолетами окончится, то обязательно вернусь в маленькую индийскую деревушку, найду велосипеды и щедро отблагодарю их. Можно, к примеру, полностью обновить их. Или переделать в самые настоящие электромопеды. Или вообще (если они, конечно согласятся) сделать из них самодвижущиеся рикши.

Я смаковал свою идею несколько дней. До тех самых пор, пока не настало время прощаться. Как ни отважны были мои новые друзья, но время пришло. Чувства переполняли меня и хотелось плакать. Но разве мог я показать слабину перед такими отважными типами?

Мы расстались на скалистом перевале.
— Дальше нашим колесам путь заказан, — сообщил мне Кизи, а Муку в подтверждение его слов глубоко вздохнул. – Береги себя! – сказали они мне.
— И вы! – ответил я. – Не забывайте вовремя смазывать цепи. Это очень важно!

Глава 7 Беспристрастный жилистый козел

Велосипеды покатили обратно, напевая какую-то звонкую индийскую песенку, а я пошел дальше вверх. Камни под моими ногами то и дело осыпались. Я цеплялся руками за землю и, подобно странному четвероногому созданию, покорял неприступные непроходимые и немилосердные горизонты. И в голове у меня чьим-то тоненьким голоском отзывалось:

… А горы все выше, а горы все круче,

а горы уходят под самые тучи.

О, если я не дойду.

Если в пути пропаду…К. Чуковский

Эх, видел бы меня сейчас мой легендарный дед! Интересно, что бы он сказал?

Целый день я штурмовал одну единственную гору. Когда силы в конец покинули меня, я решил сделать привал. Разводить костер на такой высоте из-за разряженного воздуха было трудно, а дров не было и в помине. Так что я просто достал из рюкзака хлеб с сыром и флягу с водой.

Едва я открыл рот и приготовился есть, как из-за ближайшего валуна высунулась чья-то странная серая морда. Она жадно уставилась на мой бутерброд, и уже через мгновение, вслед за мордой показалось и остальное тело. Это был беспристрастный жилистый козел, обитатель здешних гор. Такие как он могут скакать по отвесным скалам, и проходить даже там, где другие животные, казалось бы, непременно должны были сорваться вниз.

Козел хотел есть. Об этом говорило все в его облике. Но, и я после целого дня пути испытывал неприятное сосущее чувство в желудке. И, хотя, кроме этого бутерброда в моем рюкзаке находились и другие припасы, продуктов было немного.

Кто знает, сколько еще дней мне предстоит скитаться здесь одному? И потом, козел наверняка сможет найти себе другую пищу. Какие-нибудь корешки и побеги, в то время как мой человеческий голод этим не утолить.
Зная, что козел не понимает меня, я сказал вслух:
— Ты меня, конечно извини, друг, но боюсь тебе придется поискать себе ужин в другом месте.

Представьте, каково же было мое удивление, когда козел не проблеял мне, а ответил. Обыкновенно, так как говорим мы – обычные люди:
— Нечего было и ожидать от тебя другого. Жадность –вот уж точно порок всех пороков.
— Как! – изумился я, — Ты говоришь?!
Козел обиженно отвернулся и пробурчал:
— Тоже мне, открытие. А ты ходишь на двух ногах. Что? Удивил?

Конечно, после такого открытия, мне ничего не оставалось делать, как пригласить козла разделить со мной трапезу. В конце концов, бутерброд был достаточно велик для меня одного. Ели мы молча. Точнее –я жевал, а козел просто разом слизнул предложенное, и сделал вид, что его половина была значительно меньше моей (хотя я все делил честно).

Пока я жевал, мне пришла в голову странная мысль.

Ведь мой дед, знаменитый Айболит прекрасно понимал язык и животных, и птиц, и даже насекомых. И, кстати мой отец тоже. Правда, говорил он в основном лишь со своей собакой Лайкой или с Тянитолкаем, а остальных животных лечил все больше общаясь с их хозяевами.

Что же касается меня, за всю свою жизнь я ни разу не говорил с четвероногими. И с рыбами не говорил. Не говорил и с голубями, которые ежедневно сновали туда – сюда перед моим окном и делали вид, что это и не мой дом вовсе, а их голубятня, которую я зачем-то незаконно оккупировал. С транспортом же дело обстояло совсем иначе. Я хорошо понимал всех, от роликовых коньков до больших самосвалов, а они понимали меня. И не было в этом ничего необычного или загадочного. До той самой минуты, пока не появился в моей жизни этот беспристрастный и жилистый козел.

— Сколько можно есть этот жалкий бутерброд? – нарушил мои мысли скрипучий противный голос. Козел во все глаза следил за кусочками хлеба и сыра, исчезающими в глубине моего рта.

Я пожал плечами и ничего не ответил.
— А хочешь, я научу тебя одной штуке? – предложил козел. – После этого ты всегда будешь есть также быстро, как и я.
Мне эта затея показалась не такой уж и плохой, так что я на свою беду, на минуту оторвался от трапезы и вопросительно уставился на козла.
— Для начала, — спокойно начал он, — ты должен крепко зажмуриться и подумать о том, что собираешься съесть.
Я повиновался.
— После этого, досчитай до трех, — продолжал козел.
Я досчитал.
— Теперь открывай глаза, — повелительно приказал он.
И я открыл. Но, конечно, никакого бутерброда на моей руке уже не было. Как не было рядом и козла. Такая вот штука.

Глава 8. Воздушный шар

На другой день к обеду я наконец взял вершину. Отсюда открывался необыкновенный, я бы даже сказал, до дрожи волнительный вид на окружающее раздолье. Одни только горы кругом. И, конечно, никаких самолетов. По моим подсчетам, от них меня отделяли еще как минимум четыре дня пути.

Преодолев вершину и остановившись на небольшой скалистой полочке, я вдруг увидел нечто странное. Недалеко от меня, в расщелине между скал болталась на ветру какая-то разноцветная тряпица. При более внимательном рассмотрении, я заметил, что к основанию этой тряпицы крепится нечто похожее на сумку или корзину.
Я направился туда и всего через несколько минут, взору моему открылась трагичная картина. Повиснув над устрашающей бездной, у края расщелины лежал воздушный шар. Точнее то, что от него осталось. Наверняка, бедняга пробыл здесь ни один год. Гондола лежала на боку; с трех сторон в ней зияли внушительного размера дыры. Вероятно, прежде чем приземлиться, конструкцию изрядно побило о скалы. Стропы практически истерлись. Только чудо до сих пор удерживало баллон (цветную оболочку, которую я сперва принял за кусок материи) и гондолу сцепленными.
— Эй, — негромко обратился я к шару. – Ты жив, приятель?

Некоторое время в воздухе висело молчание. Я уж было приготовился снять со своей головы шапку и отдать дань безвременно ушедшим, но вдруг что-то закряхтело, зашуршало и шар негромко ответил:

— Трудно в это поверить, но кажется, жив.

Невероятно! Чудесно!

Оказалось, что шар лежит здесь гораздо дольше, чем я предполагал. Его нерадивый хозяин, избежав страшной катастрофы, бросил товарища, своего верного всегда терпеливого и понимающего воздушного друга на произвол судьбы.

И какое же чудо, что я не поленился и захватил из дома весь ремонтный набор в полном комплекте! Мне не составило труда подлатать, заклеить и закрепить все, что требовало починки.

Уставший, но довольный проделанной работой, к ночи, я уже смотрел на заснеженные горные гряды, уютно расположившись на дне плавно покачивавшейся на воздушных волнах гондолы. А шар, благодарный и растроганный до слез чудесным избавлением, рассказывал мне необыкновенные истории о своих прошлых приключениях. Может быть после, когда у меня найдется свободная минутка, я запишу их для вас тоже.

Надо ли говорить, что с такой удачной подачи, мы гораздо раньше прибыли к тому месту, где скрывались от городской суеты самолеты из Горгандии.

Попытаюсь в красках передать вам увиденное, хотя едва ли это возможно…
Серые, погруженные в туманную дымку горы. Где-то внизу, словно тонкая атласная лента вьется река. По обеим сторонам от нее простирается чудесная долина – зелено-бурое ущелье, скрытое от посторонних глаз и потому, еще более напоминающее сказочный оазис. Что-то движется там внизу. Что-то большое.

Я взял бинокль и приложил его к глазам, хотя, можно было и не делать этого. Так и есть! Нарушая гармонию нетронутой человеком природы, по долине медленно перемещались самолеты.

Я попросил своего воздушного друга пойти на снижение, и спустя несколько минут воздушный шар плавно опустился на землю.
— Могу подождать тебя, — предложил он. – Когда планируешь возвращаться?
— Не стоит. Думаю, мне придется задержаться здесь на несколько дней.
Я от всей души пожелал ему счастья и дальнейших полетов. На том мы и расстались. Невероятно. До этого дня я видел воздушные шары только по телевизору.

Глава 9. Пропавшие самолеты

Когда шар улетел, я направился к самолетам. Те, хотя и заметили меня – чужака, но не подали виду и продолжали бесцельно слоняться по цветущей долине, оставляя на податливой почве глубокие вмятины от своих колес.
— Доброго дня вам, — весело прокричал я. Но самолеты лишь смерили меня взглядом и, не останавливаясь покатили куда-то.

Я побежал за ними. Хорошо еще, что двигались они медленно, не то мне бы ни за что не догнать их. И вообще, разве можно состязаться в скорости с военными?

У края долины, в одной из скал находилась расщелина. Такая громадная, что туда без труда мог бы проникнуть автомобиль, поезд и даже самолет. Один за другим самолеты скрывались в чернеющем отверстии, и гул от их моторов эхом вырывался наружу, разрывая воздух своим неестественным для здешних мест рычанием.

Когда наконец я тоже достиг расщелины, мне стоило значительных усилий, перебороть свой страх перед неизвестностью, темнотой и закрытыми пространствами. Не думая об этом долго, я вошел под свод огромного каменного «дома». По мере того, как я продвигался дальше и дальше вглубь пещеры, дневной свет становился все более рассеянным. Вскоре мгла окутала меня, и только доносившееся откуда-то приглушенное шипение служило мне ориентиром.

Прошло достаточно много времени прежде, чем я вышел в просторный освещенный холл. Передо мной, словно первобытные человеко-существа в круг стояли самолеты. Посреди них горело пламя и всполохи его отбрасывали свои алые языки-тени на стены и корявый потолок. Да, от такого у всякого нормального двуногого может голова закружиться.
Мне не хотелось нарушать их ритуал. Но, с другой стороны, стоять тихо было просто неприлично.

Я кашлянул:
— Кх-кх…

Никакой реакции. Потом еще раз. Снова, ни один самолет не обратил на меня внимания. Тогда я набрал в легкие побольше воздуха и крикнул.

Тут уж все самолеты разом развернулись и удивленно уставились на меня.
— Добрый день, — сказал я, смутившись. – Уютненько у вас тут.

Один из самолетов, по виду самый старый, медленно выехал мне навстречу:
— Зачем ты пришел сюда, человек? Раз ты нашел это место, то наверняка должен знать, что здесь не любят людей. Это единственное место на всем земном шаре, где техника сама выбирает свою судьбу.

— Да, уж, — я невольно почесал затылок. – Это мне известно. Я, собственно, потому и прибыл. Это, знаете ли как-то странно… Военные самолеты рождены, чтобы летать и служить, — но самолет не дал мне закончить.
— Ты, как и остальные люди слишком самоуверен и считаешь, что вправе делать выбор за других. Самолеты рождены, чтобы летать, машины – чтобы ездить, корабли – чтобы плавать. Но, разве кто-нибудь, когда-нибудь попытался узнать, чего же хотят сами изобретения? Что если корабль захочет взлететь или автомобиль поплыть по реке? Нет, это слишком сложно и неестественно для того, чтобы уместиться в вашем примитивном человеческом мозгу! – последние слова он практически прокричал, так что с потолка пещеры свалилось несколько увесистых каменных глыб.

Я невольно поежился. Похоже, что эти самолеты сошли с ума. Едва ли их удастся убедить в чем-то.
— Извините, — сказал я, — наверное, мне лучше уйти. Не беспокойтесь, выход я найду сам, — с этими словами я попятился, но другой самолет тут же преградил мне путь.
— Ты слишком много видел, — проговорил старый самолет. – Мы не можем позволить тебе вот так уйти и рассказать о нашей жизни другим людям. Придется тебе навсегда остаться здесь.

Такая перспектива меня не особенно обрадовала. Да, чего уж там – я был жутко напуган. Хотелось побежать, но разве человеческие ноги способны состязаться в скорости с самолетами, пусть даже и сумасшедшими?
«Старик» (имени этого самолета я все равно не знал) приказал отвезти меня в темницу. Ей стала сырая и темная пещера, размером ничуть не больше ванной комнаты, отделенная от внешнего мира какой-то железкой вместо двери. Хотя, если честно, я не стал бы убегать, даже если бы двери не оказалось вовсе. Темница моя находилась так далеко от входа в пещеру, а вели меня к ней так долго, преодолевая многочисленные повороты и холлы, что под конец я совсем запутался и не знал, где нахожусь.

Моим провожатым был совсем молодой самолет, который по виду едва ли отлетал свои первые сто тысяч воздушных миль. Вот только глаза его были очень грустными, и совсем они не подходили тому, кто обрел смысл жизни и нашел свое истинное призвание. Я попытался заговорить с ним, но самолет ничего не ответил и укатил прочь.

Оставшись в одиночестве, я уселся на каменный пол, закрыл глаза и сразу заснул от усталости. Мне снился удивительный сон, в котором я сидел в своем уютном кресле, в своей гостиной и пил свой любимый свежесваренный кофе, приготовленный моей экономкой – газонокосилкой. В окно я видел проезжающие по улице машины. Заметив меня, все они замедляли ход, дружественно сигналили и ехали дальше по своим делам. Неожиданно все вокруг начало меняться. Дом мой, вместе со всей мебелью превратился в холодную каменистую пещеру, по улице вместо машин ездили самолеты, в небе летали корабли, а по единственной в нашем городе реке Эптон-ривер, один за другим плыли легковые авто.

Я проснулся. Один. Все в той же пещере. Воспоминания о последних событиях, заставили меня глубоко вздохнуть. Что стало с моей тихой уютной жизнью за последние несколько дней?

Неожиданно я услышал какой-то шум. Он становился все громче и громче. Наконец дверь моей темницы отворилась и на пороге возник самолет. Тот самый, что вел меня сюда. Точнее, в дверь помещались одни только колеса. Сам он, никак не смог бы вместиться в крохотную комнатушку.
Все так же молча, он протолкнул мне тарелку с какими-то зелеными бобами.
Я догадался, что это еда для меня. Если так, то все не слишком плохо. Они не хотят заморить меня голодом. Значит, еще не все потеряно.
— А можно мне воды? – попросил я, стараясь говорить, как можно приветливее.
Самолет услышал мою просьбу и удалился. Через некоторое время он вернулся с огромной бочкой, доверху наполненной чистейшей ключевой водой. Он уже собирался удалиться, когда я заговорил, стараясь хоть ненадолго оттянуть свое одиночество:
— Как тебя зовут? – но, конечно, ответа не последовало.
— Ты же из Горгандии? – не унимался я. – Чудесная страна, наверное, хотя не припомню, чтобы мы изучали ее на уроках географии. Я Айболит, автомобильный доктор. Ну, по правде не доктор, а механик, но в память о моем знаменитом дедушке, меня так называют.
Последние мои слова произвели странное действие. Самолет нагнулся и удивленно заглянул в дверь, словно желая определить, не вру ли я. После этого он удалился, а уже через несколько минут за мной пришли.

Глава 10. Страшная тайна Горгандии

Мы вернулись в холл. Тот самый, где я впервые увидел скопление самолето-существ перед огнем. Они снова были в сборе. Только смотрели на меня совсем иначе. Самый старый из них обратился ко мне:
— Когда ты появился здесь, мы и подумать не могли, что говорим не с обычным двуногим, а с великим Айболитом. В наших кругах о тебе слагают легенды.

Понимаете, каждому приятно услышать такое о себе. И то, что «старик» говорил потом, то, как нахваливал меня, не могло не повысить мою самооценку. Признаться, я даже слегка загордился, почти забыв о ночи, проведенной в каменной тюрьме.
— Ты должен помочь нам, — закончил самолет свою длинную речь. – Сама судьба прислала тебя сюда.
— Да, но, что я должен сделать? – мне становилось очень любопытно.
— Ты должен подарить нам бессмертие.
После этого самолет рассказал мне странную историю. Одну из тех, какие даже мамы не придумывают, чтобы угомонить своих расшалившихся и нежелающих заснуть детей.

Горгандия – чудесная солнечная страна, у берегов Средиземного моря. Там так хорошо круглый год, что даже птицы не улетают зимовать в теплые края, машины едут по улицам так медленно, что на ходу успевают пожелать друг другу приятного дня, а лодки, пришвартованные в прибрежных водах, поют волнительные и душевные песни, точно настоящий хор.

И вот, во всем этом великолепии, благодати и достатке, на окраине государства, там, где начинаются Туманные горы расположилось кладбище. Кладбище старой и ненужной техники. Тех, кто еще жив, но уже не может приносить людям пользу. Некоторые могут заботиться о себе, добывают пищу, помогают другим. Но большинство просто медленно умирает. И это самая страшная, самая мучительная смерть, которую только можно себе вообразить. От дождей техника покрывается ржавчиной и стоит так до тех пор, пока ее сердце – мотор не придет в полнейшую негодность. После этого – конец.
Самым первым самолетом, сбежавшим из Горгандии был старый, отслуживший верой и правдой своему государству Туран-135. Место это он нашел совершенно случайно, пролетая над Гималаями, в надежде, что у него закончится топливо, и он разобьется об острые скалы. Ибо нет более достойной смерти для военного самолета. Сделав здесь небольшую остановку, Туран-135 понял, что больше не хочет подниматься в воздух. При помощи встроенной локационной службы, он сообщил своим близким, чтобы те не искали его. Вспомнив об этом «старик» тяжело вздохнул и по его серому потертому металлическому корпусу скатилась крупная маслянистая слеза.

Но все оказалось не так просто. День за днем и месяц за месяцем, отжившие свой век единицы боевой и штатской техники продолжали отправлять на Кладбище. Страх перед мучительной гибелью охватывал всех, от простых тостеров и кофемолок до здоровенных боевых самолетов.

И вот однажды, молодой самолет стажер Корп-1708, в сотый раз изучая послание своего учителя и наставника, случайно обнаружил координаты его местонахождения. Он рассказал об этом другим самолетам и в очередной раз после завершения боевой операции они все, вместо того, чтобы вернуться обратно в Горгандию, совершили незапланированную остановку здесь, в Гималаях. Туран-135 первое время еще пытался уговорить их вернуться домой, но самолеты все как один твердили, что не желают жить в ожидании страшной кончины. Уж лучше здесь, вдали от жестоких и безжалостных людей окончить свой век.

— И вот теперь, — подытожил свой рассказ «старик» Туран – 135, — сама Судьба сделала нам подарок и дала второй шанс. Ты – Айболит сделаешь нас бессмертными, и только тогда мы вернемся обратно на Родину.
Я был настолько поражен услышанным, что не находил слов для ответа. Да, я был мастером своего дела. За свою недолгую жизнь мне довелось буквально вернуть с того света самые редкие и, казалось бы, неподдающиеся лечению машины. Я мог разобрать поломку любой сложности, независимо от того, была ли это здоровенная махина, подобно самолетам или крошечная машинка из табакерки. Но бессмертие… Каждая вещь на этой земле имеет свой срок. Мне было жаль самолеты. Жаль, что их государство, при всем своем видимом благополучии, вело себя так жестоко по отношению к тем, кто каждый день взмывал ввысь, преодолевая законы земного тяготения, кто умирал, не жалея себя во время опасных заданий. Но я был не всемогущ.

Для ответа требовалось время. Я понимал, что каждое сказанное мной слово, спустя годы будет положено на мои собственные весы Добра и Зла. Сейчас не может быть третьего: либо самолеты оставят свое уединение и вернутся вместе со мной домой, либо мы все навсегда останемся здесь, чтобы сгинуть в этом поднебесном запустении.

Но вдруг, так, наверное, бывает только в сказках, меня посетила гениальная мысль:
— Послушайте, — начал я осторожно, — но разве в вашей стране не знают, что такое утилизация? Разве не обретают вторую жизнь вещи, которые уже не используются, но могут послужить другой, более благородной цели?
— О чем ты? – живо спросил меня Туран-135.
— Я говорю о переработке мусора. В мире уже практически не осталось мест, о которых вы говорите. Это Кладбище – попросту свалка, отнимает лишние километры у вашего государства. И, насколько я понимаю, Горгандия не так уж велика. Всего-то и нужно, что построить мусороперерабатывающий завод и тогда каждый из вас, после окончания срока годности, сможет стать чем-то другим. Чем-то новым и полезным. Так вы обретете истинное бессмертие.
Воцарилась полная тишина. Казалось, самолеты не дышали. Не знаю, сколько продлилось это леденящее душу молчание. Но, вдруг кто-то крикнул:
— Слава – слава Айболиту!

И его тут же поддержали сотни других голосов: УРРА!!! ОН МОЛОДЕЙ! ГЕНИЙ!
***
Надо ли говорить вам о том, как я провел последующие четыре дня в Гималаях? Ну, во-первых, я перечинил все до одного самолеты. Теперь, каждый из них, несмотря на длительное пребывание в дали от цивилизации, смог бы выдержать долгий перелет до Горгандии. И даже старый Туран-135 чувствовал себя необыкновенно молодым.

Во-вторых, используя систему внутреннего радиосообщения, я связался с подполковником и доложил ему, на каких условиях самолеты готовы вернуться. Тот обещал обсудить это со своим руководством, и к вечеру нас ждал приятный сюрприз. Оказалось, что в Горгандии даже не подозревали о проблеме, которая уже давно беспокоит технику. Но теперь, узнав о ней, на общем собрании постановили начать строительство самого крупного и современного мусороперерабатывающего предприятия, какие только бывали в истории. На предприятии будут открыты специальные корпуса временного пребывания, где техника сможет ждать своей очереди на переработку. Но, главное – каждый сам сможет выбрать, кем именно ему захочется стать в будущей жизни.

Это была победа. Моя лично, и наша с самолетами общая.
Через четыре дня мы покинули заснеженные Гималаи и направились в Горгандию, где нас встречали, как настоящих героев.

Эпилог

Домой я вернулся только три месяца спустя. Очень нелегко было бросать своих новых друзей. Но экономка-газонокосилка, то и дело названивала мне, сообщая, что клиенты во главе с уже известным вам Кареткиным, буквально оккупируют мой дом и не желают искать себе нового механика.

Все последующие недели я работал, не поднимая головы. И так устал, что уже начал задумываться о возвращении в уединенную долину, помещенную меж неприступных горных вершин. Но, к моей великой радости, ко Дню Благодарения наступила тишина. Клиенты мои, как водится, разъехались на праздники кто-куда. А мне осталось, как минимум четыре дня свободного существования. Даже не знаю, наверное, сейчас пойду и усядусь за мемуары. Опишу для вас все подробно, начиная с того момента, как в дверь моего дома постучал подполковник Флэш, военно-воздушных сил Горгандии. По-моему, выйдет история что надо. А вы как считаете?

P.S.На будущее лето я жду в гости Кизи и Мукула. Очень уж мне хочется сделать из этих парней настоящие крутые велики. Или даже мопеды. Только это пока сюрприз. Смотрите, не проболтайтесь. Тссссс…..

Читать также еще больше сказок про машинки

Вагончик Митя ЧИТАТЬКонструкторы РАССКАЗБегу Митенька, бегу!

Mater и призрачный свет — сказки на ночь

Это история Mater и Ghostlight для детей. В самом центре Радиатор-Спрингс, вдали от шума и суеты повседневной суеты, мирно жили несколько автомобилей. Они жили вместе в мире и счастье. Среди них была Матер. Итак, Матер был старым ржавым эвакуатором. А Матер любил подшучивать над другими машинами, чтобы напугать их. Особенно ему нравилось пугать Молнию МакКуина.

Однажды, когда Молния МакКуин только что закончила смотреть фильм с Салли, он сказал ей: «Я надеюсь, что Матер не прячется где-то здесь.Если он снова попытается меня напугать, я сойду с ума! » Все в Радиатор-Спрингс знали о Матере и его хобби — пугать других. Как раз когда Молния Маккуин закончила фразу, Мэтр закричал сзади, заставив бедную Молнию МакКуина врезаться в вывеску и гору покрышек.

Матер и призрачный свет

Источник изображения @ pixar.wikia.com. Все остальные, кто смотрел, начали смеяться над МакКуином. «Если бы вы только так быстро двигались по гоночной трассе», — засмеялся Док Хадсон. Мэтр, который наслаждался его выходками, поддразнил Маккуина, сказав: «Ты выглядишь напуганным.Как будто вы видели Призрачный свет! » В этот момент шериф произнес: «Матерь!» — крикнул он и предупредил Матер, чтобы она не смеялась над Призрачным Светом, потому что это было не до смеха.

Теперь Молния Маккуин была новичком в этих краях. Итак, он понятия не имел, что или кто был этот Призрачный свет. «Что это, Призрачный свет?» он спросил. Все переместились и уступили место шерифу, который объяснил, что такое Призрачный свет. «Это шар синего света, который блуждает по этим самым краям». Мэтр смотрит на Молнию МакКуина и уверяет его, что Призрачный свет не настоящий.Также прочтите «Историю Винни Пуха».

«Это реально!» Шериф объявляет всем. «Он бродит по дорогам в такие темные ночи, как сегодня». Он идет с ними и рассказывает им историю о призрачном свете. «Помните, что больше всего раздражает Призрачный свет, это лязг металла!» Услышав эту Матер, не мог перестать трястись, и его старое тело продолжало издавать звуки. «Когда ты будешь дома сегодня вечером, будь очень осторожен. Призрачный свет может быть где угодно! »

Пожелав спокойной ночи, все остальные убежали.Бедная Матер осталась одна. Его все время трясло. Каждая тень заставляла Матер подпрыгивать. Затем он услышал шум и увидел свет. Сначала он испугался, что за ним явился Призрачный свет. Затем он сказал: «Шериф сказал, что Ghostlight был синим!» и в тот момент, когда он подумал, что опасности нет, позади него засиял странный синий свет!

«Призрачный свет!» крикнул Матер. А потом он убежал. Он бежал так быстро, как только мог, заносил, скользил, он даже заставил Фреда и тракторы перевернуться! Он кричал, кричал и не осмеливался остановиться.«Призрачный свет пришел, чтобы преследовать меня!» он кричал! Пока Матер кричал и кричал, все другие машины стояли у дороги и наблюдали, как Матер и его истеричный Призрачный свет преследуют его. Также прочтите «Приключения мишек Гамми».

Какая Матер не подозревала, что Молния МакКуин придумала жестокую идею напугать Матера хоть раз! И он прикрепил фонарь к своему буксирному крюку. После долгой пробежки Матер наконец-то устал. Именно тогда он понял, что его обманули. Глядя на обычную лампу, он сказал: «Подожди минутку.Это не Призрачный свет! » К этому времени все остальные машины собрались вокруг, и они вместе смеялись.

Матер разозлился: «Это была шутка. Я знал это все время », — сказал он. Шериф выступил вперед и сказал: «Видишь ли, сынок, единственное, чего здесь можно бояться, — это своего воображения! И ничего более!» Все остальные только смеялись. «Ага, и хорошо, — добавил Док Хадсон, — кричащая Банши! Спокойной ночи всем!» Сказав это, старый Док Хадсон умчался прочь.

И вскоре после этого последовали все остальные, снова оставив бедную Матер одну! «Кричащий , какой ?» — спросила Матер.В результате его снова начало трясти! Также прочтите «Запутанная история Диснея».

Вот краткое изображение « Mater And The Ghostlight ». Смотрите видео-рассказ ниже,

Mater And The Ghostlight Story Video

История создания истории автомобилей 2

Творческие люди знают, что ни одна идея, вырезанная из проекта, никогда не отправляется в мусорное ведро. Его просто убирают для дальнейшего использования.

Именно это произошло с историей нового фильма « Тачки 2 », который появится в кинотеатрах в следующем месяце.На пресс-конференции во вторник Джон Лассетер, главный креативный директор Disney и Pixar и режиссер нового фильма, объяснил, что идея нового сюжета возникла из сцены, которая оказалась на полу (цифровой) монтажной во время первого фильма. Автомобили пленка.

Этот первый фильм, вышедший в 2006 году, включает в себя романтическую сцену между героем Молнией МакКуином и милашкой Салли Каррерой. Изначально эта сцена была установлена ​​в месте подъезда (разве что — машины выезжают на свидание по «драйверу»?). По словам Лассетера, на экране у подъезда был шпионский фильм с участием британского автомобиля типа Джеймса Бонда под названием Finn McMissile.

Команда Cars в конечном итоге взяла эту сцену в другом направлении, вместо этого отправив ее в круиз. Но когда дело дошло до сюжета « Cars 2 », Лассетер отряхнул пыль с фильма о въезде, который был частично снят как фильм внутри фильма.

«Я никогда не забывал об этом и всегда думал, что это будет действительно весело», — сказал Лассетер, добавив, что он сам большой любитель шпионских фильмов. В детстве, по его словам, The Man from U.N.C.L.E. «» было его любимым телешоу.

Отсюда новый фильм: шпионская история, действие которой происходит в серии гонок по всему миру. Как Молния Маккуин, герой гоночного автомобиля из первого фильма, участвует в гонках, Матер, его ржавое ведро, напарник-эвакуатор, оказывается втянутым в какой-то международный шпионский заговор, и Финн Макмиссайл (на фото выше, справа) На помощь приходит обтекаемый автомобиль, похожий на помесь Jaguar и Aston Martin, щедро пропитанный британской прохладой 1960-х и блестяще озвученный Майклом Кейном.

Остальная часть фильма, по словам Лассетера, была вдохновлена ​​собственным опытом режиссера, путешествуя по миру и рекламируя первый фильм « Cars ». Путешествуя по чужим городам, он обнаружил, что представляет себе, как персонажи его фильма отреагировали бы на различные культуры вождения, такие как вождение по неправильной стороне дороги в Англии и небрежное отношение Италии к правилам дорожного движения. Действие нового фильма происходит в Европе и Японии.

[ Изображения: Pixar ]

E.Б. Бойд — корреспондент FastCompany.com в Кремниевой долине. Twitter. Электронное письмо.

Могут ли дети действительно относиться к фильму Pixar? — Голливудский репортер

[Предупреждение: эта история содержит спойлеры к Disney / Pixar Cars 3. ]

Cars 3 является обычным явлением для Pixar в том смысле, что он обращается к прошлым детям-зрителям, чтобы говорить о жизненном опыте и сложных эмоциях, на которые создатели низкосортных анимационных фильмов просто не имеют достаточного внимания или изобретательности.Такие фильмы, как Up , Toy Story 3 и Inside Out , в этом смысле не учитывают жизнь, которую фактически ведут детские зрители. В этих фильмах детей-зрителей поощряют ценить мир, в который они скоро вырастут. Иными словами, в этих историях есть взрослое качество, даже если в глубине души они по сути детские.

Имея это в виду: что дети должны сделать из Cars 3 , благонамеренной, но ошибочно воспринимаемой спортивной / боевик-комедии, в которой делается вывод о том, что передать эстафету и изящно разделить сцену с молодыми новичками — это так же приятно, как наслаждаться солнечным днем? Какие дети видят себя в говорящей гоночной машине Молния МакКуин (озвучивает Оуэн Уилсон), в прошлом любезном, который теперь вынужден задуматься о пенсии? Могут ли дети относиться к рассказу о стареющем профессионале, который должен уступить место более молодым конкурентам, помимо простого вывода «делиться — значит заботиться»? Иными словами, почему антропоморфизированная машина учит детей тому, что когда-нибудь и им тоже придется получать удовольствие от занятий чем-то другим, кроме того, что они любят? Неужели целевая аудитория Cars 3 настолько стара в душе?

Маккуин для большей части из Cars 3 сочувствующий горячий головорез.Он ворчит и бормочет, пробираясь сквозь различные столкновения, которые напоминают ему, что он больше не самая быстрая профессиональная гоночная машина на трассе. Его затмил многообещающий Джексон Сторм (озвучивает Арми Хаммер), новая модель, созданная и обученная, чтобы двигаться быстрее. Шторм — это Иван Драго в «Рокки» Маккуина, динамика, которую дети-зрители вынуждены понимать благодаря бесчувственному поведению Шторма. Он черствый, в то время как Маккуин тихий и невротически одержим тем, чтобы вернуться к своим корням, попасть в зону и психологически настроиться на своих конкурентов (хотя всегда по-дружески).

Вот где ребенок-зритель, вероятно, не может понять историю Маккуина: Шторм настолько хорош, что Маккуин беспомощно наблюдает, как его коллеги, по сути, вынуждены уйти на пенсию. Они не могут соревноваться с этим молодым, непочтительным козлом, и поэтому почти все бросают спорт, который так любят. Детей заставляют сочувствовать сложным эмоциям Молнии МакКуина в одной сцене, где он ищет друга в своем гараже. Но когда он приближается к месту стоянки своего друга, Маккуин обнаруживает, что оно занято более быстрой и новой машиной: Круз Рамирес (озвучивает Кристела Алонзо).

Эта сцена раскрывает странную перспективу фильма, ориентированную на взрослых. Ситуация Маккуина сводится к следующему: «Ты ищешь друга, но не можешь найти его». Опять же, это подход на микроуровне, который уже много лет хорошо служит создателям фильмов Pixar. Превосходные фильмы, такие как « Суперсемейка », Рататуй и Wall-E , все связаны с неприятными эмоциями, с которыми приходится иметь дело детям, такими как страх смерти, брошенности и самовлюбленности. Но в Cars 3 детей просят рассказать о сценарии, который просто выходит за рамки их опыта.В конце концов, какой ребенок мог знать, что значит потерять коллег / друзей по профессии после долгой совместной работы? И почему дети должны усвоить именно этот жизненный урок сейчас?

Ситуация

Молния МакКуин неявно сопоставляется с более подходящим для детей короткометражным фильмом под названием Lou , мультфильм, который предшествует каждому показу Cars 3 . Короче говоря, разумный набор игрушек, которые были найдены и потерянными, учат хулигана радости отдавать, а не получать.Рассматриваемый хулиган в конце короткометражки перестает воровать детские игрушки и начинает их раздавать, потому что акт обмена делает его счастливым. Это милая, хотя и упрощенная, нравственная сказка, которую дети, вероятно, найдут немного более понятной.

Это также средство для детских зрителей, чтобы лучше понять историю Маккуина. К концу фильма он также научится находить радость в наставничестве Рамирес, яркой новой модели, которая тренируется с МакКуином и в конечном итоге превосходит его, несмотря на отсутствие у нее практического опыта.Рамирес, профессиональный тренер, не считается настоящим гонщиком до самого конца, пока МакКуин не увидит ошибку своего пути и не уступит ей дорогу, применив некоторые из ее собственных психологических приемов новой волны, чтобы преодолеть ее страхи перед несоответствием. Но для первой половины Cars 3 Рамирес — всего лишь доброжелательный контрольно-пропускной пункт, а иногда и тупица. Она разговаривает с Маккуином свысока и постоянно заставляет его чувствовать себя старым. Это тоже красноречиво: Маккуин не похож на ребенка пожилого человека, а, скорее, пожилой человек, который в душе чувствует свой возраст.

И все же, как ребенок должен относиться к идее делиться центром внимания с достойным другом — кем-то, кто со временем становится человечным — на этапе, когда они сами должны развивать чувство собственного достоинства? Инклюзивность — это всегда похвальное качество, и им нужно дорожить. Но разве лучший способ затронуть эту тему — фильм, в котором машины с нечеткими зубьями едут очень быстро? Неужели детям действительно нужно беспокоиться о передаче эстафеты в тот момент, когда они должны принять эту эстафету?

Почему « Cars 3 » — это рассказ о проблемах МакКуин, а не о попытках Круз найти свой путь в общество, которое видит в ней угрозу? Почему время, проведенное Маккуином на солнце, не может быть второстепенным вопросом, а не главным предметом повествования? Такая история была бы более подходящим подтверждением того, как Маккуин изо всех сил пытался найти признание, когда он занимал место своего собственного конкурента, ставшего наставником Дока Хадсона (Пол Ньюман) в первых автомобилях Cars .Если дети так хотят понять тяжелое положение взрослых, им следует просто пойти в свою местную библиотеку и найти лучший фильм Pixar. Cars 3 все еще будет там, когда они будут немного старше, более опытными и уставшими от жизни.

Cars 2 — База данных структуры истории

Побуждающее событие: Матер и другие видят, как сэр Майлз Аксельрод объявляет гонку мирового Гран-при по телевидению. Когда Матер участвует в шоу с итальянским гоночным автомобилем Франсиско Бернулли в качестве участника шоу, Молния принимает вызов и соглашается участвовать в гонке.Оказывается, это как побуждающее событие гонки, так и центральный шпионский сюжет, который вращается вокруг гонки.

Первый сюжетный момент: Находясь в Японии на первом этапе гонки, Матер невольно становится носителем секретного чипа данных от американского шпиона. Он встречает британских шпионов Финна Макмиссила и Холли Шифтуэлл, которые оба думают, что Mater является американским шпионом. Матер входит в свой «мир приключений» секретных агентов.

First Pinch Point: Злые машины Пэйсера приближаются к Матеру (они также думают, что он шпион), и когда Холли пытается заставить Матера жить в яме во время гонки, Матер терпит неудачу в своей работе начальника экипажа.Молния в конечном итоге проигрывает из-за Матери, и они поссорились. Матер решает вернуться домой в Радиатор-Спрингс. Машины взрываются как часть планов плохих парней

Середина: В Париже Матер, Финн и Холли узнают от информатора, что все лимонные автомобили в мире стоят за взорванными бензобаками во время гонки. Они также узнают, что лимонные доны собираются немного посидеть в Италии, где проходит второй этап гонки.

Вторая точка перегиба: Во втором этапе гонки уничтожается больше автомобилей, и Матер под прикрытием узнает, что все это происходит для того, чтобы поддержать монополию лимонов на нефть.После того, как его обнаружили, Финн схвачен, пытаясь спасти Мэтра.

Третий сюжетный момент: Матер, Финн и Холли остались умирать в Большом Бентли — в Лондоне, где проходит третий этап гонки. Иноходцы хотят, чтобы Матер смотрела, как они взрывают Молнию. Это также то место, где Матер переживает свой личный момент, когда он сталкивается с тем фактом, что другие считают его дураком (темы здесь немного мутные, поскольку главное послание — «будь собой» — и если другим это не нравится, они те, кому нужно измениться »- но это главный урок Молнии в большей степени, чем у Матера, особенно матери нужно было понять, что его неосознанные действия причиняли вред его друзьям).

Кульминация: Матер убегает, чтобы предупредить Молнию, но обнаруживает, что в его двигатель установлена ​​бомба. Он пытается убежать от Молнии, но Молния следует за ним, желая помириться.

Климатический момент: Матер выясняет, что сэр Майлз является виновником, и заставляет сэра Майлза раскрыть себя и обезвредить бомбу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *